2k Аналитика
Блог

Иордания, родина Миракла и Япзора, образовалась благодаря английскому разведчику. Про него даже сняли фильм

Не про Доту с Виталием Дьяконовым.

The International – турнир, в котором участвуют игроки почти со всех концов света. Люди из стран с разной культурой, языком и историей – порой даже внутри одной команды, на главном событии Дота-сцены за последние два года. Поэтому мы решили немного отойти от самой Доты и перевести взор на культурное разнообразие участников. А если точнее – на историю тех стран, откуда они приедут в Бухарест.

Это следующий текст из сериала «Не про Доту», где мы описываем особенно значимые события в истории стран участников Инта. Посвящен он Иордании, родине Миракла и Япзора. Мы расскажем про человека, сыгравшего важную роль в образовании этого государства (в его современном виде) – Томас Эдвард Лоуренс или же просто Лоуренс Аравийский. 

А первые два текста серии про Польшу и Южную Корею вы можете прочитать тут:

700 поляков сдерживали 15 тысяч отборных бойцов вермахта три дня. Неизвестное о родине Ниши

Великий корейский адмирал с 13 кораблями разгромил 130 японских. Сражение, спасшее родину лучших тренеров по Доте

Увлекался военной стратегией, историей крестоносцев и арабским миром

Лоуренс был вторым из пяти внебрачных детей сэра Томаса Чэпмена – он родился от гувернантки, в которую влюбился его отец. И в то время подобное происхождение налагало крайне негативный эффект на статус человека в британском обществе – другие аристократические семьи никогда бы не рассматривали его в качестве партии для своей дочери, высокую должность получить крайне сложно, да и коллеги по работе и учебе с «нормальным» происхождением смотрели бы на такого человека свысока. 

К этому недостатку прибавился и не самый высокий рост Томаса Эдварда – он был не сильно выше 160 сантиметров. И поэтому ему приходилось адаптироваться – постоянные занятия спортом, которые развили в нем огромную выносливость (без преувеличений, это позже отмечали и в армии Британии, и арабские бедуины), а по характеру он был крайне пробивным человеком – постоянно пытался себя продвинуть и брал на себя много работы, что позже и создало его имя. При этом он был еще и крайне одаренным интеллектуально – в возрасте четырех лет уже читал газеты, имел высокие оценки в школе, а в 1907 году поступил в оксфордский Колледж Иисуса (часть Оксфордского университета).

В Оксфорде Лоуренс изучал историю и археологию, больше всего его привлекала военная часть этих наук: стратегия, исторические личности и фортификации. Со временем он все глубже погружался в военную историю – к примеру, читал записки Цезаря о Галльской войне, откуда подчерпнул для себя теорию партизанской войны (позже она ему очень пригодилась). Не удивительно, что темой своего диплома он выбрал архитектуру замков крестоносцев – сочетание военной истории и археологии. Для ее написания он даже отправился летом 1909 года в пешее путешествие по Сирии!

Тогда он прошел более 2000 километров и очень неплохо овладел арабским языком. Позже он описывал это путешествие в своей книге «Семь столпов мудрости»: «Мы подошли к постройке античного периода. Арабы считали ее дворцом, возведенным когда-то местным принцем для своей королевы. Глину, которой были обмазаны камни внутри руины, по преданию, мешали не на воде, а на драгоценных ароматических маслах. Мои провод­ники ходили из комнаты в комнату, слушали воздух, как собаки, и перечисляли: вот тут жасмин, тут роза, тут фиалки… А в конце они вывели меня в центральный зал с огромными окнами, через которые проносился западный ветер пустыни – сухой, пропеченный солнцем, не пахнущий ничем, и сказали: «Вот самый сладкий запах на Земле!» Эти люди отворачивались от утонченной роскоши ради того, в чем человек не принимал никакого участия». И в этом походе он окончательно влюбился в арабов и их культуру.

После путешествия по Сирии Лоуренс вернулся в Англию, где дописал текст про замки крестоносцев и закончил Оксфорд. Его отправили на раскопки в Каркемише (долина Евфрата), которые проводил Британский музей – там он, кроме самих раскопок, еще лучше подтянул свои знания арабского языка. В долине Евфрата Томас Эдвард провел три года, и именно там его застала новость о начале Первой мировой войны.

В 1914 году его переводят в Каир, в военный штаб Британской империи, где в то время были очень нужны люди, прошедшие пешком половину Сирии, да еще и с прекрасным знанием арабского. Первое время он составлял карты, но позже был переведен в разведку. И тут уже пригодилась хорошая память – Лоуренс запомнил не только объекты культурного наследия, но позиции османской армии (тогда арабские территории принадлежали Османской империи), а также линии коммуникаций. Весьма внезапно низкорослый археолог стал одним из самых ценных кадров британской разведки в регионе. Но это было только начало. В 1916 году Лоуренса отправляют специальную командировку, главная цель которой – договориться с лидерами арабских бедуинов о союзе в войне с Османской империей.

А с чего бы арабским бедуинам воевать с целой Османской империей?

Начало 20 века – далеко не самые лучшие дни для Османской империи. Страна постепенно теряла территории, все сильнее отставала от ведущих государств экономически и по сути была лишь бледной тенью той мощной империи, что владела почти всем Ближним Востоком, Крымом и Балканами. И на фоне этого правительство все больше завинчивало гайки, параллельно продвигая идеи национализма. Проще говоря, вы бы не хотели принадлежать к этническим меньшинствам в Османской империи образца 1916 года. 

И 8 июня того года шериф Хусейн поднял восстание, а флот Антанты взял контроль над Красным морем. Арабы захватили Мекку, но прямую атаку на Медину османская армия отбила. Также весьма интересна история, предшествовавшая войне – незадолго до него принц Фейсал, будущий лидер восстания, и два крупных политических деятеля Османской империи принимали участие в смотре арабской армии. Во время смотра к Фейсалу подошел один из его офицеров и предложил убить высокопоставленных турок, сопровождавших смотр. Фейсал ответил отрицательно, дополнив, что это будет нарушением законов гостеприимства, прерывает смотр и быстро увозит гостей в Медину – чтобы агрессивные офицеры не сорвались. Турки все поняли и ввели в город войска, а арабы подняли восстание. 

Как говорилось ранее, Медину у арабов захватить не получилось – турки оперативно перебросили в город подкрепление по железной дороге, а шериф Хусейн попросил помощи у англичан. Тут мы и возвращаемся к истории Лоуренса. 

Лоуренс стоит в центре фотографии.

Томас Эдвард понимает, что эта командировка – наверное, самый большой шанс в карьере и его надо использовать по максимуму. Именно он должен возглавить арабов и направлять их в войне с османами. Вместе с ним британское командование послало высокопоставленного чиновника, но Лоуренс быстро оттеснил его и по сути единолично вел переговоры, пытаясь втереться в доверие к арабам. И вот тут Томасу Эдварду в полной мере пригодились все те знания, что он получил за последние шесть лет. Он не просто встретился с лидерами арабов, но и отправился с ними в поход на верблюдах, попутно сменив одежду на арабскую и выучив их этикет. Помогло: Лоуренс быстро завоевал авторитет среди бедуинов, а также стал по сути правой рукой принца Фейсала – достаточно умного для ведения грамотной войны лидера, но недостаточно хитрого, чтобы плести интриги. 

Тем временем мы пропустили весьма важный для любой войны элемент – идеологию. Настроить греков и армян против османов – не самая сложная проблема: разная религия и многие столетия взаимной неприязни. Но с арабами ситуация иная – они мусульмане-сунниты, как и османы. Впрочем, в этой истории есть одно «но» – проповедник Абдулла Ваххаб из 18 века и его крайне экстремистская форма ислама. Грубо говоря, он обвинил всех мусульман, не разделявших его взгляды, в исповедовании «неправильной формы ислама», что позволяло объявить им «священную войну». Как вы уже могли понять, бедуины взяли эту идеологию (по мнению некоторых историков, Лоуренс принимал непосредственное участие в этом решении) на вооружение и объявили Османской империи «джихад».

Зачем это все Британии? Раньше Аравийский полуостров считался просто кучей бесполезного песка, но потом там обнаружили нефть. Много нефти, даже очень. И, конечно, английская корона подготовилась ко всему заранее – по соглашению Сайкса-Пико от мая 1916 Ближний Восток был заранее поделен на зоны влияния между Великобританией, Францией и Российской империей, а позже и Италией. Никто не собирался дарить арабам независимость – лишь небольшая территория между рекой Иордан и Средиземным морем должна была находиться под международным контролем после войны.

Карта раздела территорий по соглашению Сайкса-Пико от 1916 года.

Его стиль – быстрые партизанские атаки и крайне самонадеянные маневры. К примеру, пройти огромную пустыню, чтобы взять порт

Но вернемся к Лоуренсу, который тем временем вернулся в Каир, чтобы убедить своих начальников – Британии необходимо поддержать арабских националистов, а главным в этом плане поставить именно Лоуренса. Томас Эдвард предлагал создать де-факто армию из племен арабский бедуинов, чтобы те атаковали линии коммуникаций османской армии. «Арабское бюро» (подразделение разведки, отвечавшее по сути за политические дела) одобрило план, а после одобрение пришло и из Лондона – Лоуренсу было приказано отбыть в Аравию и «применить там свой опыт».

Благодаря хорошим отношениям с принцем Фейсалом (Лоуренс стал его советником) у Томаса Эдварда получилось завоевать доверие среди вождей племен, которые впоследствии присоединились к Великому арабскому восстанию – они прекратили междоусобные войны и направили оружие на общего врага. Но воевать в привычном для европейцев стиле они не умели. Арабы любили быстрые набеги, трофеи и не любили турков, порой проявлявших крайнюю жестокость к местным жителям, но не выдерживали прямых боестолкновений с османскими частями. К примеру, первое нападение на Медину провалилось из-за того, что арабам было просто нечем ответить на турецкиее пушки, а в фильме «Лоуренс Аравийский» разница в уровне вооружения была очень хорошо передана в сцене с турецкими самолетами, которые свободно обстреливал лагерь арабов, не встречая весомого сопротивления.

Поэтому Лоуренс вспомнил записки Цезаря о Галльской войне и выбрал иную тактику – новой целью арабов стали линии коммуникаций: мосты, телеграфные столбы, склады боеприпасов и железные дороги. Верблюжья кавалерия арабов была очень подвижна в условиях пустыни, что позволяло организовывать стремительные точечные атаки в наиболее уязвимых местах турецкой обороны. Современные раскопки мест боев показали, что на месте сражений группы Лоуренса почти не было стрелянных гильз или их было сильно меньше подобных мест в других частях Ближнего Востока, где действовали стандартные соединения. Проще говоря, противник просто не успевал в полной мере использовать дальнобойное вооружение. А еще именно Лоуренс передал арабам знание об использовании мин и взрывчатки. Промышленность Османской империи была слаба (да и сам регион был отдален от промышленных центров), поэтому партизанская война была крайне эффективной – турки просто не успевали восстанавливать коммуникации, что вело к сильным перебоям в снабжении гарнизонов. Не имея продовольствия и боеприпасов, те были вынуждены сдаваться.

Вместо повторного штурма Медины арабы атаковали Хиджазскую железную дорогу, главную линию снабжения между священным городом и Дамаском. Впоследствии Медина продержалась в осаде до конца войны, и даже после этого губернатор отказался сдавать город – вот только его арестовали собственные подчиненные, ведь продовольствие стремительно кончалось. 

Весной 1917 года Лоуренс убедил Фейсала занять Акабу, последний османский порт на Красном море. Он был важен для продолжения кампании на севере региона, ведь тогда Антанта смогла бы напрямую снабжать арабов. Но была и одна большая проблема – расположение Акабы. Высадиться с моря было крайне проблематично – нет ни пристаней, ни даже удобных для высадки пляжей, а с суши единственный надежный проход был хорошо защищен. Было и еще одно направление атаки – пустыня Нефуд, которую считали непроходимой. Думаю, вы уже поняли какой путь выбрал Лоуренс.

С собой он взял всего 40 воинов, верблюды которых были плотно нагружены золотом. План Томаса Эдварда состоял в том, чтобы уговорами и золотом переманить на свою сторону местные племена арабов. Опасность представляли не только высокая температура и песок, но и множество ядовитых змей, от укусов которых погибли многие люди из группы Лоуренса. Английский капитан всю дорогу провел в лихорадке, чуть ли не падая с верблюда, но пустыню они перешли – 200 миль под палящим солнцем. И план по привлечению местных племен на свою сторону сработал.

Арабские воины совершенно внезапно обрушились на османских солдат – те считали, что восставшие части не смогут пересечь пустыню, а местные племена настроены скорее нейтрально. Фактически исход сражения за Акабу решила битва за укрепление Аба-эль-Лиссан, располагавшееся на дороге Акаба-Маан. Отрезанная от основных линий снабжения, Акаба была достаточно просто взята – во время атаки турки потеряли около 300 человек, а арабы всего двух. При этом Лоуренс тогда чуть не погиб – в самом начале сражения он случайно прострелил голову своему верблюду, тот упал, сбросив наездника, а сам Лоуренс потерял сознание и пришел в себя, когда битва уже закончилась. Почти невозможный план увенчался успехом.

После взятия Акабы Лоуренс пересек Синайский полуостров, чтобы лично сообщмть командованию в Каире, которое не верило в его план, об успехе. В Каире он договорился с генералом Алленби о поставках оружия и денег для арабов через Акабу, и те полноценно присоединились к войскам Антанты.

После войны арабы не получили чего хотели, а Лоуренс отказался от титула рыцаря

После взятия Акабы Лоуренс получил дополнительные ресурсы в виде постоянных поставок вооружения и продолжил вести партизанскую войну. Хиджазская железная дорога постоянно подвергалась ночным атакам кавалерии, а войска Антанты постепенно подступали к Дамаску, и в конце 1917 года войска Алленби взяли Иерусалим. Незадолго до этого в Петрограде случился «черный лебедь» – Октябрьская революция, и новое правительство в ноябре того же года рассекретило тайные договоры из архивов министерства иностранных дел перед всем миром. В том числе соглашение Сайкса-Пико.

Османская империя тут же подсуетилась – Джемаль-паша, главнокомандующий турецких войск в Сирии, написал Фейсалу, что англичане его обманули и приложил к письму текст соглашения. Лоуренс о соглашении знал, да еще и просматривал все письма, адресованные Фейсалу раньше самого принца, поэтому время на подготовку у него было. Остается лишь гадать, какими навыками красноречия обладал герой данного текста, что смог не просто выйти из этой ситуации живым, но и не потерять доверие Фейсала. Впрочем, самого Лоуренса соглашение тоже не устраивало, но по иной причине – оно отдавало Сирию Франции, а он мечтал об английском Ближнем Востоке. Именно поэтому он хотел взять Дамаск силами арабов, чтобы посадить на трон Фейсала, поставив французов пред свершившимся фактом. Небольшой спойлер – посадить Фейсала на трон удалось, но в 1920 году французы без сопротивления забрали Дамаск себе. 

Принц Фейсал по центру, Лоуренс – слева.

Но вернемся к концу 1917 года и захвату Иерусалима, сразу после которого Алленби приказал Лоуренсу как можно скорее прибыть в город. Там Томас Эдвард договорился об увеличении британской поддержки для арабов – как военной, так и денежной. В конце сентября 1918 года войска Фейсала и Лоуренса подошли к Дамаску, над которым уже развевались флаги арабского восстания, поднятые местными националистами. Лоуренс сделал свое дело и уехал в Англию, где получил приглашение в Букингемский дворец. Однако на встрече с королем он отказался от титула рыцаря, сказав, что не может принять награду, ведь Англия не выполнила обещания, которые дала арабам. Арабы поднялись на эту войну из-за независимости, которую им обещали англичане. В момент ликования после взятия Дамаска они не думали всерьез, что англичане их обманули, а две мировые державы уже поделили их территории между собой. 

В январе 1919 года началась Версальская мирная конференция, на которой страны-победительницы в Первой мировой вырабатывали и подписывали мирные соглашения с побежденными. Иными словами, делили территории. Тогда арабы и поняли окончательно, что их обманули и просто использовали в своих целях – де-факто люди шерифа Хусейна отдали свои жизни за то, чтобы из-под протектората Османской империи перейти под протекторат Англии и Франции. Лоуренс на той конференции был в составе британской делегации и выступал в поддержу арабов, но никто не собирался давать бедуинам независимость. По итогу все завершились неудачей из-за отказа Фейсала признать британский мандат над Ираком и Палестиной и французский над Сирией. В июле 1920 года французы силой заняли Сирию, низложив Фейсала, но уже в январе 1921 по предложению англичан он занял трон короля Ирака. В 1932 году Ирак получил независимость, а в 1933 году Фейсал умер. 

Слева направо: Черчилль, Лоуренс и Абдалла в Иерусалиме, март 1921 года.

Что же до Лоуренса, то после Версаля он принял предложение Черчилля (тогда еще министра колоний), стать его советником по Ближнему Востоку. В начале 20-х годов арабы активно выступали против британского протектората, поэтому Черчилль и Лоуренс представили решение в виде «Белой книги», согласно которой Фейсал и стал королем Ирака, а его брат Абдалла получил новообразованную Трансиорданию. По некоторым версиям у Лоуренса была полная свобода при подготовке этого соглашения. При этом весной 1946 года Трансиордания вышла из-под протектората Великобритании и получила независимость, а после Арабо-израильской войны 1947-1949 годов переименовалась в королевство Иордания. Сейчас государством правит его потомок и полный тезка Абдалла ибн Хусейн.

После этих событий Лоуренс написал книгу о своей истории на Аравийском полуострове под названием «Семь столпов мудрости», служил в ВВС, а также в танковых войсках Великобритании, опубликовал собственный перевод «Одиссеи» Гомера и в свободное время тестировал новые модели мотоциклов. Он погиб в мае 1935 года во время прогулки на мотоцикле рядом с домом: пытался объехать велосипедистов, но не справился с управлением. Его похоронили в соборе Святого Павла – там же, где был похоронен один из величайших героев за всю историю страны, адмирал Нельсон.

* * *

В 1962 году был снят фильм «Лоуренс Аравийский», получивший семь премий «Оскар», в том числе и за лучший фильм года. Идет он около трех с половиной часов, но смотрится на одном дыхании, а Стивен Спилберг и вовсе называл его своим любимым фильмом. К слову, в фильме роль Лоуренса исполнил Питер О’Тул, чей рост был почти 190 сантиметров (напомню – рост реального Лоуренса был 166 сантиметров). Также Лоуренсу посвящена песня «Seven Pillars of Wisdom» группы Sabaton:

OG на TI9 – сочетание двух абсолютов: доверия и агрессии. Гений на Джераксе и «неоклассическая» Дота

Каспер. Про критику (наезжал даже Артстайл – но извинился), духоту и приоритеты в жизни

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные