Реклама 18+
Реклама 18+
Блог R2 DOTA 2

«Дайте мне мой мозг в 2009-м, и все могло бы быть по-другому». Тренер, который хочет стать нашим Себом

Мы узнаем о киберспорте по лучшим игрокам, которые всегда на виду – а о тех, кто не смог пробиться на вершину, известно очень мало. Роман «RoMaLL1ka» Цырин попал на про-сцену еще в 2008 году, был и остается очень талантливым, но поздний переход в Dota 2, жизненные обстоятельства и не всегда верные решения помешали ему достичь настоящего успеха. 

Это интервью – взгляд за парадную ширму киберспорта на кусочек жизни человека, который пока так и не пришел к своей мечте, но все еще не сдается. 

– Я попал в команду DevilMice в 2008-м, за год до выпуска из школы. Из того состава вы точно знаете j4 и wejustzik. Мы не были лучшими, но были близко к ним. Играли наравне с командами Monkey Business, Next.KZ, OSI (там были Silent и кто-то из братьев Василенко). Но это была первая Дота, и никто не верил в игру всерьез. 

– А что было во второй?

– Когда вышла Dota 2, я совершил большую ошибку. V1lat получил ключи от Valve и раздавал их топ-5, по его мнению, командам СНГ. Это были VP, Na`Vi, OSI, Next.KZ и мы, Devilmice. На тот момент ключи во всем мире имели около 300 человек. Но я был скептически настроен не только к первой Доте, но и к киберспорту вообще; мой компьютер Dota 2 не тянул, а новый я не попросил – и отдал свой ключ другу. J4 и Jackal ушли в Team Empire, Devilmice распались. Прошло около двух лет. Я продолжал поигрывать в первую Доту без далекоидущих планов, но игра затухала на глазах, так что через некоторое время мне попросту не с кем было играть. Тогда я и осознал, насколько важна для меня Дота. 

Возвращение было трудным. У меня появилась дочка; ей тогда не было и года. Я пытался вспомнить игру, играл в разных миксах просерии и все время останавливался в шаге от прохода в Starseries. К 2014 году осознал, что исчерпал немногочисленные шансы на ошибку и пошел на стабильную работу, чтобы содержать семью.

– Что за работа?

– Завод. Пахал по двенадцать часов, плюс уходило время на дорогу туда-обратно. Это по графику два через два. Бывало, что и на сутки оставался на работе: без сна, без всего. Но деньги платили хорошие. 

Мы делали шланги, они стокилограммовые, длиной в 30 метров. Их нужно было сначала произвести, выставить правильные настройки на станке. За пару часов из машины выходит один шланг. Потом ты должен его смотать, снять — а он тяжелый, попробуй потягай сто килограмм.

И вот такая работа, три года я ей занимался. Когда привыкаешь, даже не сильно сложно. Но иногда смотришь назад и понимаешь: ты не там. Дота все росла, старые знакомые занимались любимым делом, получали крупные суммы и обеспечивали родных. А я ведь тоже не бросал игру совсем: среди белорусских игроков первым взял 6к, а затем и 7к, входил в топ-200 лучших игроков Европы. И думал, что у меня может получиться.  

в центре – Роман «RoMaLL1ka» Цырин, крайний справа – Никита «Palantimos» Гринкевич

В середине 2016-го не выдержал: вслепую ушел с завода и собрал команду с Палантимосом и Килломансером. Хотелось именно белорусскую команду. Думал: «О, большая семья, Беларусь!». Вообще понятия не имею, откуда был тот патриотизм. Сейчас можно, слава Богу, собрать хотя бы три полноценные команды. Но раньше — полторы, и это было бы еще хорошо! Плюс, требовалось всех обучать. Грубо говоря, я сам того не зная уже был тренером, только в момент, когда и сам был игроком. Я подтягивал остальных, но на собственное развитие времени почти не оставалось — в сутках ведь 24 часа, не 36. 

Потом был Казахстан. Меня лично позвал туда владелец организации ZeroOne, вот только закончилась та поездка не очень хорошо. Наш спонсор не выполнил условия; я решил уйти и надеялся, что ребята тоже примут верное решение, но они выбрали сторону владельца. А я ведь всегда был их предводителем, мы хорошо общались, дружили. Решал их проблемы, был, по сути, менеджером, тренером. 

Сейчас я совсем иначе смотрю на отношения в команде, больше думаю о самом себе. Дружба иногда приводит к очень-очень плохим результатам. И все общение в итоге рушится. Нельзя смешивать рабочее и личное. Раньше не понимал: не разбирался, не был так опытен. Везде люди дерутся каждый за свой хлеб, даже в киберспорте.

– За что дерутся в киберспорте?

– Все хотят быть нужными. Особенно молодые ребята. Пытаются цену повышать, чтобы проверить: а стою я столько или нет? И вот кто-то зарплату кому-то хочет повысить, кто-то боится, что его кикнут с команды, и он начинает как-то вертеться. Подговаривать второго, что вот этот вот хочет его кикнуть. Начинаются разделения, бурления в команде, появляется дисгармония. В конечном итоге кого-то точно кикают из команды. За место борются, за позицию, я не знаю. Просто за то, что ты в этой команде, и ты хочешь в ней быть, ты готов... ну может еще не глотки грызть, но на очень многие хитрые поступки готов.

– Весь прошлый сезон ты был в инактиве.

– Из Казахстана я вернулся c 8к ММР и топ-50 ладдера. Нужно было просто найти команду: но тогда как раз уже начинались квалификации на TI7, и попасть в условный тир-2/тир-3 стак оказалось нереально. Я снова оказался в подвешенном состоянии, и пришлось заняться бустингом. 

– Бустеров не любят?

– Не знаю, любят — не любят. Это не важно, если человеку нужно выжить. Тут надо понять ситуацию. Есть ребята, которые от балды начинают бустить, только ради покупки вещи в самой игре. Вот это реально не очень. А мне нужны были деньги просто на существование.

Но все зашло слишком далеко. Я начал тупо зарабатывать. Как машина: вставал с утра и бустил-бустил-бустил.

– Что заставило тебя бросить?

– Сам себя начал ненавидеть. Даже не за то, что нубов пускаю на высокие ранги, а из-за того, что не иду к своей цели. Я тогда как будто бы ослеп. Изначальный план был бустить и тренироваться параллельно. Играю же на нормальных рейтингах, буду зарабатывать деньги и отрабатывать навыки в процессе. В чем проблема? Но в итоге все свелось к тому, что я просто выбирал героев, на которых выигрываешь быстрее. Забивал на тех, которых хотел потренировать, не заходил на свой аккаунт. Мне становилось тяжело даже бустить, я отдалился от меты. Надо было решить для себя: вернуться на свой аккаунт или бросить вообще все.

К лету 2018-го пришел к выводу, что руками уже не получается играть так, как раньше, но голова прекрасно готова к тир-1 Доте. За все это время я поиграл на всех ролях, понял тактику и стратегию игры, почувствовал, как важна коммуникация, зачем она нужна и в чем разница между реальной тренировкой и банальным апом рейтинга.

Приобрел себе мощный компьютер, начал стримами заниматься потихонечку. Параллельно оставался главой BDC (белорусское Дота-комьюнити, откуда все наши игроки и вышли: FNG, Palantimos и так далее). Все это помогло мне встать на ноги. Я увидел новый коллектив Nemiga и осознал – это команда, которая готова побеждать, почувствовал, что смогу расти вместе с ними. Им не хватало только стержня, макропонимания, которое я как раз мог предложить. Сам попросился к ним тренером; меня взяли на тест период – проверить могу ли я хоть что-то, это правильно, так как меня давно не было видно. Но все сложилось удачно. 

– Это и был твой камбэк?

– Да, это оно и есть — мое возвращение, становление как киберспортсмена, так сказать. Тренера, киберспортсмена... Пока что сложно еще судить. Моя главная цель: максимально помогать ребятам и развиваться. Отдача — сто процентов. Пообещал себе, что больше никакого буста.

***

– Дота не стала рутиной за все это время?

– Я, конечно, не совсем как мотоциклист без мотоцикла, но может быть что-то близкое. Идет какая-то нехватка адреналина. Иногда вот бывает, сыграешь 15 в день, подустанешь. Но с утра опять по новой. Это уже в крови, наверное. А может стало просто привычкой, не знаю. Но я считаю, что не стоит загружать себя не больше, чем на двенадцать часов в сутки: чем дольше играешь, тем больше устаешь. Например, с утра я эффективен на 95 процентов, днем — уже примерно на 60.

Вообще, по моему опыту, режим и конкретное время, в которое проходит партия, играют огромную роль. Поэтому бывают очень большие проблемы после перелетов, когда соревнования проходят в других часовых поясах. Даже энергетики не помогают. Ребята зевают, физически не могут играть. Руки, конечно, помнят, тело делает, но не так. Меньше инициативы. Засыпаешь на ходу, тебе плохо, тяжело.

 

– Если режим так важен, то какого придерживаешься ты?

– Мой режим из разряда фантастического. Кому о нем ни рассказывал, мне все говорили: это нереально. В 6 утра я встаю, тогда же просыпается дочь. Жена уходит на работу, я занимаюсь ребенком. Примерно час учим всякие цифры-буквы. Ей же сейчас шесть, нельзя этот момент упускать. После этого собираемся в сад, отвожу ее. А потом с 8:30 до тренировок с Немигой в 5-6 вечера играю самостоятельно. Иногда почти в два раза больше, чем мои ребята. И, конечно, смотрю также реплеи, анализирую и все записываю. 

– А как семья относится к твоему занятию?

– Вопрос очень сложный. Дочь, понятное дело, еще не в курсе, как все в жизни устроено. Знает, что для папы это работа, и поэтому вопросов не задает. А так...

Обществу сложно принять кардинально новое занятие. Можно с программированием сравнить. Кто-то сидит за ноутом, кодит и зарабатывает много денег. А кто-то таскает железки на заводе и думает: «Что там в этой работе за компьютером? Легко!» А на самом деле совсем не легко. Без знаний, без опыта, без жесткой подготовки никуда. И с киберспортом точно так же. Кто-то думает: «пойду я тоже в игрушки поиграю, мне тыщу долларов заплатят!» Не бывает такого. Ты целенаправленно идешь по этому пути, тренируешься, работаешь годами.

И потом тебе может подвернуться, а может не подвернуться возможность. Нужно ведь еще попасть в команду. Есть у нас в Беларуси игроки, которые не заслужили и не достойны места в команде. Все потому, что они людьми себя уже не позиционируют. Называют себя словом «Гуль». Они играют очень хорошо, имеют рейтинг больше многих. Но не собираются двигаться куда-то в киберспорт. Какое там, они и на улицу не выходят обычно. Считают себя чуть ли не зверями на полном серьезе. Такие люди не фотографируются, не показываются нигде.

А вот какой-то человек подумает: «Ой, ну дайте мне его возможности!». А вот нет. Есть плюсы, есть минусы, и каждый человек состоит из этого всего. Человек отдает всего себя полностью этому делу, и у него просто на себя уже времени не осталось. И он уже забыл о том, кто он есть, даже наверное и не моется там. Даже, наверное, он уже не человек, он просто робот... Он робот. И все, он уже даже сделать с этим ничего не может. Он даже не знает, что есть другая жизнь. Все. И, если честно, я думаю, что многие, у кого дело было не «сходить на работу и завалиться домой», а реально делом всей его жизни, сталкивались с этим. И я тоже с этим сталкивался. Но я мылся, да.

***

– Что для тебя главнее: деятельность киберспортивного тренера или собственная карьера?

– Моя цель — это все-таки добиться успехов в Доте, пробиться на The International. Вот есть такой игрок — 7ckngMad. Он выиграл TI с командой OG, а до этого три года был там тренером. Это показательное, можно сказать, выступление для меня, даже для моей карьеры. Потому что я хочу примерно так. Не в том смысле, что я кого-то буду выживать из команды, нет. Я хочу довести ребят до Интернешнла. Помочь Немиге подняться до этого уровня, добраться до этого турнира. Чтобы просто понять, что из себя представляет, так сказать, next level.

Я позиционирую себя скорее как игрока. Можно сказать, я играющий тренер. Ведь чему я смогу научить, если сам не буду развиваться? Хороший наставник — это не тот случай когда: «Ой, ну я психолог, сейчас я стану тренером». Такого не бывает. Нужно разбираться в мете не хуже игроков, чтобы у тебя был кредит доверия. В общем, официально я тренер. Но в душе — игрок, где-то так.

– Ты сказал, что хочешь привести Немигу на TI. Ты тренируешь с декабря, но вас не было даже в закрытых отборах последних DPC-турниров.

– Мы были готовы побеждать. Я пришел тогда, когда команде нужен был стабильный драфт и подготовка к коллективам уровня Na`Vi. И на тот момент тот момент мы действительно играли против них стабильно и были на том уровне – но у нас из под носа стащили Kodosa, мидера Team Empire. Считаю это главной причиной, так как синергию найти не просто, когда ты ее только обрел и вдруг одну ее часть ты потерял.

Сами виноваты, в том числе и я. Мы будто продали его. Он очень слаб был в спэйсе, не был плеймейкером, и мы решили играть на него, использовать его сильные стороны и через них закрывать слабые. Воспитывали в нем тащера, фармера. Даже Зитракс, наш однозначный кор-игрок – ему приходилось быть плеймейкером и создавать для него должный спэйс. Плюс – тогда был патч мидеров.

Для всех это выглядело как «Кодос – бог игры, тащит Немигу», но мы сами сделали на нем весь акцент и работали исключительно на него – а ведь он еще даже не был на контракте. Я не спорю, им интересовались и раньше, но после этих хороших турниров уж точно было понятно, что заметят только его, хотя это была командная работа и взаимодействие, и он не будет этого отрицать сам.

Взяли Санлайта, смогли выправить игру – например, сыграли с Gambit 2:1 на Tug of War, а это было сразу после их второго места на майноре. Но потом снова неверно расставили приоритеты: игроки поехали на WESG, играли неполным составом, устали там, пришлось еще и отдыхать после турнира. Без должной формы к началу отборов на четвертый цикл мы захлебнулись в мясорубке bo1 матчей. Нам и самим стыдно. Сейчас мы пытаемся найти свою игру и должны в ближайшее время показать реальный результат. 

– Ты можешь сказать, что киберспорт — это твое призвание?

– Не то, что бы призвание... Это то, к чему идешь годами, сам не понимая, что двигаешься именно к этому. Я так думаю: жизнь одна, второй раз ее не пережить. Нельзя отмотать 10 лет назад, сделать ремейк. И мы тратим свои годы так, как считаем нужным. Кто-то живет по стереотипам, «как принято». А я стараюсь зацепиться за берег вместо того, чтобы плыть по течению.

Я понимаю: возможно, придется сделать выбор. Потому что добиться результата можно лишь жертвуя чем-то. Без этого никак. На вопрос «Рискнуть или нет?» я отвечу: «Рискнуть». Потому что твоя жизнь уже на кону. Ты пожалеешь о том, что когда-то чего-то не сделал. И потом сам себе будешь грызть локти.

И это грустно, ведь выбирать приходится все время. И иногда выбор может быть очень, очень-очень сложным, невероятно сложным.

– Бросишь ли ты все ради мечты?

– Зависит от многих факторов. Прежде всего я старался бы совмещать хотя бы на 90 процентов. А если кто-то будет возражать… Я объясню: для меня важно, чтобы семья была не против. Особенно дочь. Но она пока что не может быть против, она не понимает еще всего этого. И я уверен, что если ей все как следует объяснить, то она примет карьеру папы. В ней же не заложены еще никакие стереотипы.

А люди со сложившимся мнением думают: «Да это же херня какая-то, это игрушки! Зачем этим заниматься?». Но эти «игрушки» приносят людям удовольствие, приносят заработок. Для кого-то это работа, дело всей жизни!

Вообще, наше поколение, от 87 года до 96, — это рыхлилка, которая копает невспаханную землю киберспорта. Молодежь, которая будет подниматься за нами, будет точно видеть, что впереди, им будет уже легче. А для меня это был очень сложный путь. Спроси, хотел бы я пройти его с нуля, отвечу: «Нет». Ничего не понятно, никаких методичек — ты просто идешь вслепую! Хотя был в этом и определенный азарт, но если бы мне хотелось больше стабильности – я бы сюда не шел.

Мне кажется, что в моей карьере мне всегда очень не везло и где-то не хватило осознания ситуации. Дайте мне мой мозг, который есть сейчас, в 2009-м – и было бы все по-другому. Но я тогда не понимал, что должен думать о самом себе, а не пытаться развить киберспорт в Беларуси и научить всех играть. И 90% своей карьеры я бы назвал неудачной из-за стечения разных обстоятельств и отсутствия чуточки везения.

Но сейчас я ни о чем не жалею. Хочу развиваться. Если уж придется выбирать, то придется. Когда хочешь прожить жизнь по велению сердца, никакие стереотипы не должны волновать. Если у человека есть мечта, то он будет к ней идти любым путем. И будет ее добиваться. И не факт даже, что он ее достигнет в итоге, но он будет развиваться, стремиться изо всех сил. Потому что это его цель.

Автор – Евгения Касперович. Отдельная благодарность Марку Круглову за помощь в организации

Мы говорили с Зитраксом еще до того, как он попал в Nemiga Gaming

И еще одно наше интервью: с Федором «Velheor» Русихиным. Он преодолел много трудностей и сейчас тащит за Олдов

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+