Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Киберспрут

«В 14 поставил себе цель, что буду играть. Смеялись все одноклассники». Вельхеор — самый молодой среди «Олдов»

Он играл в Empire и Na`Vi, а на прошлой неделе занял третье место майнора со звездами СНГ-доты. Сложно поверить, но еще прошлый год Федор «velheor» Русихин начинал в стаке под названием «Сложный мемас», а его главным достижением было второе место на Кубке России по киберспорту. После финала киевского майнора мы поговорили с Федором и узнали, как он стал пятым «Олдом», расспросили про игру за Na`Vi и «Империю», а также узнали мнение про турниры от ФКС.

— Как тебе поступило предложение присоединиться к «Олдам»?

— Нас с Годом набрили с «Империи», и он написал, что Ванскор с 633 хотят собрать состав, чтобы поиграть сначала с какой-то организацией. Они рассматривали на четверку двоих игроков – меня и кого-то еще. Потом вроде бы другой игрок отказался — сказал, что не хочет пока играть, и позвали меня. Там мы уже смотрели, кого брать пятым — и позвали Илью.

— С ноября по январь ты играл в «Империи». Что тогда происходило внутри команды?

— Менеджмент пытался найти какие-то связки, которые будут точно работать, начать выходить на ланы. С кем-то не получалось. Я в какой-то момент не хотел играть с одним человеком из-за каких-то проблем. Кто-то еще с кем-то не хотел. Были разногласия, «Империя» старалась их решать.

— И ты решил уйти?

— Я не уходил. Мне не давали выбора — остаться или уходить. Меня просто поставили перед фактом, что они сфокусировались на другом игроке.

Решили, что два состава им не интересны. Я был готов продолжать играть, но они решили, что sayuw им более интересен.

— Почему именно «Олды»?

— Я хотел продолжать играть компетитив, не хотел сидеть и играть паблики. У меня не было других предложений, и я решил, что терять нечего. Почему бы и нет?

— Как проходили ваши тренировки до майнора?

— Как и у всех команд. Тренировались, пытались исправлять свои ошибки. Первые дни, когда мы начинали играть, у нас вообще ничего не получалось. У всех было желание победить, и это немножко мешало. В том плане, что был нереальный поток информации, все хотели говорить, все хотели брать на себя игру. Постепенно мы уже начали расставлять приоритеты и решали, кого будем слушать.

— Сложно было определить такого человека?

— Мы все разговариваем в игре, и все стараются друг друга слушать. Просто кто-то говорит больше, кто-то меньше. Сейчас в команде я, наверное, разговариваю меньше всех. Минимум информации — только нереально важная инфа.

— В этом сезоне у тебя все начиналось не столь радужно. И тут — третье место на майноре. Как ты на это отреагировал?

— Мне было приятно пройти квалификацию на майнор, уже это доставляло какую-то радость — что есть какой-то прогресс, и мы не отлетаем в квалах,  а я не сижу без дела. Третье место на майноре… Не знаю, я до сих пор от этого не отошел, и считаю, что могли закончить выше.

— А что помешало?

— Если смотреть игру с VG, то мы играли в первой половине дня. На первой карте мы еще не проснулись, да и на второй были странные вещи от нас. Просто играли в первой половине дня, у нас она всегда какая-то смутная.

— Судя по вашей стратегии, вам просто нужен был Марс.

— Надеюсь, этого героя не будут добавлять в Captain’s Mode и вообще удалят из игры.

— За что ты его так?

— Сейчас его невозможно победить, на мой взгляд. Ну, очень сложно. Ты выигрываешь против него одну из пяти в лучшем случае. У него достаточно малый кулдаун на ультимейт, достаточно длительный стан — у него есть все для идеального героя.

— Мне кажется, у него пассивка больная. 70% —  очень много.

— Ну, когда в драке пять героев его бьют, а он стоит к тебе лицом, и ты наносишь ему ноль урона – начинаешь задумываться, что что-то не так.

— А Silver Edge с ним не поможет?

— А у меня была ситуация в паблике сегодня: парень дал тычку с SE и промахнулся. После этого я понял, что он не спасает.

— Многие запомнили твою реакцию на победу над OG. Что ты чувствовал, когда вы во второй раз победили действующих чемпионов TI?

— У меня, как можно посмотреть, эмоции зашкаливали. Я до конца в это не верил. Уже потом начал осознавать, что мы победили два раза — а значит, это не случайность. Первый раз можно было подумать, что нам где-то повезло, у нас что-то получилось лучше, а они, может, недооценили нас. А когда уже второй раз с ними играли – матч был уже сложнее, и я уже думал: «блин, мы TI-виннеров сделали».

— «Олды» – это четыре опытных игрока, которых в СНГ знакомы каждому. Как они повлияли на твою игру?

— На момент моего прихода, хоть я и много где играл, все равно был более паблик-игроком. Да, я знал какие-то основы, умел двигаться с командой, но какие-то вещи все равно не делал. Ребята меня постепенно переделывают из паблик-игрока в командного. У нас есть Серега (Год — прим. ред.), который дает мне нереально много информации, развивает во всех направлениях.

— Чем еще круты такие тиммейты?

— Здесь никто не будет никого обвинять в том, что он плохо сыграл, или что-то там еще. Не получилось — ничего, идем дальше. У всех бывают плохие дни, все это понимают. Да, у нас бывают споры, разногласия, но мы пытаемся быстрее найти компромисс и зачастую приходим к чему-то общему.

— Затея с Вито Корлеоне на флагах — крутая. Чья была идея?

— Вроде бы это Ванскор. Ему всегда хочется команду выделить. Насколько помню, и Suicide Team он на пару с Шачло придумывал.

— Как в «Олдах» с тимбилдингом?

— В Киеве мы каждый вечер куда-то ходили вместе, общались, хорошо проводили время. Конкретно сейчас у нас перерыв на несколько дней, чтобы перевести дух. Жесткого тимбилдинга нет. Друг от друга тоже надо отдыхать.

—  Вы с Годом оба питерские. Ходили куда-то вместе?

— Когда были в «Империи», в кальянную вместе ходили. Мне кажется, временами все друг от друга просто устают и хотят сменить атмосферу.

— Вы уже третий стак из СНГ, который в этом сезоне проходит на DPC-турниры. Почему у стаков это получается, а у тех же «Империи» или Winstrike — нет?

— Нынешняя «Империя», мне кажется, имеет все шансы, чтобы как и другие команды, проходить на мейджоры и майноры. У них сейчас достаточно сбалансированный состав, которым удобно играть. Думаю, у них уже ланы не за горами. А так сложно объяснить: кому-то больше везет, кто-то больше на плюсморали проходит эти квалификации. Или случайно, может быть. Мне кажется, против «Империи» мы достаточно хорошо сыграли на ошибке оппонента на второй карте, а после уже поняли, что мы нифига не слабее, просто играем в свою игру.

— Раз уж мы заговорили о регионах — какой ты считаешь самым сильным сейчас?

На тир-1, наверное, это Европа. Там и «Сикреты» нереально сильными кажутся, «Ликвиды» тоже от них не отстают. NiP нестабильны, и не знаешь, чего от них ждать. Но если брать тир-2 или тир-3, то СНГ на голову выше. Все команды могут обходить и обыгрывать друг друга, за исключением VP.

— Что происходит с СНГ-дотой? Почему никто не может побороть Virtus.pro, откуда такой отрыв и как его преодолеть?

— Та же проблема СНГ – кто-то пытается кого-то в чем-то упрекнуть. VP, насколько я знаю, тоже долгое время с этим боролись и учились общаться. Нужно научиться общаться именно командой, чтобы каждый занимал свою нишу и давал объем важной информации, без какого-то флуда. Ну и VP на своих позициях сейчас — одни из сильнейших игроков мира.

— То есть, СНГ не хватает дисциплины?

— Возможно, дисциплины, возможно — понимания игры. Если посмотреть на тех же VP, их тоже можно обыгрывать. Просто они умеют играть по-разному, это становится сложнее. Думаю, нас бы сейчас VP без труда сделали.

— Тебя впервые заметили на турнире ФКС. Я прав?

— Возможно, да. В 2016 году я проиграл финал против того же Ванскора, и с того момента начал больше времени уделять доте. Просто появилась какая-то уверенность, что я занимаюсь правильным для себя делом. У меня получается – почему бы и нет?

— Ты занял третье место на Кубке России по киберспорту в Тюмени. Можешь оценить, насколько это важно для сцены?

— Хорош сам факт того, что турнир перестали проводить только в Москве, пытаются подключить другие города, потому что там мало вообще таких развлечений — нет ивентов, на которые людям было бы интересно сходить, провести день. На турнир в Тюмени пришло достаточно много людей.

— Это может помочь появлению новых игроков?

— Думаю, вполне. На мой взгляд, [турниры] ФКС могут быть неплохой основой для доты. В том плане, что ты можешь посмотреть на новых игроков, кого-то подметить. Организации могут начать за кем-то следить, как было со мной. Сначала меня приметила «Империя» – я пробовался туда три раза. Корбен видел во мне потенциал, но эмоции на тестах брали верх над игрой. В «Нави» пробовался первый раз в прошлом году, зимой. Меня не взяли, а потом взяли — вместо Леброна.

— Многие считают, что турниры ФКС не престижны. Ты с этим согласен?

— Для молодых игроков – точно крутая вещь. Для опытных – больше развлечение. Съездить, потимбилдиться.

— Какая организация из СНГ тебе симпатична более всего?

— Та, из которой меня кикнули летом.

— Давай вспомним 2018 год. Ты пришел в Na`Vi в сложный момент. Это ощущалось в команде?

— Чувствовалось давление. В том плане, что уже долгое время у них ничего не получалось. Непонятно было, пойдет ли на пользу замена меня на Леброна. У кого-то не было мотивации, кто-то с кем-то не мог играть.

— Как ты думаешь, почему команда долгое время строилась вокруг Генерала и Денди?

— Мне кажется, когда у тебя в команде есть какой-то костяк, вокруг него проще что-то собрать. В этих игроков верили и старались продолжить играть вокруг них. Вроде получалось — не думаю, что проблема была в них. Возможно, не было других вариантов. В плане, кого можно взять вместо них. И поэтому пытались собирать команду вокруг этих ребят.

— Как думаешь, Денди пошел на пользу уход из команды?

— Я с тех пор с ним не играл, только общался. Мы и сейчас иногда общаемся, что-то обсуждаем. Сложно судить со стороны, не знаю. Я думаю, скорее да. Возможно, это вернет ему былую мотивацию в игре. Хотя не думаю, что она куда-то пропадала. Просто бывают черные и белые полосы. Белая у него была достаточно длинная — может, самое время ей вернуться.

— Когда ты только пришел в Na`Vi, со стороны казалось, что Лил этому рад и воспринимал тебя как падавана, которого можно чему-то обучить. Ты чему-то научился у Ильи?

— Конечно. Научился основам, вырос в личном исполнении. Я получил определенный опыт, хороший или плохой – сложно сказать. Я продолжаю двигаться и расти дальше. Это был хороший опыт — поиграть с сильными игроками.

— А что можешь сказать о Лиле как тиммейте?

— У меня сначала было некоторое беспокойство, что я занимаю место игрока, который и на турниры ездил, и побеждал там, и играл в лучшей команде региона, и одной из лучших в мире. В какие-то моменты я чувствовал дискомфорт. Та информация, которую он мне давал – точно была для меня лично очень полезной.

— Сейчас ты продолжаешь общаться с кем-то из Na`Vi?

— Временами с Даней переписываемся. Временами — с Кристалайзом. С Лилом и Генералом — редко.

— На какой ноте вы расстались?

— Ну, они уже знали, что состав будет собирать Соннейко – ему дали карт-бланш. Мне было обидно, что я туда не попал. Это понятно: я попадаю в команду, о которой мечтал с детства, а потом меня оттуда выкидывают. В первое время я ушел в себя, потому что мне было неприятно. Была война с самим собой – что делать дальше, почему так произошло?

— Ты ожидал, что это произойдет?

— Я думал, что такая ситуация может произойти, но до конца не хотел в нее верить. До конца августа не было точно информации, что будет дальше.

— После ухода из Na`Vi в твиттере ты попросил прощения за свое поведение. Было за что просить?

— В каких-то моментах я был резок, наговорил лишнего. Не игрокам. У нас был статсмен — Дима «Dakota». Очень классный парень, который давал много нужной информации. Я временами на эмоциях говорил, что какие-то вещи сейчас не нужны: «подожди, дай нам тут разобраться со своим». Я считаю, что так делать нельзя. Решил, что правильнее будет извиниться.

— В этом сезоне с поведением уже лучше?

— Ну, я однозначно развиваюсь. У меня есть проблемы личного характера, с признанием своей ошибки – я не всегда готов это сделать. Но с этим уже легче — ребята помогают.

— Если бы ты сейчас вернулся в май-2018, что бы ты себе сказал?

— «Сначала думай, потом делай». Обычно в жизни я так и старался делать, но в какие-то моменты эмоции брали верх, и я действительно сначала делал, а потом думал. И за это обидно.

— Ты рассказывал, что после приглашения в Na`Vi твоя мама не особо понимала, что произошло. А сейчас она стала больше разбираться и следить за тобой? Может, игры смотрит?

— Мой младший брат старается смотреть каждую игру и докладывает родителям — как, что и где. Родители меня часто поддерживают, даже после поражения от «Пингвинов» писали: «не расстраивайся, бывает, в следующий раз все получится». Да и после проигрыша VG звонили, общались. Со стороны родственников идет максимальная поддержка.

— А сколько младшему брату лет?

— Четырнадцать.

— Он играет в доту?

— Да, но я сказал, что не дам ему быть игроком.

— Почему так?

— Я считаю, что это тяжелый труд. И моральный, и физический. Очень сложно проводить за компьютером такое большое количество времени ежедневно. Я считаю, что он может развиться и в других сферах.

— А кем бы ты был, если не стал киберспортсменом?

— Не знаю. Я много об этом думал, и не знаю, куда меня затянула бы жизнь. Я лет в 14 поставил себе цель, что буду играть. Смеялись все одноклассники, многие не верили, но у меня просто была эта цель.

— Твои одноклассники уже в курсе, что за четыре дня в Киеве ты заработал больше, чем некоторые из них за полтора-два года?

— У меня есть друзья, с которыми я вместе с первого класса. Мы часто смеемся, что тогда все это было смешно, а сейчас они с гордо поднятой головой говорят: «да, мы его знаем. Вместе с ним мы росли. Смешно, что не верили, он своего добился, а мы еще к чему-то идем».

— Раньше ты говорил, что у тебя нет персональных фанатов. Сейчас появились?

— Люди часто пишут, поддерживают, желают, чтобы у нас все получилось. Я не считаю их личными фанатами — мне кажется, они любят команду. На миноре мы были такими ребятами, «от народа». Было приятно за нас болеть, потому что мы были открыты. Мы явно не были фаворитами, а просто приехали играть в доту.

— Вам нравится позиционировать себя как «народную команду», или хочется казаться серьезными?

— Наверное, хочется организацию, чтобы мы чувствовали, что мы команда и больше зависим друг от друга. Но лично мне по кайфу сидеть в своей одежде и не думать ни о чем, кроме самой игры.

— Тини был очень популярен в начале сезона, а сейчас его берут намного реже — но ты все еще круто на нем играешь. Почему так верен ему?

— Команда хотела с ним играть — видела, что у меня с ним получается. Я не особо от него отказывался после нерфов, потому что он все еще силен на четверке. Скорее, его убрали больше с коров, потому что чувствовалось, что палку порезали — она дает уже не так много урона, нет смысла ее качать в начале. Поэтому — на четверке: стан есть, тосс — есть. Все, развлекайся.

— Ты играешь на более классической четверке: не стоишь на линии, перемещаешься по карте. Почему?

— Это зависит от ситуации. Наверное, мне самому хочется на любом герое двигаться по карте — напрягать, уничтожать, не давать покоя. Но надо будет стоять на лайне – буду стоять на лайне и делать, что нужно.

— А ты командный игрок, или чаще берешь игру на себя?

— Ну, иногда я беру на себя больше ответственности: я вижу, что на каком-то герое так будет лучше. Ребята не всегда со мной соглашаются, а я, бывает, часто гну свою линию, и возможно, не всегда прав. Но в большинстве случаев команда меня поддерживает и видит, что так будет лучше.

— Есть какие-то герои в доте, которых нет в мете, но ты по ним скучаешь?

— По Рики скучаю нереально. Мне нравится этот герой — я всегда любил инвиз, и очень скучаю по нему. По БХ на четверке скучаю – сейчас он больше кор, и саппорту сложнее искать себя на карте.

— Ты когда-то говорил, что многое подсмотрел у Япзора. Можешь на пальцах объяснить, чем он крут?

— Он во всех ситуациях знает, что ему надо делать. Это то, чего у меня пока нет. Я знаю, в чем я хорош, а чего мне не хватает. В тех же передвижениях по карте он знает, где ему лучше находиться. Плюс — у всей их команды идет нереально классное распределение ресурсов. Все знают, где быть, где фармить, что нужно для победы. Они всегда пойдут в тот момент, когда точно будут знать, что сейчас нужно идти и выигрывать.

— Какие планы по саморазвитию?

— Ну, помимо доты я всегда стараюсь себя чем-то занять. Раньше я учился делать кальян, сейчас — сдаю на права. Дальше пойду на курсы, чтобы подтянуть свой английский и свободно разговаривать.

— Профессионал, который много времени проводит за дотой, всегда чем-то жертвует ради нее. Ты чем-то жертвовал?

— Когда я только начинал, я оказывался от большинства прогулок с друзьями и любых тусовок. Ради того, чтобы стать лучше.

— А сейчас как часто встречаешься с друзьями?

— Ну, раз в месяц пытаюсь с ними увидеться.

Фото: Игорь БезбородовStarladder; ФКС; Perfect World.

«Вместо микрофона у меня была бутылка из-под пива». Он делал главные видео про доту

«Полкоманды думало, что я отморозок». Дахак все поменял в жизни, и теперь он красавчик

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья