Блог Заметки Погорского

Разочарование 2019 года – Death Stranding. Да, я ее хвалил

Противоречивая игра, о которой Стасу Погорскому грустно вспоминать.

О Death Stranding я писал больше, чем о каком-либо релизе 2019 года – не только потому что она была у всех на слуху, но и из-за личного интереса.

Я раньше не играл в творчество Хидэо Кодзимы – он всю жизнь делал Metal Gear, с которыми нужно знакомиться основательно, а на это требуются сотни часов. Death Stranding же – нечто совершенно новое, да еще и в только придуманном Кодзимой жанре social strand game («социальная игра уз»).

Обзор Death Stranding. Симулятор веры в человечество и бездарный фильм

Death Stranding удивила: тем, как в нее интересно именно играть. Начинаешь пешим курьером, через часов пять получаешь первый транспорт, еще через 15 колесишь на грузовике по безопасному и скоростному шоссе, которое построил сам. Это редкий для игр такого масштаба созидательный кайф! Мне нравилось восстановливать Америку. Для этого я доставлял десятки необязательных грузов, зарабатывал звезды за максимальную репутацию у каждого выжившего, спасал брошенные кем-то из игроков ресурсы.

Самое интересное – строить нужные конструкции вроде генераторов и мостов там, где они пригодятся другим игрокам с наибольшей вероятностью – сооружения тут общие. Главный показатель успеха – количество полученных от незнакомцев лайков. Они ни на что не тратятся, а просто греют душу: представляешь, что и правда кому-то помог, и этого достаточно.

Парад Спойлеров Death Stranding. Театр одного Мадса Миккельсена и злодей-нюхач

Фундаментальная проблема игры – отвратительно дешевый и скучный сюжет. Спойлерить его я не буду, потому что уже сделал это в отдельном материале. Плохи не твисты или отдельные сцены, а общая подача. Протагонисту то и дело звонят, чтобы ткнуть носом в очевидные вещи (даже как какать, буквально), лишая возможности самостоятельного исследования.

То же касается любого термина или события – разжуют будто на уроке в младшей школе. Сами персонажи – плот-девайсы, нужные только для иллюстрации какой-то одной не слишком интересной идеи Кодзимы. У них неспроста говорящие (кричащие) имена: Мама, Мертвец, Сердечный человек и другие.

И ладно бы экспозиционная пытка была только в начале игры или, допустим, середине – по какой-то чертовой причине в последние часы все только усугубляется. Каждый сюжетный поворот, до которого и так можно догадаться по мере прохождения, разжевывается прямым текстом не меньше пяти раз. Все это длится так долго, что негативные эмоции неизбежно вытесняют крайне позитивное впечатление от геймплея. Проходить финальные часы по частям тоже не выйдет – они линейны, у вас просто не останется другого выбора.

Камео в Death Stranding: ведущие, режиссеры и друзья Кодзимы

Отвратительное последнее впечатление от Death Stranding постепенно отравляет остальные воспоминания. О прекрасном саундтреке Людвига Форсселла, об актерской игре Леи Сейду и Мадса Миккельсена, даже о незабываемых видах постапокалиптической Америки и техническом совершенстве игры.

Спустя полтора месяца, мне уже не хочется вспоминать об игре: в личные итоги года я поставлю ее только с перекошенным лицом и далеко не на первое место (исключительно за необычный мультиплеер), а при упоминании в беседе с кем-то постараюсь поскорее сменить тему разговора.

Чтобы разочароваться в чем-то, в это сперва нужно искренне поверить – и инди-дебют Кодзимы оказался именно таким аттракционом.

DOOM и Wolfenstein – не первые шутеры. Им была странная игра про глаза в лабиринте

Nintendo Play Station – редчайшая консоль. Последний (!) из 200 экземпляров стоит дороже 75 миллионов рублей

Подписывайся на наш телеграм про игры!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья