Блог Дота-центр

«Рыжика били, выкололи глаза. Мы его подлечили и взяли к себе». Такого Айсберга вы еще не знали

Богдан – нереально крутой.

Богдан «Iceberg» Василенко – один из главных героев этого сезона. Айсберг всегда считался талантливым игроком, но проваливался в одной команде за другой. В феврале Богдан собрал команду из таких же неудачников, и уже весной парни зажгли на московском мейджоре Epicenter, сенсационно попав в тройку. Теперь Айсберг в составе Winstrike впервые сыграет на The International 2018 – главном турнире года по Dota 2, победа на котором сделает любого игрока миллионером.

Вот его история.

– Последние месяцы я слушал твои интервью, видел тебя на сцене. И мне показалось, что ты как ребенок, который впервые попал в Диснейленд. Как ты сам себя ощущаешь?

– Не знаю, наслаждающимся. Я человек, который не ищет постоянно лучше-лучше-лучше-лучше. Если мне что-то нравится, я не буду искать лучшего. Я доволен тем, что у меня есть, там, где я есть. Если у меня еще нет того, что я хочу, значит, оно будет 100, ну ладно, 90% в будущем. Я наслаждаюсь жизнью, мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь. 

Вот, татуировку набил – и люди пишут: «Дурак, дебил, тебя из команды кикнут – и все».

FTM – от FlyToMoon, изначального названия Winstrike

Они не понимают, что эта команда за две недели принесла мне больше эмоций, чем некоторым людям за всю жизнь. И татуировка всегда будет напоминать мне об этих временах – наоборот, хорошо же.

Мне не нравится 90% своих татуировок, но я много из-за чего их делал. Запоминал эмоции, делал какие-то путеводители по жизни и так далее. У меня свой смысл в татуировках. Другому просто нравится классная картинка, он вырезает и набивает. Люди постоянно судят через призму своего восприятия, не могут выбраться и подумать, что человек может по-другому смотреть на мир, по-другому мыслить. Это у современной молодежи больше. Думаю, всегда было так, просто сейчас более ярко выражено, потому что есть интернет.

- Какая у тебя была любимая татуировка до FTM?

– Да она у меня и сейчас не любимая. А любимая – вот здесь была (показывает на правое предплечье, полностью черное), когда я еще черным не закрасил.

Здесь у меня были замок и ворона, которая облетала его.

- Почему закрасил?

– Скажем так, нарушил свое правило какое-то.

- Среди дотеров, кстати, очень мало кто бьет татухи, в отличие от каэсеров.

– Каэсеры – они такие, более социально адаптированные под весь мир, чем ребята из доты или любой другой игры. CS – это, считай, как футболисты. Они очень современные, могут постоянно общаться в жизни. У них есть куча разных интересов помимо CS. 

В доте все наоборот. Люди или задроты, или просто закрылись в доте, общаются в доте, ничего кроме доты и так далее. Ноль развития и социальной адаптации.

- Почему так происходит? Все же в одни компьютерные клубы ходили.

– Я не знаю. Я человек, который начинал с CS, месяца три играл, потом только познакомился с дотой и перешел туда. Я изначально не был таким игроманом, который играл по 10 игр и только потом нашел свою. Сейчас я человек одной игры, мне не интересны никакие игры, кроме доты. Могу иногда в CS поиграть, понаблюдать.

В CS мне очень нравятся Na’Vi, смотрю за Зевсом, вижу его энергетику – нереально круто. Мне у них весь состав нравится, прикольный. В CS нужна выдержка, нужно держать позицию, поэтому долго в него не могу играть – надоедает. Я такого вобще не люблю, сразу хочется пойти зарашить куда-то, а потом меня обзывают дурачком. Такой я человек – не люблю стоять на одном месте и ждать, пока что-то произойдет. Люблю сам создавать моменты, чтобы люди ждали, пока я приду к ним.

Но со стороны CS очень круто смотрится, когда человек не хаотично куда-то бежит, как я, а тонко понимает, что должно происходить.

Про бокс

- Киев нулевых – приятное место для жизни?

– Мне нравилось, не знаю. Как и у всех среднестатистических подростков, у меня были плохие и хорошие компании, делал какую-то херню, учился. У меня родители были занятые, так произошло, что я много времени тренировался, спортом занимался. Знаешь, я научился с самого детства на одни и те же грабли не наступать. Если в какой-то просак попал – больше стараюсь не попадать. 

- Ты же боксом занимался. Почему?

– Родители отдали на секцию по каратэ и рукопашному бою. Я занимался, в определенный момент нравилось, потом я стал ненавидеть это, но все равно тренировался, потом снова мне очень понравилось. Знаешь, когда привык чем-то заниматься с детства... Вот если приучился курить, то просыпаешься и на автомате сразу начинаешь курить. Вот так же у меня со спортом было: нравится тебе или нет, но ты просто на автомате делаешь, потому что с раннего детства это происходит. 

Мне было очень сложно бросить какой-то вид спорта, потому что привязываешься и уже сложно отвыкнуть. Когда я играл в доту, она мне очень нравилась, но все равно было сложно бросить бокс. 

- То есть бокс ты бросил, потому что не хватало времени на доту?

– Да. Всегда надо делать выбор. Когда-то я это тоже понял, довольно-таки рано. Нельзя заниматься двумя вещами одновременно, либо ты в двух местах провалишься. Я в тот момент выбрал доту, потому что это был свежий глоток воздуха, мне придало новых эмоций, новых красок в жизни. Мне это нравилось, еще под восприятием юношеского максимализма, когда я с родителями спорил. 

- Сейчас ты ходишь на тренировки по старой памяти?

– Да, естественно. Я, правда, в последнее время совсем не общался со своими тренерами. 

– Этот боксерский опыт как-то помогает в реальной жизни?

– Есть уверенность. Я не боюсь сказать, что я думаю, это мне очень нравится. Я же прямолинейный человек. Если мне человек не нравится, я ему скажу об этом, не боясь получить подзатыльник, как и дать. Ну получу я в лоб – я же знаю, что ничего не произойдет, даже если ударить. А тот, кто никогда не получал, всегда будет бояться этого и поэтому будет бояться сказать что-то. В этом огромный плюс. Не всегда, конечно, грубая сила на это влияет. Но в большинстве случаев она дает уверенность.

Про китайцев

- Ты сейчас живешь на крутом буткемпе. Назови самое крутое и самое отвратительное место, где ты жил во время турниров.

– А не было такого случая вообще. Всегда было хорошо. Я не застал те времена, когда еще были тараканы и крысы. Много таких историй слышал, но сам в них не попадал.

- Но поездил ты много где. Какое место впечатлило тебя больше всего?

– Наверное, Китай, в плане эмоций. Еда отвратительная, место крутое, люди примерно добрые. Мы там на горке еще съездили на Шанхайском мейджоре. Там очень круто. Как минимум развлекательная программа у нас была крутая.

- Ты видишь большое отличие между китайцами и теми же русскими?

– Конечно, менталитет другой. У них нет минимальной этики, что ли, когда человек может высморкаться где угодно, и это абсолютно нормально для них. Ибо, как я понял, их слишком много. Плевать, курить можно где угодно – например, в лифте дорогущих отелей можно курить. Наверное, это самый большой их минус. 

В плане людей – они очень добры к тебе. Приходишь в любую чайную, тебя радушно встречают, поят чаем. Потом оттуда выходишь, и тебе говорят спасибо, даже если ничего не купил. И видно, что искренне провожают, такси могут вызвать. Приятный народ.

- А если брать дотеров, с кем тебе проще всего общаться из иностранцев?

– Наверное, с датчанами. Я с Мальте (Бивером) очень хорошо общался. Мальте – очень приятный парень. Да и N0tail – видно по нему, что он очень позитивный, нравится и как игрок, и как человек. Мне еще нравился Mind_Control, но после... Пока что разочарован. 

- Где зрители круче всего?

– У нас – на Эпицентре. В Минске, я помню, был Старладдер, там тоже арена огромная, куча людей. Мы умеем заводить толпу, мне кажется.

Про доту

- Тебе вообще какая мета больше нравится: когда мидеры стоят 1 на 1, или когда поощряются ротации саппортов?

– Да не знаю. Мне нравится 1 на 1 больше, но вообще, я на таком не заостряю внимание, у меня нет такого, что я мид хочу выиграть. Мне просто хочется побегать, пойти куда-то подраться – мне нравится экшн и быстрая игра, я люблю рисковать и играть быстро. Если я рискнул, убил героя, и это ускорило темп – это хорошо. Если ошибся и задайвил... Не cовсем задайвил, обычно я принимаю правильные решения, просто плохо нажимаю кнопки в определенный момент. Получается плохо, я умираю, и игра замедляется.

Если этот скилл отточить, то мы будем одной из самых сильных команд, если сможем так играть. Мне кажется, что Liquid так играют, и я стараюсь перенять этот опыт их игры. 

- Отточить понимание, когда можно дайвить?

– Наверное. Понимать, что ты можешь, что твой герой может на максимуме. У Liquid, например, видишь ситуацию: они тысячу проигрывают, а потом просто идут и забирают все тавера. Можно посмотреть, как они играли, например, с Virtus.pro на Супермейджоре. И видно, что VP в какой-то момент зажимаются, кажется, что Liquid просто наседают на них, VP вроде побеждают по деньгам – но боятся, зажимаются. А игроки Liquid идут по трем линиям, проигрывая 10 тысяч, по-моему. А VP боятся и не понимают, что происходит. 

Вот это очень круто и выглядит динамично.

- Ты согласен с точкой зрения, что VP будет сложно на Инте, потому что их героев нерфят?

– Да и наших тоже. У нас Чена украли, NS’а – ну, NS’ом мы не особо играли. Есть еще и Дум, его немного поднерфили, PL’а. Нам всех по чуть-чуть поднерфили, еще непонятно, кто будет работать. Перед Интом постоянно какие-то новые герои всплывают. На 4-м или 5-м Инте какие-то Разоры, Тайды появлялись, Empire играли с одним, потому что китайцы это навязали... 

The International – это совершенно отдельный турнир. Я не знаю почему. Люди намного больше стараются, чем во время сезона, и хочется посмотреть, как играют по-настоящему. 

Pudge в финале квал – это в первую очередь для себя или для зрителей?

– Да он просто хорошо подходил под пик. А люди действительно думают, что мы немного зарофлили. Да, это было немного рискованно, потому что мы не играли им кланвары, но мы давно обсуждали этот пик. Мы играли еще с Вегой одну квалификацию и там тоже взяли Пуджа один разочек с Лон Друидом. Пуджа можем брать, когда у Нонграты будет хороший герой, полукор, и я смогу спэйс создать.

В той игре мы увидели Пугну и взяли Никса – то есть их вторая позиция уже будет страдать от нашей третьей. Мы уже знали, что какого бы кора они ни взяли, Пудж будет хорош против него. Любой агильщик вроде Антимага – корм для Пуджа. Пугна если придет в мид, то ко мне плюс один Лешрак условный – и все, враг умирает. Я расфармлюсь и смогу идти на пятерых героев. 

У меня, кстати, все было плохо в этой игре, но я мог позволить себе многое. Мы зажимались, да, было такое, они бегали впятером и пытались нас найти. Но мы знали, что нам просто нужно собрать три артефакта на Луне – и мы выиграем игру, ибо по пику мы намного сильнее. Если бы у нас Нага не купила три танго в топ и в топе они не умерли два-три раза, когда у Луны не было ботинка на 8-й минуте... Я пришел, оставил килл, она получила 900 голды – и это был первый звоночек, что мы камбэкнем.

Вообще, эта игра была действительно на 25-30 минут. У них были очень плохие герои против наших, нужно было просто не проиграть линии. Но мы умудрились это сделать: низ был хорош, Никс очень много имел, у Лешрака все неплохо – Лешраку, наверное, надо было сместиться наверх и исходить из этого. Они его не позвали, дальше терпели, я, естественно, против Найкса ничего не могу – он за один удар по мне восстанавливает полхп. Я с 5-го уровня начал гангать, потому что все плохо было на карте. 

Короче, было много ошибок – думаю, из-за нервов, потому что хотелось очень сильно поасть на Инт. Мы были уверены в себе, но всегда боишься проиграть в такой ситуации. На The International, надеюсь, такого не будет, и мы будем увереннее в себе и доверять друг другу.

– Сколько времени прошло, прежде чем вы стали доверять друг другу?

– Думаю, мы и сейчас не доверяем на все сто процентов. Это происходит в определенные моменты, когда надо сплотиться. На Эпицентре, например, доверяли на 100 процентов, слушались беспрекословно. Но были аспекты, когда у нас Венга появлялась... 

Доверие на 100% - такого нет в доте. Я не знаю человека, который... Наверное, Солыч доверяет своей команде на 100%, все остальные – уверен, что не на 100%. Мы стараемся к этому прийти, но пока не пришли. Думаю, это связано с тем, что у нас мнения разные по поводу того, как должна идти игры – один хочет пушить, другой хочет дефать. Сложно. Мы все-таки разные люди, и найти синергию между 6 людьми – нам же и тренер помогает – очень сложно. Что мне очень нравится у нас – в определенный момент, когда все серьезно, доверие почти на максимуме.

- Когда проиграли первую карту Эспаде, было страшно?

– Не. Мы знали, почему проиграли – плохо кнопки нажимали. У нас всегда первая игра такая, мы давно это показали. Поэтому мне не сильно нравилось играть Bo1, хотя у нас всегда получалось неплохо, не знаю почему: когда Bo3 – мы первую проигрываем, когда Bo1 – мы максимально сосредоточены и нас почти никто не обыграет. 

- Тебя удивило, что именно Espada вышла в финал?

– Нет, мы давно знали, что они неплохо играют. Я уверен, что если бы не знали, что это квалификации на Инт, то выиграли бы 3 по 30. Просто волнение забирает очень много сил, очень много мыслей правильных. Сильно сбивает страх, что ты можешь проиграть квалификации и год снова сидеть. Это главная проблема квалификаций – борешься больше с собой, а не с кем-то другим. 

Я, например, никогда бы так много не ошибался в таких тупых ситуациях, если б это был не International. Боязнь чего-либо заставляет делать глупые вещи. Это самое плохое, не люблю из-за этого людей. И себя. 

Про животных и людей

- Но ты животных любишь.

– Конечно.

- Сколько у тебя сейчас?

– Четыре кошака и собака. Мне нравится. Барсик, Айзен, Черненькая, Рыжик и Сэнди. Рыжика хотел сначала назвать, чтобы имя было связано с глазами, ибо у него нет глаз, но не придумал как.

- Все уличные?

– Кроме Айзена. Это больше кот матери, его ей подарили – породистый кошак, родословная, наверное, больше чем у нас с тобой. Потом появилась Черненькая. Бывшая хозяйка с ней постоянно дралась, не получалось у нее найти свою жизнь. Мы ее взяли, и у нас она нормально себя чувствует. Затем у меня появился Барсик. он был очень худым, побитым, покоцанным – а сейчас он больше меня, борщ с ложки нет, это мой любимчик.

И есть Рыжик. Над Рыжиком измывались, били его, у него были внутренние травмы, и глаза выбили, выкололи – не знаю. Мы его подлечили, забрали, сейчас большой, как Барсик. Видно, что людям он уже не так сильно доверяет, но все равно к нам он приспособился, доверился.

Сэнди у меня, по-моему, с 10 или 11 лет, немецкая овчарка. Она приносит котам свою миску и кормит их – и ничего, у меня дружные животные. Но у них есть такое, что территории поделены: если кто-то заходит на чужую территорию, то ее хозяин начинает быковать. Классная иерархия, мне нравится. 

Мне вообще нравится, как у животных все построено – и это не ломается никак. А у людей все по-разному.

- Каких качеств животных не хватает людям?

– Ха, куча цитат в пабликах есть. Мне нравятся животные своей искренностью – они не пытаются что-то скрыть. Ты знаешь, что от них ожидать. Если рядом тигр, ты знаешь, что если сделаешь резкое движение, то он тебя убьет, просто загрызет. Ты знаешь, что если с собакой хорошо обращаться, гулять, отдавать ей частичку себя, то он будет отдавать частичку себя уже тебе, сможет пожертвовать собой и так далее.

А от людей ты не знаешь, чего ожидать. С людьми в жизни интереснее, потому что это какие-то загадки: ты не знаешь, предаст тебя этот человек или, наоборот, будет с тобой всю жизнь. Нет формулы. В животных есть формула, а в людях – нет. И те люди, которые иногда хотят отдохнуть от этих формул, просто идут с животными общаться. Кто-то черпает в этом энергию, кто-то – умиротворение. Есть много примеров, например, умер муж, тебе 60 лет, и животное – твой единственный друг.

Животные дают тебе кучу эмоций: много позитивного и мало отрицательного, если ты правильно воспитываешь. А если плохо обращаешься, то он будет кидаться на людей и гадить где попало. Хотя у меня Айзен гадит где попало, но он меня просто ненавидит, я его постоянно не угощаю. Я тоже такой выборочный человек: я люблю животных, но если мне кто-то не понравился, то даже на подсознательном уровне буду стараться сделать меньше. Я никогда не буду рассудительным на все 100% к тому или иному существу или человеку.

- Вообще, звучит так, как будто тебя люди очень разочаровали по жизни.

– Меня никто конкретно не разочаровывал – ну, были, конечно, случаи, как и у всех. Но в общем, да. Я сужу через свою призму. Я знаю, какой я человек, какие ошибки допускал – врал, делал очень плохие вещи, просто так с кем-то дрался. Сам себе я не нравлюсь, с этим мне приходится мириться, но с другими людьми не приходится. Я стараюсь быть добрее, стараюсь найти в себе силы быть тем человеком, которым я хочу быть. Мне есть на кого равняться, и я стараюсь это сделать.

- Кто для тебя идеал?

– Идеал, идеал, идеал... Не знаю, у меня нет конкретного человека, скорее данные от одного, второго, третьего, четвертого, которые я по крупицам собрал – для меня это идеальный человек.

Про то, как менялся

- Год назад ты стал перестраивать себя. Кто на тебя повлиял больше всего?

Fng слева от Айсберга, Фобос – крайний слева

– Мои тиммейты – Темыч Fng и Саня DkPhobos. Я к тому моменту деградировал 5-7 месяцев, ничего не хотелось, думал даже завязать с дотой. Потом перешел в Team Spirit, там еще 2-3 месяца не развивался, но играть уже было приятно, поинтереснее. И вот в определенный момент я нашел, как мне надо развиваться, – и пошло. Методику разрабатывал месяца два, наверное. По-прежнему на нее и опираюсь.

- Методика, в первую очередь, по анализу?

– Анализ того, как происходит игра. В доте очень решает понимание того, что происходит, и скорость принятия решений – это два основных фактора сейчас, потому что все примерно равны. Если ты умеешь быстро принимать решения, ты будешь всегда хорошо играть. 

- Два года назад на Шанхайском мейджоре ты говорил, что твоя главная проблема – ты очень сильно переживаешь после поражений. Ты научился справляться с этим?

– Да, с помощью видоса Умника. Мне это очень помогло. По-прежнему такое бывает, на самом деле. Знаешь, увидел какую-то ошибку, даже внутри себя ее обговорил во время игры – и это как колесо, которое внутри тебя крутится, постоянно только об этом и думаешь. Не знаешь, как это убрать в себе. Так же у меня происходит и после игр, могу неделю вспоминать тот самый случай, когда кнопку какую-то не нажал, и это был решающий момент. Ошибку рассматриваю только по ее последствиям: условно, могу плохо ошибиться, но это не приведет ни к чему серьезному, а если сделал мелкую ошибку и это привело к поражению... Я тренируюсь, оттачиваю – и все равно эти ошибки происходят. В доте есть повторение ошибок, хотя сейчас я стараюсь свести это к минимуму.

- Кажется, раньше тебе было некомфортно играть перед большой аудиторией, а сейчас ты выходишь на Эпицентре и кайфуешь. 

– Я не кайфую, просто люди не видят эту скованность. Я скрываю ее за развязностью, считай. Это не так сложно, как кажется, но мне все равно некомфортно, потому что... Знаешь, есть из песни Высоцкого: «Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более, когда в нее плюют». Примерно так и у меня. Мне не нравится, когда на меня смотрят, пытаются изучить и так далее. Ну я такой же человек, как и вы, зачем вы лезете. У меня есть свои секреты естественно. Просто не нравится, когда ко мне лезут, такой я человек. Я могу пообщаться, рассказать какие-то истории, выслушать человека, но... Знаешь, визуально, когда человек на меня смотрит, мне кажется, что он пытается меня изучить. Может, это фантазия, пересмотрел всяких фильмов.

- Помнишь первые визиты в компьютерный клуб?

– Да, помню. Как раз приезжал с соревнований играть. Я тогда как раз еще играл в CS, запускал сервер, который на ножах был – знаешь, такая тонкая линия. Вот в это играл. 

Как-то пришел, и мой друг играл на Хускаре. Первые впечатления – не особо мне понравилась эта игра. И я зашел на Баратруме, разгоняюсь в кого-то, убиваю – и чувствую очень хорошие эмоции, в тот момент мне и понравилась дота. В тот момент меня это и захватило.

– Часто бываешь дома?

– Редко, за эти полгода был в Киеве всего месяца полтора, наверное. Перед Интом (мы общались с Айсбергом в июне, сразу после отбора на TI8 – прим. К.Н.) планирую домой съездить, на визу подавать, пообщаться с семьей, может, даже на отдых съездить на 3-4 дня – к Инту хочу максимально хорошо подготовиться. В любом спорте не понимаю, почему люди так реагируют на то, что кто-то отдыхает: «Интернешнл, иди готовься!». Но я знаю свой организм, знаю свою психологическую подготовку. Мне лучше всего отдохнуть пару дней, потом прийти – и в режим работы.

Когда человек сидит за компьютером по 10 часов в день, ему в любом случае нужен отдых, усталость накапливается. Я полтора месяца готовился к этим квалификациям, морально я сейчас истощен. Я не хочу сейчас заходить в доту, потому что чувствую монотонность, непроизвольно начинаю ошибаться. Не буду говорить за всех, но как минимум у меня так. Парни, когда захотите хейтить за отдых, подумайте обо мне.

– То есть за эти три дня ты ни разу не заходил в доту?

– Нет. Это специально. Я последний год развивался и сейчас лучше всего знаю, что мне нужно. Мне подсказал методику мой бывший СЕО в Team Spirit, дал пищу для размышлений. Раньше я-то думал, что если все время играть и играть, то будешь играть лучше. А потом один раз попробовал отдохнуть, приехал с новыми силами – и зажегся играть. Сейчас всегда так делаю. После Эпицентра я поехал в Питер, 5 дней погулял, разрядился, вернулся – и снова хочется играть, сажусь тренироваться.

Не на максимуме, конечно, тренировался – это меня Эпицентр подпортил. Но эти квалификации заставили тренироваться намного усерднее. Если ты не тренируешься усердно – ты не побеждаешь, так везде и всегда.

- Эпицентр подпортил в том плане, что ты был расстроен третьим местом?

– Да. Сначала меня постоянно хвалили, это, конечно, психологически круто, но есть и другая сторона медали – тебя это расслабляет. Ты думаешь: «Ну, я и так крутой». Это на подсознательном уровне будет доводить.

Ну и поражение очень обидное, я считаю. В гранд-финале можно было проиграть, но в тот момент, когда Team Liquid плохо играли, не в своей форме были, плохо пикали, их можно было обыграть. И я уверен, что против LGD мы бы тоже хорошо сыграли, раз Team Liquid в своей плохой форме отжали у них одну карту. 

Мы тогда были на пике, у нас все получалось, мораль, все дела.

- А кто будет опаснее на Инте: Liquid или LGD?

– Мне кажется, все-таки свежая кровь (Team Liquid – прошлогодний чемпион). Потому что психологически, как практика показывает, мало какие команды выигрывали The International дважды – их вообще ноль. Я сказал «мало», потому что Na’Vi могли это сделать, причем два раза подряд, чуть-чуть не хватает. И как раз искры и не хватает – надо не просто уметь играть, и иметь искру зажигания, с которой ты достигнешь чего хочешь. 

Мне Ликвиды дико импонируют, и мне кажется, что это первый претендент после Na’Vi, который может получить второй Аегис. Но в этом году мне почему-то кажется, что бороться будут другие команды.

Secret – весь сезон они играют странно, но я уверен, что под Инт они соберутся и будут очень хорошо. Плюс VP и LGD. Вот три команды, которые будут убивать друг друга за этот титул, главные претенденты.

- С Сикретами же главная проблема в том, что никто не понимает, рофлит Puppey или правда верит в свои странные идеи.

– Знаешь, Пуппея сложно понять, но я уверен, что сам Интернешнл человека меняет. Туда приезжаешь другим человеком. Puppey на многих Интах побывал, и мне кажется, что он сможет максимально хорошо и четко себя настроить, чтобы понимать, что он берет. Puppey – очень сильный капитан и лидер, и как раз Инт – это его стихия, пусть в последние годы и были неудачи. Я думаю, что на этом Инте они все-таки будут на высоте.

- Что для тебя идеальный отдых?

– Любой отдых, который заставляет забыть о доте хотя бы на 3-4 дня. А на 5-й день ты уже начинаешь думать о доте и понимаешь: ты зарядился, устал отдыхать, пора играть. Я думаю, отдых наравне со сном по важности.

- Ты скорее пляжный человек или больше любишь погулять?

– Не, я пляжный червь. Хотя раньше мне нравились горы, больше занимался спортивным отдыхом. А сейчас – бассейн, лежачок и ни в чем себе не отказывать в кругу друзей. Главное – абстрагироваться и не думать ни о чем – только о водичке, в которой ты плаваешь, это же прекрасно!

- Твоя самая дорогая покупка с призовых?

– Бар, наверное. В Киеве. Давно не мог никак его открыть, потому что много всяких факторов не очень приятных. Надеюсь, что сейчас приеду, открою, анонсирую, придет много людишек всяких, пообщаюсь с ними. 

- У тебя есть мечта, не связанная с дотой?

– Да. Я хочу посетить все страны мира. Вообще, мне история очень нравится, мифология, особенно египетская и история пирамид. Если смотреть как на мечту, то да, мне, наверное, хотелось бы таким заниматься, но на практике я не уверен. Хотелось бы стать историком, правда, не уверен, что у меня бы получилось. 

- Это будет бар для дотеров или просто бар?

– Просто. Я как-то приехал с какого-то турнира и отдыхал. Зашел в барчик, мне там очень понравилось, своя атмосфера. Мы ходили туда с друганами, общались. И я понял, что мне нужно то место, где меня бы ждали, где я мог бы сесть, включить любимую музычку. Место, помимо доты, куда тебе хочется вернуться, – уже круто.

Сегодня Богдан будет биться в матче на вылет за право остаться на The International. Смотреть в 20:00 мск тут.

Как смотреть DOTA 2, если никогда в нее не играл

Скачать приложение Winstrike для Android

Топовое фото: vk.com/icebergdota, Epicenter

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья