Долан Нолана
Блог

Четвёртая серия «Дома дракона». Сценаристы, вы ювелиры!

Ехал канон через канон

Четвёртый эпизод прокручивает таймлайн ещё на год вперёд. Правда, уже без каких-либо опознавательных знаков — заметят лишь самые внимательные зрители. В Совете появляется (пока лишь на мгновение) Ларис Стронг, его брат Харвин оказывается в столичной страже, Алисента уже разродилась вторым ребёнком (Хелейну Таргариен показали совсем мельком), Деймон возвращается из своего боевого турне по островам, склоняя самодельную корону Короля Узкого моря у ног брата Визериса, ну, а Рейнира завершает преждевременно свой сват-променад по лордам Вестероса (мил ей оказывается, предсказуемо, никто).  

Тема личной жизни Рейниры, заявленная в прошлом эпизоде, для четвёртой серии становится доминантной. И с этого момента сценаристы сериала переступают красную линию. Вся проблема в первоисточнике. «Пламя и кровь» — это летопись, переданная через записи многочисленных и недостоверных источников. Так, например, сам Танец драконов, который и лёг в основу «Дома», отображён от лица трёх очевидцев событий, каждый из которых даёт свою версию истории. И если до четвёртого эпизода каких-либо серьёзных расхождений в «показаниях» не было, то личная жизнь Рейниры — это тот ещё клубок сплетен и слухов. Кто-то говорил, что Рейнира с Деймоном устраивали чуть ли не оргии в борделе, кто-то был уверен в злостном дяде-совратителе и бедной обманутой племяннице. Одни рассказывали, что это Кристон Коль, наплевав на рыцарские обеты, совратил принцессу, другие были убеждены в обратном. В общем, сценаристы были вынуждены канонизировать одну из версий событий. И с этой дилеммой справились они максимально изящно, аккуратно, не занимая чей-то стороны. Деймон и Рейнира в борделе — хм, попробуйте точно определить, а кто кого там пытался склонить к соитию, и почему дядюшка сбежал от племянницы. Секс же Кристона Коля и Рейниры похож на обоюдную вспыхнувшую искру, а не на акт совращения. Нейтралитет выдержан, приличия соблюдены.

Секс в четвёртом эпизоде, конечно, главный аттракцион. Он не только приковывает массового зрителя, подчёркивая свою генетическую связь с «Игрой престолов» (хотя, надо признаться, «Дом» куда скромнее), но и работает на раскрытие персонажей. Импульсивный и непонятный (в первую очередь, самому себе) Деймон, искренне нежный акт Рейниры и Кристона. Зеркалит этому камера супружеский долг Визериса и Алисенты с отрешённым взглядом. Тут, кстати, можно увидеть и противопоставление того, как Алисента и Рейнира видят свою роль в этом мире: у одной долг и обязанность, у другой чувства и эмоции. 

В этом эмоциональном потоке чуть уходит с пьедестала внимания сам Визерис. Съедают его не только терзания внутренние, связанные со своевольным братом (за его дела бордельно-рейнирные ссылают подальше от двора) и остро-пубертатной дочерью, но и внешние. К четвёртой серии неведомая хворь (чуть-чуть додуманное сценаристами отторжение Визериса троном) не только лишает короля двух пальцев, но и покрывает тело монарха жуткими язвами. Честно, судя по состоянию Визериса, сложно представить, как он ещё должен удержаться (в прямом смысле) на троне десяток лет. Но даже в таком эпизоде Визерис совершает два ключевых действия. Во-первых, быстренько находит Рейнире жениха, пока слухи о её похождениях с дядюшкой не разошлись дальше Красного замка. Им становится Лейнор Веларион — ведь мостики с опальным, но могущественным Корлисом налаживать надо. Во-вторых, лишает титула десницы Отто, который эти самые слухи о Рейнире и начал генерировать. Сюрприз-сюрпирз, ведь казалось, что харизматичный Отто с главных позиций и не уйдёт, отыгрывая роль теневого антагониста. Однако, и тут сериал не стал отходить от канона, в котором Отто и правда был сослан в похожей ситуации. 

Вообще, отношение «Дома» к канону — чуть ли не главная неожиданность. Всё пока что ну очень хорошо. Как в мелких отсылках и пасхалках, так и в построении магистрального конфликта. Ведь сколько — уверен — было соблазнов создать искусственные коллизии, которые бы добавили сюжету экшона и действий. Можно было сделать из Кормильца крабов калифа на сезон, поиграть в Отто-великого заговорщика (а не канонично выкидывать его с должности), пытаться выставить Деймона противником Рейниры, чтобы потом как за вотэтоповоротить, да и вовсе выдумать новые сюжетные линии. Но нет. Канон был бесконечным спором, чьи права на престол легитимнее? Значит мы будем показывать именно это, вывозить не конфликтами на серию-другую, а проработкой персонажей, углублением истории, новыми формами раскрытия героев и крутыми диалогами. В этом «Дом дракона» по состоянию на четвёртый эпизод подозрительно хорош. 

Отсылка серии

Дуэль Блэквуда и Бракена во время смотрин Рейниры. Блкэвуды и Бракены, наверное, два самых ненавидящих друг друга дома Вестероса, которые в каждых конфликтах оказывались по разные стороны. Разделяет их и религия (хоть они и соседи) — Блэквуды одни из немногих южан, что исповедуют веру в Старых Богов, а Бракены, как и большинство, адепты веры в Семерых. В оригинале и правда была дуэль за руку Рейниры между Сэмвелом Блэквудом и Амосом Бракеном, но только с другим исходом — победил, и без смертельного исхода, Бракен. В сериале же сделали победителем Блэквуда, к тому же, не упомянув его имени. Возможно, это был заявлен сыгравший большую роль в Танце драконов Бенджикот Блэквуд, которого в сериале сделают просто более взрослым (по событиям книги, Бенджикот к тому моменту должен был только родиться). 

Бонус. Первое появление Хелейны Таргариен в сериале случилось… напротив окна. Либо это совпадение, либо у сценаристов совсем каменное сердце. 

Оценка эпизода: 8/10  

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные