Блог Дота-центр

«У Нуна не было понимания, чем и как он будет играть». Интервью Романа Дворянкина по итогам TI

Мы все ждали от Virtus.pro большего на The International 2018. Я встретился с генменеджером команды Романом Дворянкиным и попытался узнать, как так получилось.

– Можешь ли ты сейчас точно сказать, что новый сезон в Virtus.pro начнут те же 5 человек, что сидели в кабинке в Ванкувере?

– И прошлый сезон Virtus.pro начали те же пять человек, которые играли на Инте. И, несмотря на то, что и я, и Леша говорили публично, что вопросы к Лилу были уже тогда, мы все равно исходим из того, что проблемы надо решать, а не делать скоропалительных выводов. 

Я могу с уверенностью сказать, что сезон начнут те же пять человек, что сидели в кабинке на Инте и, в отличие от прошлого года, у нас нет таких мыслей [как про возможный уход Лила год назад – прим. Cyber.sports.ru). Небольшие и постепенные изменения произойдут в течение ближайшей пары месяцев и не будут носить кардинального характера.

– Какие у вас сейчас планы, у игроков будет отпуск? Квалы на мейджор всего через 2 недели.

– У игроков, скорее, будет не отпуск, они достаточно отдохнули по завершении сезона и до начала буткемпа. Будет небольшой перерыв, связанный в том числе со свадьбой Паши. Им нужно войти обратно в наш часовой пояс, все-таки больше месяца прожили в Канаде. Есть большая вероятность, что выйдет новый патч, посмотрим, насколько глобальным он будет. Времени для отпусков особо нет.

– Для вас система с пятью мейджорами лучше?

– Я бы не стал отделять нас от про-сцены в целом. Мне кажется, от новой системы выиграют все команды. Дело даже не столько в количестве мейджоров, главное – отбор на мейджоры означает запрет на участие в майноре. Топ-команды больше не смогут ездить по минорам...

– ...И бить детей.

– Что-то вроде этого. Я думаю, что количество турниров, в которых будем участвовать мы, кардинально не сократится, потому что будут турниры от ESL – мы уже в курсе, какие города будут помимо Гамбурга. Плюс мы на Инте поговорили с рядом команд и обсудили возможность организовать выставочные матчи друг против друга – как делала Eleague в прошлом году с Clash for Cash (турнир из одного матча по CS в июне 2017 года – Astralis и Virtus.pro разыграли 250 тысяч долларов. Матч показывал американский канал TBS – прим. Cyber.sports.ru). Не будет фиксированного призового фонда, просто будем играть и попробуем продавать права на трансляции.

– Ты будешь пытаться менять майндсет игроков в сторону того, чтобы еще меньше париться в регулярке и еще больше настраиваться на лето?

– Я не могу сказать, что мы прямо ставили перед собой задачу выиграть каждую карту любой ценой. Мы играли от души, играли те турниры, которые считали нужным играть. Если понимали, что турниров слишком много, то пропускали их. Как только поняли, что майноры нам не нужны, мы перестали их играть, если не считать тех, куда нам действительно приятно было ездить – это и Саммит, и Макао, интересный город, и в Гентинг всегда здорово приезжать, особенно зимой.

Есть же две точки зрения: перегорели, потому что слишком серьезно относились, или недогорели, потому что недостаточно серьезно относились. Я не разделяю мнение, что команда слишком долго отдыхала или что команда перегорела и слишком нервничала. Я видел настроение ребят – все сложности были связаны не с тем, что у них в голове было что-то не так, или с тем, что они не готовы и мало тренировались. Сложности были из-за того, что мы неправильно подошли к мете.

– Ты говоришь, что в голове точно не было проблем. Это касается игры с PSG.LGD? Показалось, что первая карта сломала вас начисто. 

– Когда мы начали играть с «ПСЖ», мы еще не видели, как они играют в доту. Еще не было матча с Team Liquid, когда китайцы раскатали их 2 по 25 абсолютно по делу. И вот с самого начала игры мы почувствовали, какие они жесткие. Потом они допустили ряд ошибок, это позволило нам вернуться в игру и захватить преимущество. 

Та ошибка – это реально был мисклик. Ребята всегда стараются строить игру от того, что миссклики всегда бывают и у нас, и у соперников, но эти миссклики не должны мешать игре. Строить стратегии от того, что все должны идеально нажать кнопки, – это немножко не про нас. Думаю, все понимают, что большинство матчей в регулярном сезоне мы выиграли еще на стадии драфта. Тогда была возможность немножечко задайвить, закинуть, но победе это не мешало. Мы выигрывали не только за счет скилла, но и за счет грамотных стратегий. 

Насчет влияния первой карты на психологию... Я могу привести пример с прошлого TI, когда мы играли 100-минутную карту с Liquid и проиграли. После этого собрались и без шансов выиграли вторую игру против них. Да, ребята в интервью говорили, что если бы выиграли первую карту у PSG.LGD, то Инт мог бы сложиться по-другому. Думаю, они имели в виду, что эта победа придала бы нам уверенности – потому что после игры мы уже понимали, как играют «ПСЖ», они на голову выше остальных поняли мету. И мы дальше смотрели все их игры – в матче с Ликвидами, например, не было ни одной ошибки. Ребята настолько четко выверяли все тайминги и другие вещи – натурально как роботы. И если бы мы, несмотря на все это, победили бы их, то получили бы большой буст уверенности. 

Можно вспомнить матч с Optic – мы проиграли первую карту, были на грани вылета и топ-12 Инта. Я был с ребятами на перерыве, и атмосфера ни тогда, ни после первой карты с PSG.LGD особо не отличалась. Мы никогда не ищем виноватых, а сразу обсуждаем план на следующую игру не с учетом того, что мы сделали неправильно, а с учетом того, как играет соперник. Дизморали не было.

– После группового этапа вы как себя ощущали? Понимали, в чем будете прибавлять, или уже думали, что все плохо и катится к катастрофе?

– Мы понимали, что не идеально попали в мету, но это не повод опускать руки. У нас были хорошие стратегии, мы думали о них лучше, чем они оказались на самом деле. Поэтому заходили в плей-офф с осторожным оптимизмом, понимали свои слабые стороны. Первые три раунда плей-офф – один в верхней и два в нижней – опасения отчасти подтвердили. Не помню, вошло ли это в интервью Леши Рухабу – он сказал, что головой мы понимали, что все идет не совсем так, но сердцем верили, что можем двинуться дальше, и старались до самого конца.

– Сейчас ты видишь что-то в подготовке, что стоило сделать по-другому?

– Я бы поделил подготовку на два аспекта: логистический и игровой. С точки зрения логистики все было идеально. Ребята после Супермейджора достаточно отдохнули, играли паблики, потом собрались на две недели в Москве, поиграли тут. Потом полетели в Канаду, и, потому что туда отправились мы и Liquid, в Канаду заранее полетели почти все команды. Там суперпродуктивно играли. Что могла сделать организация – планирование, условия подготовки – мы сделали все хорошо.

Что касается тактической подготовки – очевидно, что мы подготовились плохо, потому что заняли не то место, на которое рассчитывали и которое было нам объективно по силам. Да, мета изменилась, но... Мы очень долго обсуждали после турнира, с чем связана неудача. Я не хочу делать поиск виноватых публичным, но очевидно, что просчеты были, и эти просчеты вылились в итоговый результат.

– В составе финалистов чуть ли не каждый провел лучший турнир в жизни, у EG блистал Сумаил. У тебя есть объяснение, почему Нун и Рамзес, даже с поправкой на мету, провели слабый турнир – и относительно своей лучшей формы, и относительно топ-игроков?

– Что касается Сумаила, он всегда свою лучшую игру показывает на TI. Человек спал весь сезон, собрался – молодец, тут я только могу похвалить его. Думаю, он уже на той стадии карьеры, когда другие турниры тебя уже не волнуют – только Инт.

У Вовы и Рамзика есть причины, по которым они сыграли неуверенно. На самом деле, я бы даже не стал выделять только их. Роджер не показал лучшей игры, хотя сейчас его позиция – ключевая. Паша играл, пожалуй, увереннее остальных в команде, но из-за этой обидной ошибки... Чисто эмоционально это сложно принять, хотя он провел хороший, ровный турнир, и часто его действия прямо решали.

Вове было тяжело, потому что у него не было понимания того, чем и как он будет играть и к чему ему готовиться. А это было следствием того, что мы плохо чувствовали мету. Когда я это говорю, я не хочу спихнуть результат на мету. Нет, это была рабочая ситуация, мы же знали, что будет на Инте, догадывались, что так может быть. Сейчас мета будет опять меняться, многие команды не очень довольны, потому что 2-1-2, все эти глифы в миде...

Что касается Рамзика, да и в целом... Мы сами задали себе планку настолько высоко. Ребята, в общем-то, отыграли нормально, просто весь сезон они играли очень хорошо, поэтому автоматически идут завышенные ожидания.

– Ты сам считаешь результат провалом?

– Если прошлый Инт с учетом прошлого сезона мы оценивали как удовлетворительный, нормальный, тот этот, очевидно, как неудовлетворительный. Игроки оценивают как провал, я бы этого слова все-таки избежал, потому что все-таки два года подряд быть в топ-6, занять первое место в рейтинге DPC и провести лучший сезон в истории Virtus.pro – это здорово. Так что результат неудовлетворительный – очевидно хуже того, что было нам по силам.

– Ты доволен реакцией игроков на поражение?

– Я бы не сказал, что реакция на поражение здесь как-то отличалась от любого другого поражения. Есть поражения как в финале Супермейджора, когда мы пять карт играли с Ликвидами – это хорошие поражения. Даже на DAC 3-е место было неплохим результатом. Вот на Эпицентре проиграть было обидно, там сыграли хуже, чем должны были. Здесь сама реакция была та же самая, просто амплитуда выше, потому что это турнир на 25 миллионов долларов.

– Ты не боишься, что к следующему лету финансовая мотивация, которая на Инте важна, будет еще ниже? Ведь ребята за сезон выиграют и заработают еще по несколько сотен тысяч долларов.

– Точно нет. Просто потому, что топ-3 Инта с лихвой перекрывает все призовые по ходу сезона. К тому же, мейджоры тоже надо еще выиграть, а их будет всего пять. Даже если возьмем нынешний сезон: мы выиграли около 2 миллионов призовых – топ-3 команда Инта уже получает больше.

Я бы сказал скорее так: сейчас на ребят больше давит, что VP с Лилом, Иллиданом и Годом занимали топ-6, VP с Лилом и текущим составом занимали топ-6, и вот, казалось бы, преград никаких нет – но те же самые топ-6. И каждому из ребят хочется достичь самого высокого результата для себя, для VP, для российских команд вообще – в топ-6 же попадала и Moscow Five когда-то. Я думаю, что это будет главной мотивацией помимо того, что здесь разыгрывается очень много денег и удачный финиш позволит им уже не беспокоиться о будущем.

Как проигрывала Virtus.pro. Тут только аналитика

Удивительно, но Virtus.pro не хватает ЧСВ

Фото: Virtus.pro

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья