Блог R2 DOTA 2

Когда-то в Доте не было миллионов. NS работал лесничим, Смайл – в Пенсионном фонде, а Блова играл на пельмени

Было непросто.

Первые версии Доты появились 17 лет назад, а в 2005 году в Москве уже прошел первый турнир. Но еще долгие годы даже лучшие игроки искали заработок вне игры или отказывались от комфортной жизни. Перед плей-офф The International 2019 (призовой фонд – 33 млн долларов) Sports.ru вспоминает то время в трех историях легендарных игроков Dota AllStars.

Я играл в футбол с трех лет. В школе был капитаном во всех спортивных командах и тогда же придумал девиз: «Если не лучший, то кто я?»

Я ушел из института сам, хотя неплохо учился. Дома был скандал: родители были уверены, что я ломаю себе будущее. Всего через год, полностью посвященный игре, я обеспечивал себя сам призовыми. Тогда они приняли мое увлечение.

Я представлял себе сцену Доты такой, какая она сейчас. Даже с более развитой структурой. Но еще не вечер.

В 2007-м я получал первую киберспортивную зарплату в СНГ – за Virtus.pro.  Всего через год, полностью посвященный игре. Я обеспечивал себя за счет возросших призовых – уже тогда увлечение приняли и родители. 

В VP мы вместе тусили, ходили по девочкам, играли. Единственный, кто отбивался от коллектива, был Admiration. Ему просто было лень. Он мог спокойно на чемпионат не приехать. Мы не кикали его, потому что он был жесткий. Сейчас он, кстати, как и многие бывшие про-игроки, зарабатывает на жизнь покером.

Admiration был топовым игроком первой Доты, сыграл на TI2 за M5 – и пропал

После Virtus.pro я попал в шведскую команду SK. Там играл Loda – будущий чемпион мира 2013-го.

После месяца игры за SK я уехал в деревню отдыхать.  Было лето, хотелось в деревню на дачу, где есть лес, девочки, шашлыки, все дела. Тогда Loda сказал, что они будут искать пятого шведского игрока, а я им больше не нужен. Я тогда не парился о своем скилле. Посидел перед чемпионатом, поиграл, приехал, всех порвал. Чего переживать-то?

Нам не за что было играть, кроме интереса. Зарплат тогда жестких не было, никаких обязательств перед спонсорами или организациями тоже.

3-4 тысячи долларов – максимальный приз на человека, что мы получали. Это была казахстанская серия турниров. В одном из перелетов в Казахстан самолет не смог приземлиться в Алма-Ате из-за тумана и высадил нас в запасном аэропорте Караганды.

Одна палатка, два самолета, один из которых наш, а второй в паутине. Никого нет, как в фильмах ужасов – одно перекати-поле. А у нас через десять часов турнир. Нашли таксиста, им оказался чувак, который выдавал нам багаж в аэропорту, и попросили его отвезти нас до автовокзала. На автовокзале мы договорились с двумя другими таксистами, и те повезли нас в Алма-Ату.

Отдали то ли по 200 долларов, то ли по 400 за каждую машину. Хорошо, что у нас были деньги, которые мы взяли, чтобы потусить.

Всю ночь ехали и не спали, справа верблюды, слева бараны. Ужас какой-то. Помню, как звонили Вилату, просили задержать наши матчи или перенести, так как встали в пробке уже в самой Алма-Ате. Невыспавшиеся начали играть этот турнир и выиграли его.

Я устроился на работу в пенсионный фонд по ставке в 1400 долларов. Потребности росли, мне не хватало одной доты.

Если бы дота умерла, я бы стал шеф-поваром. Я очень люблю готовить, поэтому отучился бы и пошел работать в каком-нибудь ресторане.

Лишь после того, как мы приехали и поселились в пятизвездочном отеле, и сотрудники TI начали нам во всем помогать – лишь после того я понял, что это серьезно. Это было настолько круто, что никаких сомнений и быть не могло – это будет серьезным мероприятием, а деньги выплатят точно. Через месяц после выплаты призовых пришло понимание того, что это был именно тот момент, ради которого я все это терпел.

Первый турнир на миллион в киберспорте: игроки пили перед играми, ругались в кабинках и приехали неготовые

Вот ты играешь турнир в подвале в Митино, а вот Gamescom в Кельне. То, что это все происходило, просто не укладывалось в голове. 

Я закончил с профессиональной дотой ради семьи и ребенка. За всю свою карьеру я ни разу не жертвовал ничем ради игры.

использованы цитаты из интервью esportsinsideme

Доту я воспринимал как битву умов. Я никогда не рассчитывал на карьеру киберспортсмена, тем более что призовые тогда были крохотные. Мне просто нравилось играть и соревноваться с лучшими, я жил этим. 

Бабушка преподавала учителем математику в школе 44 года, и она привила мне любовь к этой науке и к решению различных задач. В доте, как мне показалось, я могу применять свои навыки, которые я получил, занимаясь математикой, чтобы получать преимущество перед соперником. 

Я начал играть в 12 лет в местном компьютерном клубе. Спустя 3-4 месяца игры ко мне подошел парень на 6 лет меня старше, спросил: «это ты n0th1ng?» (мой ник тогда) и предложил мне сыграть матч 3х3 за 2к рублей. «Давай хотя бы на тысячу», – ответил я, испугавшись такой суммы. Собрал двух друзей, занял 350 у мамы, честно признавшись, что хочу попробовать силы. К счастью, дала без проблем – а потом мы победили. Вскоре этот парень предложил мне собрать команду, чтобы ездить на московские турниры.

В 13 лет я уже играл против лучших игроков первой доты, но чаще, конечно, проигрывал. Старые друзья понемногу уходили в реал-лайф, а я вливался в тусовку; в 15 вместе c PGG и Лостом выбил Virtus.pro (Vigoss, Smile, Jolie, Mr. Admiration, NS). Мы выиграли весь турнир и пришли с Лостом в VP (где тогда уже платили зарплату!) на место Смайла и Адмирейшна. Получилось так, что я в каком-то смысле предал PGG – мы построили игру вместе, а я все разрушил ради каких-то 200 долларов. Отчасти из-за этого я долго не мог попасть ни в одну хорошую команду, так там постоянно находился PGG, который безумно злился на меня.

Я жил с родителями до 15 лет. Потом – то у девушки, то у друзей, то снова дома, то ездил на турниры и оставался где-то там. Ездил по всему СНГ – Украина, Казахстан. Родители заверяли у нотариуса доверенность на имя старших игроков, по которой пускали за границу. Так и гонял.

В компьютерных клубах тогда можно было жить. Спали на трешке: так назывались три стула, приставленные друг к другу. Прямо в клубах подавали еду: пельмени, сэндвичи, салат «Цезарь».

Яблоки-варды, бисквитные аганимы и крылышки Феникса. К The International дотеры готовят классные блюда

На еду играли, 1 победа – 30-35 рублей. Так мы подружились с Вигоссом. В клубе отключили интернет, он подошел, предложил сыграть – он уже помнил меня по турнирам, но не знал лично. Сыграли. Я победил со счетом 11-7 и заслуженно поел.

В конце нулевых я зарабатывал тысяч 20 рублей в месяц, чаще – около 10-15. Я перешел с Доты на Хон (Sports.ru: HoN или Heroes of Newerth – игра типа Доты]. Он был удобнее и современнее, но аудитории у него всегда было меньше. 

В качестве поощрения могли подарить мышки и клавиатуры, а деньги платили очень неохотно, только за хорошие результаты. Организации не предоставляли контракты, все держалось на честном слове.

Я не считаю, что не смог адаптироваться ко второй Доте. Мой период в Team Empire в 2012-2013 годах был лучшим за всю карьеру [Sports.ru: Empire выиграли 6 турниров, дважды брали серебро Старладдера, регулярно обыгрывали NaVi, Virtus.pro, EG, Fnatic]. Уже потом я слишком рассчитывал на приглашение в сильную команду только за счет моего опыта и умений. Появилась таблица лидеров по соло-рейтингу, игроков забирали оттуда. Опомнившись в какой-то момент, я взял топ-50 Европы за два месяца непрерывной игры, но серьезно подорвал здоровье и был вынужден остановиться.

Я понял, что на доте можно заработать, когда мне было 17 или даже 16 лет [Sports.ru: 2005 год]. Анонсировали первый турнир в Москве, где приз за первое место был, кажется, 12 тысяч рублей. Но для меня – я еще в колледже учился – это были неплохие деньги. Я начал изучать киберспортивные сайты, и оказалось, что это не один такой турнир – их много, они идут и по другим играм, что самая популярная игра – Контр-Страйк. Узнал, что про турниры делают видео, что у игроков берут интервью. 

Еще в 2013-м году в доте не осталось никого, с кем я начинал играть. Люди стали взрослыми и пошли по жизни другим путем. Кто-то срывался после серии поражений, кто-то просто не верил, что это будет приносить какую-то пользу.

Романтика турниров по Варкрафту в нулевых: ночевали на вокзале, стояли 5 часов на морозе у клуба, ехали без денег на обратный билет

Каждый, кто играл в нулевых, в глубине души думал «а чем я вообще, нафиг, занимаюсь?». Но, в отличии от многих скептиков, особенно из мира Варкрафта, я почти с первого взгляда нутром почуял, что и конкретно Дота, и весь этот новый жанр имеют большое будущее. Киберспортивная Дота зародилась около 2005-го года, в то время в тренде были соло дисциплины – Варкрафт, Старкрафт, Квейк, гоночки, а из командной был только КС. Мне казалось, что командные дисциплины гораздо интереснее массам, в них и играть интереснее, и смотреть на них занимательнее. Так оно и оказалось.

Когда начинал играть, я еще жил с мамой. Где-то в 18 лет жил уже отдельно, делил квартиру с братом, на Доте немного зарабатывал, но это были смешные деньги.

В Virtus.pro в 2007-м у нас зарплата была 100$ в месяц. По тем временам это, конечно, больше, чем сейчас, но все равно это не та сумма, на которую можно даже адекватно питаться – я уже не говорю о том, что у человека имеются и другие потребности.

В 2010-м мы в DTS были топ-2 командой мира. А зарплата была такая же. Мой максимальный выигрыш случился уже во второй Доте на первом The International, где мы заняли 5-6-е место и получили $7000 на человека. Сейчас за это же место, кажется, дают более миллиона на команду

Условия в месте, где мы жили с командой, были спартанские. Кроватей не хватало – снималась какая-то квартира подешевле, Artstyle и Dendi спали вдвоем на двухспальной кровати, а Dread брал подушки со спинки дивана, раскладывал их на полу и спал на них, как на камнях.   

Я работал помощником лесничего, курьером в строительной фирме брата, а также протягивал интернет у местного провайдера. Конечно, мы часто выигрывали какие-то турниры, что приносило дополнительные деньги, но всего этого было мало, поэтому я постоянно подрабатывал где-то. Пару месяцев также занимался продюсированием игры RoT в Syncopate, мало уже вспомнит кто что такая игра была, но я помню! После анонса первого ТИ зарплаты везде возросли моментально, и на них хоть как-то уже можно было жить. 

Дота нравилась, а работа курьером – не очень, поэтому я с нее ушел и продолжил играть, хоть в такие периоды (когда не работал и только играл) порой на еду даже не хватало, но справился как-то, и ни о чем не жалею. 

Мы выбрали лучший финал The International. Нет, это не NaVi – Alliance 

Как Сумаил стал суперзвездой: увидел Доту в 7 лет, продал велосипед ради игры, тренировался по 18 часов в день

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья