World of Warcraft
Блог

Ковенанты Shadowlands: как жители Бастиона боролись с Раскольниками и отомстили Малдраксусу

В BFA многие игроки упустили существенную часть лора дополнения просто, потому что они играли за одну фракцию и не видели смысла создавать для этого отдельного персонажа. В Shadowlands ситуация улучшилась — теперь, играя только за Орду или Альянс, можно посмотреть лор всех ковенантов даже за одного персонажа, правда делать так никто не будет. Все-таки у обычного игрока в WoW есть 1 мейн-персонаж и 1-2 альта, которые далеко не всегда представляют различные ковенанты. Сегодня начинается серия статей, в которых мы посмотрим чем же занимались все народы Темных Земель в 9.0, как они решали насущные проблемы и почему каждый народ решил противостоять Тюремщику.

Бастион — идеология превыше всего

Кто такие кирии?

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к официальной статье разработчиков о Бастионе:

«Эти благородные существа направляют души мертвых в Орибос на бесстрастный суд Арбитра, которая решает, куда они отправятся дальше. Новоприбывшие в Бастион становятся кириями-претендентами — бескрылыми существами, что веками тренируются и готовятся однажды заслужить свои крылья и вступить в ряды перерожденных.»

Что мы узнаем по ходу прокачки?

Пока кирии знакомили нас со своими обычаями, выявились их главная проблема — Раскольники. Раскольники — это кирии, несогласные с принципами Архонта Кирестии (например, стирание памяти душам, попавшим в Бастион) и примкнувшие на этой почве к Девии. Девия — бывший идеал Верности (что иронично), которая после знакомства с Утером решает устроить переворот в Бастионе и становится Идеалом Сомения. Подробнее становление Девии и Утера первыми раскольниками показано в ролике серии "Миры иные". После этого Раскольники нападают на кирийские храмы, а сама Девия захватывает Шпили Перерождения.

Второй проблемой в Бастионе становится неожиданное нападение Малдраксуса на храм Отваги. Нарушив концепцию всеобщего мира между ковенантами, войны из домов Кадвров и Ритуалов прилетели на своем межгалактическом некрополе. Не смотря на то, что мы с кирийцами отразили атаку, храм Отваги, превратившийся в Смертельную тризну, еще предстоит отвоевать. Еще стоит отметить, что за нападением все это время со стороны наблюдают Раскольники, обсуждая это с Хелией. Да, той самой Хелией из Легиона. В этом дополнении, она по-прежнему злая (в первый раз мы видем ее еще в Утробе), к тому же она является близким союзником Тюремщика.

Make Bastion Great Again

После того, как мы решаем стать кириями, нас принимает туда лично Кирестия за заслуги перед Бастионом. На момент вступления, по лору, мы уже остановили вторжение некролордов в Смертельной тризне. К тому же, мы ведь пилигрим Утробы, у Архонта даже выбора нет!

После торжественного вступления и небольшой экскурсии по Элизийской цитадели, мы связываем душу с Пелагием — судя по его рвению к этому, он наш большой фанат, поэтому обижать мы его не будем (он ведь еще и БИСовый медиум для большинства кирий!).

Испытания перерожденных: Клейя и дебошир Утер

Настало время решать насущные проблемы. Чтобы противостоять Раскольникам, нам нужна серьезная армия, а именно: перерожденные. Перерожденные — это самые сильные, не считая Архонта, идеалов и десниц, войны Бастиона. Их благословляет лично Кирестия, устраивая им выпускной рядом с Мастерской Перерождения в Элизийской цитадели. Клейя (подруга Пелагия, которая нас встречала еще в самом начале Бастиона) готова переродиться в Клейю с крыльями, но сначала ей предстоит пройти последнее испытание — перенести душу умершего из Азерота в Темные Земли.

Мертвого человека зовут Бен Хауэл. Когда мы собираемся уже забрать его душу в мир анимы, он просит отправить его к семье, ведь ей нужна помощь. Что же такого случилось в Красногорье? Это мы и решаем узнать и смотрим последний день жизни Бена.

Бен — простой работяга. У него есть семья, весь город его знает и любит. Но во время разговора с мэром города оказывается, что на город напала обезумевшая без Короля-лича Плеть (нашествие как раз произошло во время препатча). Храбро спасая свою семью, Бен отдал свою жизнь, и теперь его ждет путешествие в один из миров Темных Земель. По крайней мере так думала Клейя.

Мы забираем его душу, но, так как Орбитр спит, его душа отправляется не в светлое будущее, а прямиком в Утробу, где он обречен на вечное страдание. Клейя в шоке, но испытание есть испытание, и она его завершила. Это значит, что теперь она готова к перерождению.

Вместе с другими кириями, Клейя подходит к Мастерской Перерождения. Но как только она перерождается Мастерскую разрушают,а на Элизийскую цитадель нападают Раскольники во главе с Девией и ее правой рукой — Утером.

В непростой битве мы отбиваем атаку раскольников, а Утер напоминает нам почему он с Раскольниками: Девия, по его мнению, распорядилась с душой Артаса лучше, чем кто-либо другой. Клейя же проникается к нам за помощь кириям и ей лично в такой непростой ситуацией и предлагает нам стать медиумом. Мы, конечно, соглашаемся (как будто у нас когда-то был выбор) и отправляемся на финальное задание главы.

Девия с Раскольниками обосновались в Шпилях Перерождения, что явно не устраивает Архонта, поэтому настало время наказать дебоширов в подземелье. По ходу освобождения Шпилей, мы побеждаем столько Раскольников и подчиненных ими механизмов, чтобы хватило до 100% треша чтобы они в Шпили больше не вернулись. В битве с Девией мы, наконец-то, сбиваем ее копьем и лишаем Раскольников их лидера.

Миханикос и супер-молот Фест

Мастерская Перерождения по-прежнему сломана после нападения Раскольников, а ведь без нее никто из кирий не сможет переродиться! Поэтому Верховный автоматург Миханикос берется за восстановление Мастерской, с чем мы и будем ему помогать. Для этого ему нужен легендарный молот Фест, который находится в Вечной Кузне. Но она захвачена Раскольниками, поэтому нам надо снова уменьшить численность оппозиционеров и разогнать их.

Миханикосу приходит в голову отличная идея: собрать ресурсы рядом с Кузней и соорудить голиафа Брона. Правда непонятно зачем вообще нам нужен какой-то Брон, если, параллельно сбору ресурсов, мы перебиваем уйму врагов и даже одного из местных командиров.

Ответ на этот вопрос появляется сразу же. Лисония (соратница ныне мертвой Девии и новый лидер Раскольников) выводит в бой армию голиафов и анимапардов, которой мы и будем противостоять с нашим мега-роботом.

Верхом на Броне, мы спокойно побеждаем очередной отряд Раскольников и отправляемся обратно в Элизийскую цитадель. С помощью возвращенного легитимным владельцам молота (и Брона) мы восстанавливаем Мастерскую.

Месть Бастиона

Нападение Малдраксуса на Бастион никто не забыл. Потеря целого храма, особенно в такое непростое для кирий время, сильно ударило по их силам. В глазах Архонта народ Малдраксуса стал врагом. Чтобы исправить эту ситуацию и дать возможность кириям отомстить агрессорам, Александрос Могрейн лично пришел в Элизийскую цитадель (подробнее о том, как Александрос извинялся за своих сородичей сказано в кампании Малдраксуса). У Бастиона и Могрейна оказался общий враг — маркграф Гармал, глава дома Кадавров.

Вместе с Ксандрией, Идеалом Отваги мы отправляемся в летающий некрополь "Зерекрис", встречаемся там с Дрекой и планируем атаку. В ходе битвы, мы узнаем, что у Гармала есть некий сильный союзник, поставляющий аниму (о том, кто это мы тоже узнаем только в кампании Малдраксуса), а в доме Ритуалов скоро произойдет переворот силами одного из баронов. С помощью рунического клинка Александроса, мы уничтожаем самых сильных кадавров, и теперь мы готовы сразиться лицом к лицу с Гармалом.

Пока мы вместе с Александросом убиваем прислужников маркграфа, Ксандрия "танкует", а Дрека наводит пушки своего некрополя. После выстрела, Гармал умирает, а мы извлекаем его сердце, чтобы усилить Мастерскую (как оно усилит непонятно, но усиление есть усиление). Бастион отмщен, а значит можно смело начинать заниматься другими проблемами.

Путешествие в Ревендрет

Правлению Бастиона понравилась идея сбора реликвий с разных миров и использования их для усиления Мастерской Перерождения. Поэтому мы вместе с Клейей и Пелагием отправляемся в Ревендрет, чтобы достать Печать Раскаяния. Информация об этой Печати оказалась у Куратора, но ее местоположение она не знала. По ее словам, раньше Печать Раскаяния была у некоего Алвина, но где он находится знает только Графиня.

Куратор нам ясно дает понять, что Графиня добровольно не скажет где находится Алвин. Как же справедливейшие кирии решат уговорить ее? Конечно же, найдут ее камень грехов (с его помощью можно мучать вентиров списком их грехов), чтобы под угрозой боли или смерти она рассказала свой секрет, а по пути к камню убьют сотню вентиров. :)

Когда мы приходим к самой Графине, она уже нас ожидает, поэтому план проваливается. По крайней мере часть с пытками. Графиня просто решила великодушно рассказать нам о местоположении Алвина в обмен на ее камень грехов. Алвин изобрел Печать Раскаяния, чтобы быстрее очищать души от их грехов, но, так как такой способ приносил слишком мало анимы, Сир Денатрий сослал Алвина Пепельный предел. Туда мы и отправляемся за ним.

Найдя Алвина, мы узнаем, что Печать украли. Поэтому мы убиваем обидчиков нашего вентирского друга, убиваем нового хозяина реликвии и забираем ее в Элизийскую цитадель. Там, мы вставляем Печать в Мастерскую, а разведка нам доносит, что Раскольники во главе с Лисонией планируют новую атаку. Перед тем, как воевать с ними, нам надо усилить свои отряды новыми перерожденными, для чего мы и отправляемся в Арденвельд.

Цветок Ивы и сюжетный твист

Вместе с Пелагием мы отправляемся в Арденвельд выпрашивать у Королевы Зимы следующую реликвию. Королева соглашается, но, чтобы перенести такую силу в другой мир, необходим специальный сосуд. Цветок Ивы вызывается нам помочь с подготовкой сосуда, и мы отправляемся в путешествие по Арденвельду.

Для проведения ритуала по запечатыванию силы в сосуде необходимо подготовиться. Пелагий отправляется собирать какие-то специальные семена, а мы вместе с Цветком Ивы забираем венок из местного театра, проявив просто невероятные способности маскировки.

Потом мы устраиваем небольшой геноцид гормов, которых в Арденвельде развелось слишком много, а вместе с этим забираем полное анимы семя для сосуда. Теперь мы готовы к ритуалу.

Когда во время ритуала Цветок Ивы начала прощаться, Пелагий понял, что она и есть Сосуд Арденвельда, а значит она отдаст свою душу ради нашего ковенанта :( Силами Королевы Зимы и ее помошников, ритуал проведен, и мы можем забрать Сосуд Арденвельда себе.

Вставив Сосуд в Мастерскую Перерождения, нас "перерождают", правда крыльев у нас так и не появилось. Теперь, когда армия Бастиона сильна как никогда, мы, наконец, сможем вернуться к главному врагу нашего ковенанта — Раскольникам.

Утер в тюрьме, Раскольники в Утробе

Разведка обнаружила Лисонию в храме Смирения, куда мы сразу же отправляемся вместе с Клейей. Как оказалось Лисония и Утер пытаются забрать силу у Идеала Смирения, правда, методы Лисонии не очень впечатлили бывшего паладина Серебрянной Длани. С помщью Сострадания, легендарного клинка Смирения мы пробиваемся на помощь Идеалу. Как только мы пытаемся напасть на Лисонию, Хелия открывает портал в Утробу. Вот кто из Раскольников все это время был заодно с Тюремщиком.

Отправляемся в погоню за Лисонией и Утером в Утробу, прихватив с собой Сострадание (видимо к Утеру). Тут мы встречаем много других Раскольников (мы их встречали еще в самом начале прокачки в Утробе), но далеко не все из них разделяют взгляды Лисонии на идею их движения. Убиваем множество слуг Тюремщика в Цитадели Вечных Мук, пока Лисония крадет силы у Утера.

Как только мы прижимаем Лисонию, она вновь сбегает с поля боя. Утера отправляется с нами обратно в Элизийскую цитадель, открещивается от Раскольников и улетает. А мы, тем временем, снова усиливаем Мастерскую Перерождения. Настал момент в последний раз сразиться с Раскольниками и положить конец мятежу в Бастионе.

Финал!

Собираясь на финальную битву, призваем всех Идеалов и отправляемся собирать армию по всему Бастиону. Помогаем Пелагию, Сике (правая рука Миханикоса) и медиуму Лисонии, и направляемся в храм Верности — оплот Раскольников.

Перебив лучших войнов Раскольников, добираемся до Лисонии. Чтобы выиграть в битве, она решила использовать силы Шпилей и хранящуюся в них аниму. Прямо во время сражения, оказывается, что, воспользовавшись атакой сил Бастиона на храм, Раскольники напали на Архонта в цитадели.

Мы успели как раз вовремя — Лисония только прилетела. Во время битвы к нам присоединяется Утер, и, силами всех возможных войск Бастиона, Лисония повержена. Утер у Архонта просит помиловать его, на что Кирестия великодушно отправляет его на перевоспитание. Миханикос решает стать нашим медиумом, а Архонт окончательно усиливает Мастерскую.

Итоги

Сегодня мы познакомились поближе с кириями и Бастионом, узнали их историю и то, откуда взялись кирии в рядах армий Тюремщика. Можно ли считать эту историю "хеппи эндом"? Наверное, да. Пускай и ненадолго, зная непростую судьбу Кирестии в 9.1, но в Бастионе воцарился порядок и спокойствие. Анима возвращена, Перерожденные стали еще сильнее.

На следующей неделе мы узнаем историю Малдраксуса, а пока делитесь своим мнением об этом формате в комментариях. Увидимся в Темных Землях.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья