Блог Фифа с песиком

Парень смотрел все матчи «Аякса» и попросился скаутом в Football Manager – и его взяли! Интервью про лучшую работу в мире

Узнаем, как стать ресерчером.

Знакомьтесь – Йохан (разрешил использовать только имя), бывший скаут FM. Он следил за системой «Аякса», находил звезд еще до того, как их заметят скауты больших клубов, и ошибался с оценками игроков, которые так и не взлетели. После того, как один из его любимых футболистов пережил сердечную аритмию прямо во время матча и закончил карьеру, Йохан остыл к футболу и перестал исследовать игру.

Мы поговорили с ним о работе, которая кажется идеальной, но за которую он не получал денег.  

* * *

– Как ты начал работать для Football Manager?

– Я много лет играл в FM – начал в 2006 году, провел там 1500-2000 часов. Это одна из самых важных игр в моей жизни. Мой лучший результат – 34 победы, 0 поражений, 0 ничьих в Эредивизи и победа в Лиге чемпионов в первый же сезон (без читов с сохранениями!).

Я всю жизнь болею за «Аякс», поэтому много знаю о клубе. Когда играл, заметил в базе несколько мелких ошибок: молодой игрок перешел из «Аякса» в другой клуб, другой – ушел в аренду, но в базе все это не обновили. Еще увидел мелкие неточности вроде неправильного места и даты рождения, деталей контрактов.

Я всегда общался на форумах о разных играх, поэтому сделал то, к чему привык, – написал об этом в специальную тему для разработчиков. Пару раз сообщил об ошибках, а потом добавил: «У вас так много неточностей в данных, может быть, я смогу помочь?» Не самое вежливое предложение, понимаю. Но в ответ мне предложили поправить все самому – прислали таблицу, где нужно было заполнять данные об «Аяксе». Так я познакомился с главным ресерчером Нидерландов и мог редактировать все, что захочу, а потом отправлять базу обратно ему, чтобы он загрузил все в систему. Сейчас скауты меняют данные прямо в облаке.

Тест. Угадайте лучших россиян в новом Football Manager?

– Но твоя основная профессия с футболом не связана?

– Нет, я консультант по менеджменту. У нас крошечный офис – грубо говоря, мы помогаем бизнесу расширяться или урезать расходы. Я работаю с данными – наверное, это единственная параллель между профессией и FM. Я никогда не интересовался футбольными данными, я не скаут, просто волонтер-энтузиаст.

– Сколько уровней скаутов работают над игрой? Как Football Manager исследует так много клубов?

– Есть три уровня скаутов. В самом низу – ассистент ресерчера, им я и работал. Мы фокусируемся на одном клубе, как минимум один такой скаут есть у «Спартака», «Фейеноорда», у больших клубов вроде «Барселоны» их несколько. Они работают над всеми деталями – дата и место рождения, детали контракта, тон кожи, прическа игроков – все, что есть в профиле. Сюда же входят атрибуты игрока и вся статистика.

Данные за мной проверял главный ресерчер Нидерландов – он есть для каждой лиги. А над ним – менеджеры данных из Sports Interactive, разработчика игры. Это несколько человек, которые отвечают за корректность данных в целом, работа на полную ставку в офисе. Разработчики игры не хотят рисковать и сразу полагаться на молодых скаутов, которые могут увидеть неизвестного игрока и дать ему очень большой потенциал. Поэтому рядом всегда есть другие скауты, которые проверяют данные и ищут ошибки.

– Тебе платили?

– Нет, мне каждый год бесплатно присылали новую версию игры. Этого было достаточно, я воспринимал свое занятие как хобби. Но для некоторых это оплачиваемая работа. Главный ресерчер Нидерландов занимался этим неполный рабочий день, и ему платили.

– Сколько времени у тебя это занимало? Были какие-то дедлайны?

– Можно тратить столько времени, сколько нужно для сбора качественной информации. Дедлайны были, игра обновлялась четыре раза в год, но если ничего не делать, база просто не менялась или главный ресерчер лиги что-то быстренько поправлял.

Я тратил 5-10 часов в неделю, сюда входят и просмотры игр, во время которых я всегда делал пометки. Иногда следил за конкретным игроком – как он двигается, принимает решения, насколько сыгран с другими игроками. Когда читал новости и смотрел матчи – параллельно менял данные в огромной Excel-таблице, она у меня была всегда открыта.

Однажды я составлял профиль молодого игрока и смотрел хайлайты, несколько полных матчей, чтобы корректно отобразить одну цифру. Я перфекционист, поэтому если не сделаю работу идеально – мне будет внутренне больно.

– Тебе сложно было объективно оценивать любимых игроков? Все скауты следят за любимыми клубами?

– Ты прав, за предвзятостью надо внимательно следить, но и границу между скаутом и болельщиком соблюдать очень сложно. Зачем не фанату клуба по полчаса в день читать новости о нем или смотреть все матчи? Я не думаю, что найдутся скауты, которые будут так внимательно следить за клубом, за который они не болеют. Тем более, бесплатно. Попросите меня быть скаутом «Утрехта», а не «Аякса» – я точно откажусь.

Поэтому каждый скаут FM – болельщик клуба. Но это и есть фактор, который выравнивает данные – если все ресерчеры немного предвзяты, то в целом перекос в данных заметить будет сложно. У каждого ресерчера есть свои любимые игроки, и они могут отобразить их чуть лучше, чем они играют на самом деле, но разница вряд ли будет бросаться в глаза.

– Есть ли какая-то разница между профессиональным скаутом и скаутом в Football Manager?

– Как и обычные скауты, я старался смотреть как можно больше матчей, иначе правильно оценить игроков не получится. Смотрел все игры «Аякса», но в основном дома. Конечно, ходил на стадион, но не для исследовательских целей (хотя некоторые скауты так делают). Смотрел все игры первой команды, иногда – матчи второй команды, U-19, U-17, если не успевал – хотя бы хайлайты.

Часто смотрел первую и вторую сборную Нидерландов, потому что там играют молодые игроки «Аякса»: хотел оценить, как они чувствуют себя в команде с другими игроками, другой тактикой. Но я никогда не воспринимал это как работу – я же фанат «Аякса», и так бы все это смотрел.

Самая большая разница между мной и скаутом реального клуба – в ответственности. Если я ошибусь, то просто поправлю свою оценку в следующей версии игры. Но если ты профессиональный скаут и настаиваешь на покупке молодого игрока, то придется платить миллионы евро, подписывать с ним контракт, платить зарплату. Это настоящие последствия, а не виртуальные. Конечно, я нашел нескольких классных молодых игроков, но еще я несколько раз ошибся. Если бы я был настоящим скаутом «Аякса», то принес бы клубу несколько миллионов убытка.

– Есть примеры, когда ты заметил молодого игрока, высоко оценил его потенциал, но он так до него и не дорос?

– Мне в голову приходит Стефано Денсвил – молодой центральный защитник, которого я впервые увидел в команде U-19 и стал присматриваться к нему. Мне казалось, что он станет лучшим защитником «Аякса» со времен Франка де Бура. У него был отличный длинный и короткий пас, он классно защищался и доминировал над любым нападающим в молодежном чемпионате и молодежной Лиге чемпионов. Я дал ему такой высокий потенциал, что со временем он достигал уровня европейского топ-клуба. У Денсвила не получилось в «Аяксе», он сыграл 22 матча, но никогда не выделялся, не стал игроком основы и не вызывался в сборную. Стало понятно, что он не дотянет до уровня, который я ему предсказал. В итоге он уехал в Бельгию, а сейчас играет в «Болонье», ему уже 27 лет.

(Стефано Денсвил)

Или Че Нуннели, он до сих пор молод, ему 21 год, правый вингер. Я следил за ним с 13 лет. Это был самый быстрый игрок, которого я видел в своей жизни. В 15 лет он был быстрее, чем большинство игроков основы «Аякса». Мне казалось, что с такой скоростью и классным контролем мяча этот парень может стать если не следующим Месси, то ухудшенной версией Мбаппе. Я дал ему очень хороший потенциал, но он так и не сыграл в основе «Аякса», а потом перешел в «Виллем II». Он один из лучших игроков клуба, но вряд ли когда-то станет футболистом уровня сборной Нидерландов.

Иногда игрокам мешают травмы – как в случае Вацлава Черны, который играл за «Аякс» с 15 лет. Мне казалось, что он будет одним из лучших игроков из академии, он им и был, пока не получил серьезную травму и не выбыл на год. Восстановился, но потерял все, что делало его особенным игроком. Сейчас он в «Утрехте», играет неплохо, даже дебютировал в сборной Чехии, но это лишь тень того игрока, которого я в нем видел.

То же самое и с Рикардо Кишна – молодой голландский игрок, который получил две или три тяжелые травмы колена. То, что он до сих пор ходит, – чудо. Я думал, что он будет топ-игроком: очень техничный, быстрый, хорошо играет корпусом. Но травмы помешали раскрыть потенциал, такое тоже часто случается.

Максим Цыгалко – легенда Football Manager начала 2000-х. Забивал сотни голов хоть в Минске, хоть в Мадриде

– Но ты считаешь, что это ошибки? Ты ведь не можешь знать о будущих травмах, настрое, как на игрока влияют деньги, ленивый он или трудолюбивый?

– Не считаю. Когда игрок молод, очень трудно понять, насколько он профессионален. Я не хожу на тренировки «Аякса», не общаюсь с ними в раздевалке, не знаю, как у игрока дела дома, а все эти факторы значимы.

Я пользовался информацией, которая есть в открытом доступе. Иногда читаешь интервью других игроков – например, все в «Аяксе» говорили, что Маттейс де Лигт рано приходит на тренировки, постоянно занимается дополнительно, раньше возвращается из отпуска, чтобы привести себя в форму. Конечно, такие статьи – повод добавить ему несколько пунктов профессионализма.

(Маттейс де Лигт)

Проблема в том, что такие вещи мы знаем только про популярных игроков. А как насчет семнадцатилетнего игрока из «Краснодара», которого тоже нужно отразить в игре? В профиле есть показатель «профессионализм», но я не сплю с ним в одной кровати, чтобы знать, соблюдает он режим или вечерами тусуется с девушками. Я не знаю, правильно ли он питается, пьет алкоголь или нет, поэтому просто заполняю то, что знаю, и жду, пока про игрока не станет известно больше.

Профиль игрока нельзя составить раз и навсегда. Каждый год футболист прогрессирует или регрессирует – нужно следить за тем, чтобы цифры объективно отражали игрока, которого мы видим на поле.

– А еще есть персонал клуба – как оценивать этих людей?

– Да, это еще сложнее – кроме игроков в Football Manager загружен весь персонал клуба. Откуда я могу знать, насколько хорош физиотерапевт или тренер молодежных вратарей «Аякса»? Понятия не имею! Я всегда оставлял эти позиции пустыми – игра заполняла их сама – или основывался на репутации человека или клуба. Например, у «Аякса» очень хорошая молодежная академия – наверное, и молодежные тренеры «Аякса» лучше, чем тренеры «Твенте». Но знать наверняка – невозможно.

– То есть некоторые показатели игра может проставить сама?

– На самом деле FM может проставить любые атрибуты за скаута. Даже если профиль игрока пустой, игра сама все заполнит. Я могу добавить в игру хоть тебя – проставить дату рождения и позицию, выбрать клуб, а игра сама составит остальное. Вряд ли получится невероятно точно, но вполне нормально. Конечно, лучше исследовать игроков внимательнее, но можно довериться и игре. Особенно если игрок неизвестен – тогда можно оставить атрибуты пустыми, а когда узнаешь его получше – вернуться и поставить оценку.

– Чтобы был баланс – вспомнишь игроков, которых точно недооценивали, а ты это исправил?

– Больше всего горжусь тем, что обратил внимание на 18-летнего Джоэла Велтмана. Когда я только начинал работать для FM, его рейтинг был очень низким – наверное, с такими данными он мог бы играть за команду второй лиги. У него была ужасная травма в молодости, он не играл год, но когда вернулся – я заметил несколько особенностей, которые делали его очень умным защитником. Считается, что центральные защитники должны быть крупными и высокими, но он был слабым, не очень быстрым, зато классно выбирал позицию, читал соперника и отдавал сложные пасы. Тогда Велтман не сыграл ни одного матча за первую или вторую команду «Аякса», его контракт долго не продлевали, но я был уверен, что он классный игрок.

Я повысил его потенциал и текущие способности, через несколько лет он стал таким игроком, как я и предполагал, – десять лет был основным защитником «Аякса», тридцать раз сыграл за сборную, а потом перешел в «Брайтон». Иногда я просто угадывал со своими оценками, но не здесь –  я увидел и правильно оценил потенциал Велтмана. Теперь он один из моих любимых игроков – такие истории создают личную связь.

– Велтмана не оценили, потому что он не особенно выделялся на поле или его характеристики были нетипичными для своей позиции. Понятно, что Мбаппе или Неймара легко заметить, а есть ли такие игроки, на которых скауты меньше обращают внимание?

– Football Manager делит все атрибуты на технические, психологические и физические. Поэтому способности игроков, которые не бросаются в глаза, передаются в игре очень хорошо – у них будет очень высокие психологические данные: «принятие решений», «интуиция», «решительность», «работоспособность», «командная игра».

Мне в голову сразу приходит Томас Мюллер. Иногда я смотрю за его игрой и думаю: «Господи, у меня техника лучше, чем у него». Однажды я увидел, как он пытается обработать мяч, и начал сомневаться, что это профессиональный футболист. Конечно, я немного преувеличиваю, но он точно не самый техничный игрок на поле. Но его очень высокие психологические характеристики делают его очень хорошим игроком.

Или есть игроки, у которых низкие физические показатели, зато высокие – технические. Например, Андреа Пирло. Он был очень медленным, но отлично видел поле, у него первоклассный пас, поэтому система FM все равно позволяет адекватно его оценивать, несмотря на то, что он не такой яркий, как Неймар.

Как бывший ресерчер Нидерландов, могу привести в пример Мартена де Рона – не такой известный футболист, который сейчас играет в «Аталанте». Он центральный полузащитник, который классно опекает, трудолюбив и постоянно следит за тем, чтобы закрывать соперников и пространство. Но чисто технически он не так хорош. Но опять же, из-за его высоких ментальных показателей в игре он все равно на очень хорошем уровне. И игра оценивает его справедливо.

(Мартен Де Рон)

– Но это значит, что атакующие игроки всегда будут лучше защитников?

– Это не имеет значения, потому что никто не ставит Месси в защиту. Это всего лишь число, и оно имеет значение только в сравнении. Ведь если ты поставишь атакующего игрока мирового класса с опекой 8 и отбором 7 в защиту, то он будет играть плохо. Это ни на что не влияет, пусть атакующие игроки и получают оценки выше.

– Что случится, если скаут оценит игрока слишком высоко – есть ли система фактчекинга, должен ли он доказать, что игрок достоин оценки?

– Есть несколько способов это проконтролировать. Первый – честность скаута: если он будет часто ошибаться, то с ним просто перестанут сотрудничать. Если ты хочешь заниматься этим вдолгую – придется доказывать, что можешь точно и честно указывать способности игрока. Второй – ты не единственный скаут, оценки обсуждают со скаутом того же клуба или главным ресерчером лиги. Если вы оба согласны, то никому ничего доказывать не нужно. А если есть радикальные различия, то нужно приводить данные, нарезки из матчей или сами матчи. Последний способ проверки – все данные для игроков, особенно стартового состава топ-100 клубов Европы, каждый год сравнивают по позициям. Скауты делают то же самое по молодым игрокам и начинают обсуждать между всеми ресерчерами на всех уровнях. Если там есть очевидные ошибки, то их обсуждают и исправляют.

– Несмотря на это, в каждой версии игры есть несколько очень переоцененных игроков. Например, когда ты работал в FM, одним из лучших игроков был никому не известный Эдер Альварес Баланта. Как так вышло?

– Да, Баланта был ноунеймом для большинства ресерчеров, при этом у него был максимальный потенциал в игре, как у Роналду, Месси или Мбаппе. Кажется, у Доннаруммы был такой же рейтинг в одной из версий игры, у Рэмзи – в другой. В каждом выпуске игры есть всего 1-2 игрока с таким высоким потенциалом. Но проблема в том, что Баланта был в том же ряду, только его никто не знал, и он играл в Южной Америке.

Скауты обсуждали эту оценку, и я очень хорошо запомнил один из разговоров. Аргентинские ресерчеры настаивали, что это лучший центральный защитник, которого они когда-либо видели в его возрасте, и что он станет лучшим центральным защитником в истории. Они не шутили – утверждали, что видели все его игры, и предоставили доказательства: видео из ютуба, где можно было увидеть все его касания и действия из некоторых матчей.

(Эдер Баланта)

Контраргумент был простым: европейские скауты говорили, что они не смотрят южноамериканский футбол, так что, может быть, хайлайты и выглядели круто, но, если быть честным, мало кто может подтвердить, что это настолько классный игрок. В итоге скаутам разрешили оставить высшую оценку потенциала, но с годами этот рейтинг падал и падал. Сейчас Баланта играет где-то в Бельгии – да, он неплохой защитник, но и близко не тот игрок, о котором нам говорили южноамериканские скауты.

Такие вещи случаются. Это очевидная ошибка, тогда я в этом тоже был уверен. Ну да, теперь Эдер Альварес Баланта – очередной никому не известный игрок, который стал легендой Football Manager. К счастью, никаких последствий этой ошибки нет.

– А национальные особенности скаутов как-то влияют на их оценки ярких игроков вроде Баланты? Есть ощущение, что аргентинские скауты восхищались им настолько, что не смогли удержаться и сразу оценили его высоко,даже не подождав, пока он сыграет в топовой команде.

– В подходе скаутов из разных стран есть большая разница. В Германии более консервативные ресерчеры – они оценивают игроков чуть ниже, в Италии – экспрессивные, они чаще оценивают игроков выше, а голландские скауты – где-то посередине.

Но у Sports Interactive есть понимание, где должны быть отдельные игроки, команды и лиги. Они сравнивают лучших шестнадцать игроков из всех клубов в среднем. Они смотрят на нынешние и потенциальные способности игроков и сравнивают их между лигами. Так можно вычислить средний уровень лиги и клубов в ней.

Поэтому «Аякс» никогда не наберет средние текущие способности выше 170, потому что у «Ливерпуля» или «Барселоны» этот показатель – 175. И если показатели реально высокие, то Sports Interactive на это укажет и спросит: точно ли эта команда должна быть на пять позиций выше, чем мы ожидали? Поэтому «Аякс» может быть только в топ-20 команд – наверное, это там, где мы и ожидаем их видеть.

У ведущих ресерчеров даже есть гайдлайны – где в рейтинге должны располагаться конкретные лиги, какие максимальные рейтинги могут быть у лучших игроков тех или иных лиг. Конечно, ты можешь сделать рейтинг и выше, но тебе точно придется доказывать, что ты оценил игрока правильно. Например, у Хакима Зиеша или Андре Онаны был максимум текущих способностей среди игроков Эредивизи. Если оценить их выше, думаю, Sports Interactive просто попросит снизить их способности.

Как закончатся карьеры Месси и Роналду? Узнали в футбольном менеджере, что Лео уйдет первым

– То есть, когда Зиеш начинает играть в АПЛ, ему повышают рейтинг?

– Не совсем так – если игрок переходит в лигу уровнем повыше, никто не повышает оценки автоматически, разработчики доверяют голландскому скауту и скауту «Аякса». Но если игрок показывает себя лучше или хуже, это повод изменить рейтинг. При этом у ресерчеров есть негласное правило: футболистам нужно давать как минимум один сезон, чтобы они адаптировались к новой лиге, тактике, стране и клубу.

Но все мы понимаем, что Эредивизи – простая лига, иногда мы в шутку называем себя «лигой фермеров» и понимаем, что Зиешу здесь очень легко. Ему достаточно напрячься в четырех матчах за год, в остальных он и так будет лучшим игроком на поле. Поэтому в нашей лиге он никогда не сможет стать таким же, как Месси. А вот если он сможет стать одним из лучших игроков Англии – конечно, его оценки должны вырасти.

– Между оценками «13» и «14» для меня не так уж много разницы. Как скауты определяют точную цифру?

– Зависит от атрибута. Например, «прыжок» – это сет-рейтинг, потому что зависит от роста игрока. Логично, что чем больше рост игрока, тем ему проще прыгать выше. Поэтому у игрока ростом 180 сантиметров почти никогда не будет рейтинга выше, чем у футболиста с ростом в два метра. Максимальная и минимальная оценка за прыжок определяются автоматически на этой основе.

Еще нужно обращать внимание на уровень лиги. Например, хороший игрок молодежной Эредивизи чаще будет принимать хорошие решения, но это не значит, что его «принятие решений» должно быть равно 20, – он просто не играл в более сложных матчах. В голландской лиге вообще не может быть рейтинга 20 за «принятие решений», потому что сама лига не позволяет проявить этот показатель на максимум, здесь проще быть лучше.

Между показателем «15» и «16» и правда мало разницы – это, скорее, личный взгляд ресерчера. Конечно, скауты стараются использовать данные, но без контекста они мало что значат. Игрок с 95% точностью передач может быть не таким уж классным распасовщиком – возможно, он просто не рискует и постоянно отдает назад?

Как говорят ребята из Sports Interactive, в игре есть редактор – если вам кажется, что какой-то показатель занижен или завышен, просто поменяйте его. У меня есть своя база – постоянно меняю показатели игроков на те, которые мне нравятся.

– В игре еще есть показатели, которые не относятся к матчам напрямую – «профессионализм», «темперамент». Как быть с ними – следить за социальными сетями, читать интервью футболистов?

– Если хочешь быть хорошим ресерчером, то за игроками нужно следить и в социальных сетях. Например, если он часто пишет спорные вещи в твиттере – это повод поправить скрытую характеристику «противоречивость» в игре.

– Какой самый сложный атрибут для оценки?

– Мой ответ скучный – это зарплаты, потому что в Нидерландах про это мало говорят публично. Есть спекуляции в медиа, но данные неточные. Например, Душан Тадич получает примерно 3-4 миллиона евро в год, но никто официально это не подтверждал. Поэтому можно оставить ячейку пустой, и игра сама назначит зарплату, основываясь на репутации клуба, структуре зарплат и уровне игрока. Я старался быть более реалистичным и брал информацию из медиа.

С молодыми игроками еще сложнее: они подписывают контракт в 16 лет, и я точно знаю, что они получают больше, чем я, но сколько точно – непонятно. Вряд ли 20 тысяч евро в неделю, но и не 2 миллиона в год.

– Должны ли скауты разбираться в тактике? Ведь схемы могут маскировать слабые места футболистов, а в другой системе они могут провалиться.

– Football Manager плохо отображает то, как игрок подходит или не подходит определенной тактике. Например, «Аякс» купил аргентинского защитника Лисандро Магальяна за 10 миллионов евро, но он отыграл только две игры, 90 минут в сумме. Сразу стало понятно, что он недостаточно хорош для «Аякса». Но это не потому, что он плохой защитник, просто у клуба другой стиль игры – наши защитники фактически первые атакующие игроки, у них должен быть хороший пас, техника, навык защиты в высокой линии, когда сзади остается много пространства. Этот парень терялся и некомфортно себя чувствовал с мячом, с его покупкой просто ошиблись. Но это не значит, что он был плох, просто не подходит конкретной тактике.

Такие вещи сложно отразить в FM. Там есть такой пункт, как «ознакомленность с тактикой»: если футболист хорошо знаком со схемой, то будет играть лучше. Но я не могу установить, что футболист лучше подходит 4-4-2 или 4-2-3-1, хотя в реальной жизни разница может быть огромной. Игра просто видит характеристики и считает, что футболист подойдет любой команде, эту проблему сложно решить.

– Каждый раз, когда выходит новая версия FIFA, игроки жалуются, что их плохо оценили. В Football Manager есть то же самое?

– За все время скаутинга на меня никто не жаловался. Наверное, футболисты чаще играют в FIFA, а не в FM. Правда, я знаю, что тренер «Манчестер Юнайтед» Оле-Гуннар Сульшер – фанат игры, он сам говорил, что Football Manager повлиял на него.

Антуан Гризманн тоже играет: иногда он публикует фотографии и скриншоты оттуда. Что удивительно, он тренирует «Арсенал» и иногда покупает игроков из «Аякса». При этом Гризманн иногда отправляет своим игрокам личные сообщения в инстаграме – что-то вроде «Я купил тебя в FM, посмотрел твою нарезку на ютубе, похоже, ты классный игрок, продолжай в том же духе!»

– А клубы используют базу для поиска игроков?

– Конечно. Football Manager продает данные клубам и помогает им правильно использовать свои данные. По-моему, «Уотфорд» пользуется базой, и некоторые большие клубы смотрят профили игроков, которых хотят купить. Это было бы логично делать и маленьким клубам, которые ищут свободных агентов под конкретную систему.

– Почему ты перестал быть скаутом?

– На это нужно много времени. Тогда его было намного больше – я учился и подрабатывал, а сейчас официально работаю 40 часов в неделю, на самом деле даже больше. Я поскучнел – много работаю, у меня есть девушка (она не любит футбол, но и против него ничего не имеет – я смотрю игры, когда захочу). В общем, предпочитаю другие активности, мои интересы изменились.

Еще я остыл к FM, теперь играю в другие игры, строже стал относиться к тому, сколько времени я готов этому уделять. Иногда смотрю в футбол, но не так внимательно, не слежу за молодежными командами. В какой-то момент я понял, что уже не подхожу под стандарты хорошего скаута.

– Но почему ты так резко остыл к футболу, есть конкретная причина или история, которая с этим связана?

– Это связано с ситуацией с Абдельхаком Нури – одним из лучших игроков из академии «Аякса» за последние несколько лет. Это самый технически одаренный игрок клуба со времен Уэсли Снейдера – маленький, но быстрый, с отличным видением поля. К 19 годам он отыграл 8 матчей за основную команду и забил гол в дебютном матче, был капитаном второй команды. 

Все болельщики его любили – я специально ходил на стадион, чтобы просто посмотреть, как он играет. Помню его разминку перед дебютом – 50 тысяч болельщиков пели его имя, потому что все его знали. Фанаты его просто обожали.

Но у него были проблемы с сердцем, в одном из матчей Нури потерял сознание, его ввели в искусственную кому. Теперь у него необратимые повреждения мозга, он прикован к кровати и больше никогда не сможет играть в футбол. Это самое трагичное футбольное событие в моей жизни, я до сих пор не могу смотреть видео с его участием, просто задыхаюсь, когда вижу их. Понимаю, что звучит глупо, но я немного остыл к футболу.

– В мире не так много игр, которые собрали столько энтузиастов. Почему Football Manager так привлекает людей?

– Мне кажется, это сочетание страсти и престижа. Всем в реальной жизни плевать на то, что я был скаутом для FM, – мои родители и друзья даже не знают, что это такое, девушка понимает, но ей все равно. Но в онлайне это престиж – если рассказать, что ты был ресерчером «Аякса», большого клуба с продвинутой молодежной академией, то кого-то это может впечатлить.

Небольшая история: у меня есть племянник, который играет в «Футбольный менеджер», он не знал, что я работаю там скаутом. Однажды в Рождество мы разговаривали с ним об «Аяксе» – он рассказал, что ждет дебюта Абдельхака Нури, потому что посмотрел его профиль в «Менеджере» и понял, что он большой талант. Я ответил: «Да, знаю, это я добавил его в игру». Он не поверил, но потом посмотрел, что мое имя есть в титрах игры. Я показал ему, как работает система, сначала он был в восторге, но когда все выяснил – быстро остыл.

Второй фактор – страсть. Я люблю «Футбольный менеджер» и «Аякс», эта комбинация очень важна, ведь ты фанат игры, поэтому хочешь, чтобы твою команду там правильно отразили. Все скауты, с которыми я общался, делают это с большой страстью, иначе зачем этим заниматься бесплатно. В игре много рутинной работы и не сексуальных деталей, которые надо заполнять. Если у тебя нет страсти – заниматься этим невозможно.

Автор: Ильнур Шарафиев

Подписывайтесь на блог Ильнура на Sports.ru!

Фото: globallookpress.com/Giuseppe Maffia via imago-images.de, Lm/Ettore Griffoni, Lm/Claudio Benedetto, Panoramic/Keystone Press Agency

Сульшер — фанат Football Manager. Кажется, он использует в «МЮ» читерскую тактику из FM

Стендапер из Англии повернут на Football Manager: провел 31760 часов в FM, играл даже на свадьбе друзей

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья