Заметки Погорского
Блог

Поговорили с Денисом Казанским о видеоиграх: бесится от строителей в Fortnite, прятался от начальства ради Контры, играет со своими детьми

Интервью Погорского.

13 сентября спортивный телекомментатор футбольных и хоккейных матчей Денис Казанский неожиданно объявил о своем уходе с «Матч ТВ». В интервью Sports.ru Денис рассказал, что сейчас проводит освободившееся время с детьми: «киношки, фортнайт, футбол, вот в керлинг с ними сгонял».

Я подробнее расспросил комментатора о его опыте с видеоиграми: с какими из них связывает воспоминания, как играет в Fortnite (и побеждает ли). Конечно, обсудили и злободневную тему: как видеоигры влияют на детей – с перспективы отца.

– Как давно начали играть в Fortnite? Дети надоумили или сами заинтересовались?

– Конечно, показали дети, потому что если я во что и играл на «Плойке», так это в FIFA. Я заметил, что они играют в Fortnite, и понял, что она мне достаточно понятна. Потому что еще даже в начале развития игр я был фанатом Counter-Strike, в нее резался регулярно. Потом ушел и вот увидел, что есть Fortnite – логично, понятно. Начал вместе с детьми играть.

– А как давно ушли из Counter-Strike?

– Ой, ну прям жутко давно. Мы играли еще когда я жил в Липецке, работал там в местной телекомпании, когда еще стояли обычные компы: мы на них устанавливали «Контру» и пользовались ресурсом телекомпании. Там было 5 или 6 компов в сети – мы оставались после работы и рубились ночами, было круто.

– Дети помогали освоиться в Fortnite?

– Конечно, помогали. Я не очень понимал, что такое «лут» и вообще не очень понимал, что делать. Первое время они показывали, что это такое. Потом еще подключился один мой коллега Сережа Кривохарченко, и мы с ним – это был отличный способ провести карантин. Каждый день ходили вместе в командные бои, было круто.

– Удавалось побеждать?

– В «Королевской битве»? Не раз, конечно. Посчитать количество побед не получится точно. Мы по-разному рубимся: иногда на пару с младшим иду, иногда идем командной втроем с двумя детьми, иногда подключали, опять же, Кривохарченко – тогда у нас получалось на четверых. В общем разного рода выигрывали.

– А в одиночном режиме?

– В одиночном, да, в одиночном тоже выигрывал. Единственное, что у меня не получается – это стройка, я очень плох в этом. Меня очень бесят строители, конечно: видно, что это люди из другого измерения, которые сидят там на ПК, поэтому сложно с ними что-то сделать. Если я выигрываю строителей, то какой-то хитростью, у меня не получается соревноваться с ними в строительстве бронебойных маршей. Это прямо выбешивает страшно! Я бы запретил это дело.

– Так, строительство – бесит. А что больше всего нравится?

– Больше всего я фанат снайперских ружбаек (Sports.ru: «ружбайка» – устар. «ружье»). Потому как я не могу часто идти в открытый бой – видно, что там сидят ребята такие, очень-очень крутые в ближнем бою, они очень быстро меняют оружие. Ну, естественно, многие люди занимаются этим прямо профессионально – ну или не профессионально, просто другое поколение, им в этом плане проще. Мне в этом плане тяжелее, поэтому если мне вылетает какая-нибудь фиолетовая снайперка, я очень кайфую, начинается моя игра! Мы еще когда в «Контру» рубились, называли это «Режимом Васи Зайцева». Вот в этом режиме прям кайф.

– То есть вы больше полагаетесь на стратегию, чем на реакцию.

– Да, конечно. Ну, опять же, у меня нет никакой возможности в открытом бою с ними состязаться. Они быстро выстроят стену и там хоть что, хоть золотой гранатомет используй. Ну что сделаешь, если он лучше играет – поэтому только стратегически можно выиграть. Ну и это не говорит о том, что когда идет буря, то я в кустах спрячусь и жду, пока не останусь в топ-10, чтобы потом вылезать и шмалять. Нет, нормально играю, не крысятничаю, не прячусь.

– Стримы смотрите?

– Нет, такими вещами я точно не занимаюсь. Сделал несколько каток – либо сам, либо с детьми – и все, и хватит. Понимаю, что устал, нужно поделать что-то другое. Но точно не смотреть стримы – для меня это не профессиональное занятие.

– Fortnite вообще считается довольно семейной игрой в том смысле, что подходит для геймеров разных возрастов. Расскажите, пожалуйста, как она помогает найти общий язык со своими детьми?

– На самом деле, я тоже об этом задумывался. Это, как ни странно, такой хороший момент, когда вы играете в одной команде – вот в этом смысле. Как раз такие стратегические командные вещи: прикрывать друг друга, просто работа в команде. Не могу сказать, что это дико сближает, но это и детям очень нравится, и мне очень нравится. Условно, когда я опоздал на высадку, моего партнера убили – я его воскрешаю – или меня убили – ребенок меня воскрешает. Ну это же круто, мне кажется, что это бодрит...

– Доверие развивает?

– Конечно, помимо прочего: взаимопонимание, доверие. На мой взгляд, работа в команде все это подразумевает.

– Помимо Counter-Strike раньше во что-то играли?

– Да нет... Ну вот FIFA была всю жизнь, сколько я помню. В NHL меньше играл, а в FIFA рубился регулярно. Мы играли еще когда была возможность играть на одной клавиатуре с друзьями: один на стрелках, другой на QWERTY. Это прямо я помню было не первой «Фифой», но это конец 90-х – начало 2000-х. Мы прямо занимались регулярно, у нас были большие турниры.

Это все было в телекомпании, потому что домашних компов не было еще – это все в нерабочее время. Потом уже мы сходили с ума и в рабочее время это делали, прятались от начальства и рубились в «Контру» либо «Фифу». Были у нас таблицы, а через какое-то время мы перешли на новый уровень и уже сделали призовой фонд, вбрасывались деньгами – прямо такие большие чемпионаты.

– Начальство ловило?

– У нас было смешно, потому что пару раз нас начальство поймало – ну как, непосредственно не большое руководство компании, а главный редактор – пару раз нас поймал, а потом сам сел рубиться. И потом все стало прекрасно.

Поскольку это часто отвлекало от работы, то мы все понимали, что так нельзя себя вести. Потом, когда приходили выходные, я помню очень хорошо, что мы вечером в пятницу после основного выпуска садились, набирались пивка и всю ночь рубились в «Контру» до утра. Такое крутое время.

– А сейчас, кроме Fortnite, какие-то игры интересуют? На той же PlayStation?

– Не-не, точно нет. Иногда с детьми в Mortal Kombat можно сыграть или, не знаю, в «Растения против Зомби». В остальном я пробовал разные варианты, но мне дико не зашло: ни Battlefield, ни Apex Legends – там я вообще ни черта не понял. Fortnite мне понравился, потому что ты понимаешь, что там происходит. Когда был период в Fortnite после одного из ивентов, где появилось много супергероев, мне вообще не нравилось. Все, что требует быстрой сноровки – это меня угнетает.

– Вам, как человеку все-таки со стороны, понятен Fortnite как киберспортивная дисциплина? Можно ли его приравнять к традиционному спорту вроде футбола или хоккея и почему?

– Тут ответ на поверхности, потому что это соревнование, в том числе стратегическое. Понятно, что мне сложно сказать, насколько это будет похоже на футбол или хоккей – тут не такая физическая нагрузка, она скорее моральная, ты напрягаешь нервную систему, зрение... Не знаю, насколько тут важна физическая подготовка – я для себя это делаю для фана, а не чтобы зарабатывать деньги. Я совершенно спокойно отношусь к киберспортсменам и понимаю, почему они могут рубиться в Fortnite.

Это тоже умение, тоже развитие стратегического мышления, на мой взгляд – все это вполне работает. Я бы не сравнивал с футболом или хоккеем – это разные плоскости, – но и смысла никакого нет в этом сравнении. Но это приносит деньги – это важно, разумеется, – и соревновательный элемент здесь, конечно, чувствуется: ты на седьмом небе, когда выигрываешь «Королевскую битву», и дико переживаешь, когда попал в топ-10 и тебя тут же мочканули.

– Такой острый вопрос: по-вашему, видеоигры – они скорее полезны или вредны для подрастающего поколения?

– Да, это острый вопрос, и я думаю, это вопрос меры. Без них уже никаким образом нельзя, и я сам принадлежу к первому поколению, которое получило в свое пользование видеоигры. Первой приставкой для меня стала «Денди» и для меня это совершенно особенная история: родители купили мне ее в Казахстане, Алмате, первой игрой был «Марио». Сделало ли меня это хуже? Я бы не сказал. Испортило ли мое детство? Наверное, тоже нет, потому что потом уже помимо «Марио» и «Принца Персии» пошли и стрелялки.

Мне кажется, что здесь именно вопрос меры. Если это переходит все границы и выходит за пределы даже не хобби, а возможности провести весело время, в компании... Если это превращается для тебя даже не в заработок, а в какой-то фанатизм, то это, конечно, плохо. Тут даже и двух мнений быть не может: мне кажется, родители в этом плане должны контролировать, не запускать это дело. Но если это дает тебе возможность хорошо провести время и все это в пределах нормы...

Тут легко норму, на мой взгляд, определить: во-первых, ты видишь, в какие игры играют твои дети, во-вторых, ты знаешь, с кем они это делают. Самое главное, сколько по времени это занимает в течение дня. Если они не становятся для детей смыслом жизни, то почему нет, я не вижу в этом ничего плохого. Мне не кажется, что это какой-то катализатор страшных вещей.

Телеграм-канал Стаса Погорского об инди-играх и не только

«И Папируса возьмем!» Вы знали, что новый хит TikTok посвящен инди-игре Undertale?

Лучшая игра по фильмам вышла 24 года назад. Шутер о Джеймсе Бонде сделали авторы Battletoads

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные