Блог Заметки Погорского

Мой любимый квест в Mass Effect 2: ложные кибербоги, цифровое зомбирование и геноцид

20 минут, после которых хочется перепройти всю игру.

Обычно мы оцениваем видеоигры по общему впечатлению, но в них бывают и отдельные великие моменты. Иногда они напоминают, сколько эмоций принесло все прохождение, в других случаях выделяются сами по себе.

Mass Effect 2 исполнилось 10 лет. До сих пор лучшая!

Миссия «Легион: Дом разделенный» из Mass Effect 2 для меня работает и так, и так. С одной стороны, вспомнив ее, я уже интуитивно запустил Origin, чтобы скачать игру (ладно, по-честному – всю трилогию). С другой стороны, это 20 минут почти книжной научной фантастики, которые запоминаются сильнее остальных квестов на лояльность сопартийцев.

Внимание: далее следуют сюжетные спойлеры Mass Effect 2.

Легион – изначально неожиданный сопартиец. В первой Mass Effect представители его вида – разумные синтетики геты – были криповыми врагами. Антропоморфные машины с головой в форме смесителя стреляли из разных винтовок, а иногда встречались в виде гигантских танков. Хуже всего их фирменная фишка устанавливать гигантские шипы для насаживания трупов людей – после жуткой трансформации они превращались в киберзомби, хасков.

В Mass Effect 2 благодаря встречи с Легионом мы узнаем, что не все геты – фанатичные машины убийства. Маниакальными наклонностями отличается только часть их популяции, так называемые еретики, выбравшие Жнецов (древняя раса машин, с которой Шепард сражается всю трилогию) своими кибербогами. Другие геты существуют мирно, изучая мир и разве что обороняясь от прямой угрозы своему существованию.

По запросу Легиона Шепард отправляется на секретную космическую базу еретиков с целью уничтожить центральную базу данных (мозг) машин-радикалов. Уже после начала миссии Легион сообщает об альтернативе: в сознание еретиков можно загрузить вирус, который заставит их пересмотреть взгляд на мир и воссоединиться с более спокойными собратьями. Протагонист справедливо подмечает, что в случае с живыми существами такая промывка мозгов была бы, возможно, даже более аморальной, чем геноцид. Легион отвечает: геты еще не решили, как лучше поступить.

Легион

Да, кстати, хотя Легиона проще воспринимать одним разумным роботом, геты образуют единое сознание из миллионов программных копий, а физическое тело для них – лишь «мобильная платформа». Поэтому о себе он говорит во множественном числе, а Шепард косвенно общается со всеми доброжелательными гетами сразу.

Во время прохождения миссии появляется две относительно уникальные механики. Во-первых, благодаря навыкам Легиона высадка Шепарда не поднимает тревогу на всей станции – большинство комнат можно пробежать по-тихому, если не касаться зеленых потоков информации на полу, нарушение которых разбудит ближайшие мобильные платформы. Во-вторых, здесь множество турелей, которые Легион способен захватить на короткий срок по команде Шепарда.

N7 Day – официальный праздник Mass Effect. Эта серия навсегда в наших сердцах

В момент, когда Легион разбирается с центральной базой данных, нужно отстреливать волны агрессивных гетов, идущих по лабиринту с множеством неактивных турелей. Получилась почти мини-игра в жанре tower defense.

Но ключевое в миссии – выбор судьбы гетов-еретиков. Легион признается, что его кластер так и не пришел к консенсусу (голоса распределились практически поровну), так что принять решение предстоит игроку. Это редкий для Mass Effect случай, когда сюжетная развилка не делится на «действие Шепарда-героя» и «действие Шепарда-антигероя». Оба варианта – одинаково ужасные.

Поскольку Легион не способен испытывать чувства, ориентироваться приходится только на собственный моральный компас или логику. В большинстве прохождений я выбирал «загрузить вирус», оправдывая себя тем, что для гетов это все равно что обновление системы, пусть и насильное. К тому же, при воссоединении геты обмениваются пережитым опытом и информацией, что должно сделать их человечнее. Да и в таком случае союзных гетов у Шепарда окажется больше – а это сыграет роль в заключительной части трилогии.

После принятия решения команда срочно покидает станцию, чтобы не умереть от мощнейшего электро-магнитного импульса, который передаст заданный сигнал всем еретикам в галактике. На «Нормандии» будет еще одна интересная сценка между Легионом и Тали – представительницей расы кварианцев, которые когда-то создали гетов по неосторожности, а теперь ведут с ними войну.

Легион попытался скачать секретные данные о планах и вооружении флота кварианцев, чтобы предупредить собратьев о готовящейся атаке. Тали почти решает покинуть команду – ей и без того было трудно находиться на одном борту со злейшим врагом. Шепард взразумляет обоих: если эта бессмысленная война не прекратится, и геты, и кварианцы не смогут держать оборону при неизбежном вторжении Жнецов.

После звонкого аргумента конфликт прекращается: Тали даже позволяет Легиону поделиться с гетами другой, не засекреченной информацией. При этом оба признают, что противоположная сторона действовала из верности своему народу.

В Mass Effect 2 есть и другие ситуации, когда Шепарду приходилось разнимать двух союзников: например, во время ссоры Миранды и Джек. Тем не менее именно с Легионом конфликт был закономерным и без лишней драмы. Здесь игрок налаживает отношения между двумя фракциями, которые иначе истребили бы друг друга, а не разбирается в местечковой обиде. На гетов во всей трилогии после этой миссии тоже смотришь совершенно иначе: с уважением и пониманием.

Blizzard выпустила ремастер легендарного Warcraft 3. Вместо камбэка вышел эпичный провал

Карта распространения коронавируса – почти скриншот Plague Inc

Подписывайся на наш телеграм про игры!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья