Тян не могут в Доту
Блог

«У нас нет ни работы, ни дохода». Интервью о том, как выживает российский киберспорт

Драмер рассказал все как есть Яне Медведевой.

24 февраля мир изменился, и это не могло не коснуться киберспорта. Мы перестали называть сцену СНГ и перешли на нейтральное «Восточная Европа», мы начали делить команды на российские и украинские, мы стали сверять интервью у юристов и заговорили о российском киберспорте как отдельном явлении, которому придется выживать в новых условиях.

Несколько дней назад Георгий «Dramer» Фалеев, CEO Team Unique, присоединился к подкасту Андрея Яценко, где они вместе с Артемом Одинцовым обсудили бизнес-сторону вопроса: что изменилось и еще изменится в киберспортивных финансах в России и как клубам пережить происходящее. Через пару дней после эфира Драмер написал нам в редакцию – он захотел точнее разъяснить свою позицию и ответить на вопросы о том, как из кризиса выходит Team Unique. За два часа беседы мы обсудили:

  • состояние Team Unique после 24 февраля;
  • по какой причине партнеры команды отказывались от сотрудничества;
  • как события в Украине повлияли на казахскую команду по CS:GO;
  • нужно ли клубам переезжать сейчас и как не нужно мимикрировать;
  • почему Team Unique все еще находится в России;
  • кто будет спасать российский киберспорт, если не Китай;
  • как складываются отношения между менеджерами и руководством клубов Восточной Европы;
  • какой антикризисный план есть у Team Unique;
  • почему российский киберспорт все равно будут смотреть.

Совсем недавно вы с Xeo и Артемом Одинцовым провели эфир в телеграме о том, как вести бизнес в киберспорте в изменившемся мире. Но ты захотел поговорить об этом еще раз. Почему?

– Об этом эфире мало кто знал, и мало кто за ним следил. Но потом из него выхватили фразу, запостили на одном ресурсе, второй подхватил, третий сделал непонятную пикчу. И вышло так, что у половины я получился конкретным ватником и ура-патриотом, а вторая половина считает меня национальным предателем. Странная ситуация, когда люди за меня решили заполнить пробел, о котором я вообще не говорил − мою политическую позицию и отношение к ситуации.

Я хочу еще раз закрепить: мы говорили и сейчас будем говорить исключительно про бизнес, как выживать командам и игрокам. Но никак не о том, кто прав и виноват в разрезе политики. Я нахожусь на территории России, пока никуда уезжать не собираюсь. И вынужден соблюдать законодательство этой страны, говорить и делать то, что можно. Можно быть с этим несогласным, можно думать иначе, но ты вынужден исполнять волю большинства, назовем это так.

Если мы говорим о том, что делать клубам и игрокам, давай начнем с самого простого вопроса: что делает сейчас Team Unique в сложившихся условиях? Как за этот месяц изменилась ваша жизнь?

– Я бы не сказал, что у нас до этого хорошо шли дела. Экономический климат в стране и без того последние месяцы был неблагоприятный. Было и так не очень, а стало совсем плохо. Все рекламные кампании на паузе, все турниры на паузе. У нас были активны две промоушн-кампании по развитию игр в регионе, еще две игры были в финальных стадиях переговоров − это все тоже встало. 

То есть финансирование практически прекращено. Мы существуем на остаточные приходы, которые должны были получить по предыдущим партнерствам.

На паузе они из-за неопределенности или потому что партнеры не хотят сотрудничать с клубом из России?

Не было ни одного случая, когда бы нам кто-то написал: «Вы русские, мы с вами работать не будем», или «вы страна-агрессор», или «вы плохие, не боретесь с режимом». Все прекрасно понимают, что мы просто команда, мы никаких связей с государственными структурами не имеем. И свою позицию относительно происходящего мы заявили на первый или второй день. Мы здесь заложники ситуации.

Везде риторика такая: «Ребят, сейчас большая неопределенность: непонятно, как вам платить, с логистикой проблемы, неясно, как отправлять вам товары. И мы не знаем, как отреагируют на это другие наши партнеры. Поэтому пока мы приостанавливаем процесс».

Раз ты упомянул об этом. Давай вернемся в 24 февраля. Ты просыпаешься утром, открываешь новости. Какие были твои первые мысли и по-человечески, и с точки зрения бизнеса? Как ты себе представлял развитие ситуации?

– Я ехал ночным поездом в Москву, где у меня планировалась встреча. Я проснулся в 6 или 7 утра, начинаю листать новости – и просто лежу... И сложно подобрать правильное слово без мата. Ехать до Москвы еще часа два, и вот ты лежишь и думаешь: «Да не, я еще не проснулся. Сейчас вот проснусь, и все будет нормально».

Я сразу понял, что в плане киберспорта это полная жопа. Киберспорт был последним оплотом, где продолжал существовать русскоязычный сегмент и где практически никто (за исключением некоторых медийных личностей) нас не разделял. Украинцы играли с русскими, казахами, белорусами, киргизами. И ты зачастую даже не знал, какой паспорт у человека. Игрок живет в Москве кучу лет, ты начинаешь делать визу, и выясняется, что он украинец. Или наоборот – многие живут в Киеве, хотя на самом деле у них российский паспорт. И все. Это закончилось. И скорее всего, этого никогда больше не будет.

Но самое главное: я перебирал тогда в памяти всех, кто находится в Украине, у всех узнавал, все ли окей.

Российский киберспорт – под жесткими санкциями. BLAST забанил клубы из России, Virtus.pro дисквалифицировали с турнира по Доте

Думаешь, команды, где вместе играют россияне и украинцы, больше не будут существовать?

– Будут, конечно! Но такого единого мира уже не будет. Если в футбольном «Зените» об украинских игроках могла звучать какая-то не очень позитивная риторика, то в киберспорте это вообще не обсуждалось. А теперь будет.

Ваша команда по CS:GO состоит из игроков из Казахстана. По сути, они в конфликт не вовлечены, но на них это явно повлияло из-за проблемы с турнирами. Как они сейчас?

– С ними сложилась «забавная» ситуация. Они практически год сидели на буткемпе в Москве, тренировались и играли нон-стоп. На Новый год ребята захотели взять на месяц перерыв, чтобы поехать домой и навестить семью. Мы отправили их в Казахстан – и там началась попытка государственного переворота. Два человека не могли покинуть Казахстан, потому что не работал аэропорт и отменяли рейсы. Мы думали: «Вот блин, отправили ребят домой, а там война началась!» Они кое-как выбираются, возвращаются к нам – и... окей, приехали.

Кстати, что касается турниров. Только один тир-3 турнирчик на тысячу долларов забрал у них приглашение с формулировкой «вы команда из России, мы забираем у вас инвайт». И то, по-моему, там было написано, что дело в призовых, которые они не смогут выслать.

А так ребята прошли на RMR, мы собираемся туда ехать. Посольства в Москве для граждан Казахстана работают, документооборот в процессе. Мы хотели свозить казахов домой и обратно, но это 500 тысяч рублей просто на билеты. Поэтому мы пытаемся сделать это здесь. Так что проблема только в остановке финансирования, а значит, у них зарплаты упали. Мы российская команда, зарплаты у нас в рублях, а рубль сейчас просел.

К ним со стороны сообщества претензий нет, их никто не душит. Они, конечно, немного в шоке. Разве что тренер у нас из России, но и с ним пока все окей.

Во время эфира ты говорил, что релокейт сейчас – это не лучшая идея. Вы даже не рассматривали вариант перебраться в тот же Казахстан?

– На самом деле, это главная причина, почему я захотел поговорить об этом еще раз. Это пост Маши Гуниной про мимикрирование под сербскую команду. Когда я говорил об этом, я имел в виду, что именно мимикрировать смысла нет. Нет смысла приезжать и говорить: «Ребята, мы теперь сербы». Позиция Спиритов абсолютно адекватная и правильная. Они заявляют, что мы российская команда. У нас буткемп в Сербии, потому что там сейчас лучше. Но мы не сербская организация. [Интервью записано до публикации анонса Team Spirit]. И это правильно. Я имел в виду, что не надо пытаться делать вид, что у тебя нет никаких связей с Россией. Это бесполезно. Все и так понимают, кто они и откуда.

Если бы у меня были такие финансовые возможности, я бы так и сделал – перевез команду в стабильное место. Я не буду употреблять слово «безопасное», потому что не думаю, что в Европе такое место сейчас существует. Нужно обеспечить команде стабильность: интернет, работающие банки и возможность полноценного взаимодействия с миром. 

К сожалению, обычные любители киберспорта не понимают, что это не просто «сел и поиграл вечером в компьютерную игру». Это огромная инфраструктура, которая находится за игроками: банковские переводы, документы, регистрационные взносы, банальное заключение контрактов и выплата зарплаты, хороший коннект и свобода перемещения для игрока. Поэтому в плане бизнеса в России находиться сейчас опасно. Ты ставишь под удар существование своего бизнес-юнита.

Способы оплаты в Steam – как оплачивать игры в Стим после блокировок карт и санкций

Team Unique и ты лично находитесь сейчас в России, потому что нет возможности релокейта или есть какая-то другая причина?

– У нас нет чемпионского состава по Доте или CS:GO, у нас нет такого дорогого и ценного актива, который мы можем потерять, если сейчас их куда-то не перевезем. Мы не отрезаны от тир-1 турниров, потому что для нас их нет, мы на них не играем. 

Переговоры с Дота-составами встали на паузу. У нас были варианты ворваться и в первый дивизион DPC, и во второй, и в Европе, и в СНГ. Мы общались с пятью командами и хотели вот-вот подписываться с начала второго сезона. КСеры играют из Москвы, и пока им никто ничего не запретил. И все-таки они казахи, так что если начнется эскалация дипломатических отношений, а железный занавес будет закрываться сильнее, ребят мы сможем куда-то перевезти.

Я считаю, что сейчас нестись куда-то сломя голову – это не совсем логично. Потому что с точки зрения безопасности, по моему мнению, сейчас нужно ехать разве что в Новую Зеландию или Бразилию и Аргентину.

И несмотря на всеобщие опасения, что здесь все загнется и ничего не останется, я в это не верю. Это неправда. Останется. Выживет. Когда говорят, что «выживет, но уровень игры будет низкий и непрофессиональный», я вспоминаю советский хоккей. Когда советские хоккеисты до 70-го или 71 года были совершенно отрезаны от мира и ни с кем не играли, кроме как внутри. А приехали – и все получилось неплохо. Или китайская сцена, где китайцы в Доту играют исключительно с китайцами, но уровень игры у них отличный. И при этом это не топ-1 или топ-2 дисциплина в этой стране, не национальная идея.

Бюджеты рекламные будут, турниры будут. Просто все будет по-другому – и это самая главная проблема.

Как думаешь, что изменится?

– У меня есть понимание, как это будет, если сейчас все остановится. Если ничего серьезного дальше не произойдет, то на место европейских брендов придут азиатские со своими деньгами. Или арабские, или даже африканские. Та же Южная Америка, Бразилия – огромная страна с огромным производством, которая с удовольствием займет рынок сбыта. Просто на это все понадобится время.

Каждый должен решить для себя: он готов к чему-то новому и жить в этом новом мире, или он хочет жить по-старому. Если второе, то ему нужно искать любые способы релокейта. 

Я сейчас максимально пытаюсь абстрагироваться от самих событий в Украине и смотреть исключительно на бизнес-сторону. Я не беру в расчет эмоции и максимально цинично стараюсь смотреть на вещи. Это очень тяжело, и я часто сам не выдерживаю. 

Общая картина такова, что мы имеем европейский уклад жизни, а нам его сейчас взяли и как плоскогубцами развернули в другую сторону. Но даже если посмотреть на карту, то Европа и даже Северная Америка – это меньшая часть мира. На них земной шар не заканчивается. Нам кажется, что все, всему хана, но на самом деле все просто будет по-другому.

Мои родители, которые в России много смотрят телевизор, уверены, что Россию спасет Китай. В киберспорте будет так же? У Китая есть бюджеты на это и желание их тратить?

– Китайцы нас не будут спасать, они на нас будут зарабатывать. 

Сейчас я уйду немного в дебри, но это важно. Современную Россию любят сравнивать с Мордором. Мы – орки, а все вокруг – это замечательные эльфийские леса. И в книгах Толкина орки из страшного Мордора пытаются захватить все вокруг. Но это не совсем так, потому что по Толкину Мордор – это место, где ничего нет. Орки по Толкину нападают не просто потому, что они злобные, а из-за того, что им нужны ресурсы, им хочется кушать. 

Дело, впрочем, не в орках – вы сами для себя решите, хуже мы или лучше, чем они. Смысл сравнения в том, что Россия – это не Мордор. Здесь есть огромное количество ресурсов и ценностей, которые мы можем предложить для торговли. Но с высокими технологиями проблемы. Поэтому нам нужен не спаситель, а партнер, с которым мы можем меняться. Как собиратели с рыболовами менялись.

Ваш прогноз: сыграют ли российские игроки на мейджоре в США?

Одно дело покупать Xiaomi вместо iPhone, а что российский киберспорт может предложить партнерам из Китая? Особенно когда нет турниров, лиг и особой возможности приехать на лан?

– Во-первых, аудитория будет смотреть своих. Здесь будут проходить турниры, локальные соревнования, а китайским производителям нужны не команды, а эта самая аудитория. Может быть, мы объединимся с китайскими турнирами и китайский файрвол пропустит наши игровые серверы. Но да, в ближайшие месяцы или даже год-два это будет выглядеть немножечко странно и печально. 

Может показаться, что я вот такой оптимист, но на самом деле моя голова занята другим. Я не хочу больше никаких исторических лекций о мироустройстве. Меня это волнует. Если этого не случится, мы приспособимся. Российское IT-направление настолько привыкло выживать в постапокалиптических условиях, что если нам дать хоть немного почвы, мы разрастемся. И я уверен, если Спириты сейчас начнут строить бизнес в Европе, у них все получится супер. Они станут топовой европейской организацией за 1−2 года.

Ты упомянул, что вы одна из немногих организаций, которые зарегистрированы в России. Сейчас вам это доставляет какие-то дополнительные проблемы?

– Мы не можем получить никакие призовые или партнерские деньги, не можем отправить никому деньги. На этом все.

Кто из восточноевропейских клубов больше всего пострадает от происходящего в Украине?

– Я считаю, что в условиях жопы больше всего страдают те, кому было хорошо. Чем тебе было лучше, тем больше ты потеряешь. Поэтому пострадают большие игроки – VP, Gambit, Spirit. А у малышей вроде нас все и так было не очень хорошо. Ну, станет чуть хуже. Зато это возможность адаптироваться и занять рынок.

Это как обнуление в Доте, когда патч новый выходит. Вот так оно и случилось.

Ты наверняка общаешься с другими менеджерами, владельцами команд. Есть ли в этом круге общения отношение «с вами теперь никто в одном поле срать не сядет»?

– Я не знаю, как у остальных, но я с украинскими ребятами сейчас общаюсь больше, чем с российскими. Но в разговорах происходящие события мы особо не обсуждаем. Потому что мы все понимаем. Любой здравомыслящий человек все знает, и ему не нужно объяснять свою позицию или спрашивать, как ты к этому относишься. Все понятно. И в киберспорте я не встречал ни одного человека, который бы отличался своей позицией.

Я разговаривал с ребятами из NAVI, HR, с сотрудниками Мейнкаста и Старладдера, и между нами нет даже мысли о том, что мы враги. У всех нас родственники в России или в Украине. Я не могу представить, чтобы Яна b2ru, у которой русский муж, ненавидела русских. 

Есть еще одна тема, которую я хотел бы поднять в связи с этим. Я очень негативно отношусь к русским, которые находятся за границей и обвиняют живущих здесь в том, что они ничего не делают. Что они не выходят на площади, не борются с режимом. Я этого никак не могу понять. Когда человек на условном Бали в инстаграме постит сторис по типу «вы слабовольные, ну-ка выйдите на площадь! Вы что, поддерживаете спецоперацию?» Я этого никак не могу оправдать. Это подстрекательство и это страшная вещь!

Отменять лиги и турниры сейчас – это правильно? Или нужно было гнуть линию о том, что мы вне политики?

– Конечно, правильно. Основная идея киберспорта – это спорт, который должен быть вне политики. Но если сейчас будут играть команды из России и Украины, то фокус с игры сместится, обсуждать будут не это. У людей ассоциация будет не с соревнованиями, а с происходящим в Украине. Вспомни берлинскую Олимпиаду 36-го, которую как праздник спорта никто не воспринимает. Это военная операция. И здесь то же самое.

Месяц-другой посидят без турниров – не развалятся. Разве что в мобильном PUBG комьюнити самоорганизовалось. Команды собрались сами и просто играют без призовых. Все то же самое, но без денег. Так же стримят, поддерживают форму, поддерживают интерес к себе. 

Valve тоже могли сделать что-то подобное. Ну или хотя бы не принимать решения молча. Самое неприятное – это когда ты просыпаешься утром, открываешь сайт DPC-лиги, а там твоего региона просто нет. Никаких новостей, никаких постов, никаких рассылок. Просто вас удалили, ребята. Как Танос пальцами щелкнул. И ты такой: «Прикольно». А люди вложили в команды деньги, сделали бандлы, многие наняли селебрити. Можно же было хотя бы бандлы добавить? Турнира нет, но фанаты-то есть. Ведь сейчас пауза закончится и, возможно, каких-то команд вообще не будет, потому что денег нет.

Год назад в DPC-финале сыграли бы Роджер, Генерал, Сэйв и Соннейко. Помните лучших в феврале 2021-го?

Когда остановлены лиги практически везде, что делать клубам? Просто сидеть и ждать, когда они волшебным образом вернутся обратно?

– Об этом и речь. В данной ситуации все издатели не думают о том, что это не пять никнеймов. Это люди, это зарплаты, это стафф, менеджмент, тренеры, дизайнеры, СММ. И нельзя просто взять и поставить все на паузу. Я точно знаю, что 80% команд если не разогнали работников, то отправили их в неоплачиваемый отпуск. И у нас та же ситуация. Потому что все. У нас нет ни работы, ни дохода.

Сейчас мы начнем реализовывать наш антикризисный план. В мобильном PUBG и Apex мы запустим полноценные академии, где наши игроки и тренеры будут учить желающих. Пока эти две игры, остальные – ASAP. Это будет интерактивная штука через телеграм и YouTube. Ты заходишь, общаешься с виртуальным помощником и за небольшую плату получаешь либо обучающий контент, либо мастер-классы с игроками и тренерами. Будут домашние задания, закрытые лобби, закрытые турниры – глобальный проект.

Так мы попытаемся сохранить игроков, сохранить рабочие места стаффу. Будем учить, как мы можем.

Вы тоже отправили в неоплачиваемый отпуск?

– Частично, да. От чьих-то услуг мы на время отказались. Самое обидное, что у нас есть сотрудники, которые живут в Украине и сейчас не могут выполнять свои трудовые обязательства из-за жизненных обстоятельств. И мы даже не можем им платить зарплату. Платить мы сейчас можем единицам, так что работаем за еду.

Вернулись времена киберспорта на энтузиазме?

– А что делать? Киберспорт – это сфера альтруистов. Если хочешь заработать денег, то не надо идти в киберспорт. Да и мысли сейчас не об этом. Прорвемся. Просто хочется, чтобы все это уже закончилось.

Как сильно на вас скажутся блокировки инстаграма, твиттера и, возможно, Ютуба? Мы в прошлой жизни столько говорили про медийку, а ведь соцсети – это основа.

– Очень сильно скажется. Во-первых, вчера я дал всем задание удалить ссылки на инстаграм. Потому что если, не дай Бог, товарищ майор увидит ссылку на инстаграм, то это ссылка на экстремистский ресурс. И неважно, куда она ведет – ссылаться на него нельзя. А мы все-таки юридическое лицо. 

Во-вторых, мы можем вернуться к разговору про обнуление. У кого-то было 2 миллиона, а у кого-то 30 тысяч. А теперь у всех паблик в VK. И самое смешное, что мой босс мне все время говорил: «Не забивай на ВКонтакте, он очень важен, особенно в России». Потому что все боссы все равно смотрят туда и за ним следят. И мы, слава Богу, на него не забивали.

Так что потеря соцсетей – это вторая по величине проблема сейчас.

Из VK можно получить цифры, которые можно продать?

– Да, это очень большой трафик. И VK, и телеграм. Особенно телега с ее ботами, трансляциями, прямыми эфирами. Телеграм может занять очень крутую нишу.

Сейчас многим командам приходится отказываться от составов, распускать команды. Командами по каким дисциплинам сейчас можно пожертвовать, а кого стоит придержать?

– Я бы смотрел не на дисциплину, а на потенциал. Я бы старался оставить любыми силами молодую команду с контрактами новичков и потенциалом через 2−4 месяца стать тир-1. А если уже сейчас у тебя есть тир-1 состав с тяжелыми контрактами, а сцена не работает и в ближайшие три месяца не будет работать, их лучше попробовать продать. Потому что содержать их очень дорого, зарплаты большие, а долги растут как снежный ком. Один месяц не заплатил – долги. Через 2−3 месяца ты Vega Squadron с долгами в миллионы. Через 4−5 – Winstrike с долгами в десятки миллионов. 

Условно говоря, ты или получаешь здесь и сейчас 50 тысяч долларов, либо тратишь каждый месяц 10, которые не окупаются. По таким же причинам мы продали Mind Games. У нас была возможность зафиксировать убытки здесь и сейчас, получить условные небольшие деньги либо продолжать платить ребятам в надежде, что через 2−3 месяца под них придет спонсор.

Или можно договориться на неоплачиваемый отпуск и максимальное урезание. Мы со своими игроками договорились, так что у нас все окей.

Электроник – идеальный киберспортсмен и человек. Счастлив в семье, круто играет в CS и не скандалит

А какие игры переживут этот кризис в регионе?

– Ничего не изменится. Будут смотреть все то же самое. Сравните Английскую Премьер-лигу и чемпионат России по футболу – это же жопа и палец. Между ними пропасть. Но есть же мазохисты, которые любят смотреть российский чемпионат, стадионы собирают. И российский киберспорт тоже будут смотреть.

Ведь большинство зрителей болеют не за качество игры. Им не это важно. Им важна атмосфера, посидеть под пивасик, обсудить. И хочется что-то свое, родное, понятное. Вот играет парень с ником Петушара – и хочется за него болеть! А играет чувак с ником Rd0 – и не хочу.

Мне интересна твоя мысль о том, что мы приобретем культуру национального боления. Нам это действительно так важно или ты пытался найти хотя бы небольшой свет в конце туннеля?

– Сейчас вообще сложно говорить про что-то позитивное. Чтобы ты посмотрел и сказал: «Круто, нам этого так не хватало, спасибо вам, товарищ президент!» Но идея национального боления у нас действительно появляется разве что на TI, когда СНГ-команда играет против буржуев. Постили стикеры, за СНГ! Сейчас такого не будет. Это боление сузится, обретет какой-то патриотический подтекст, даже когда VP будут играть против HR.

И я надеюсь, что рано или поздно это будет без агрессии. Когда мы сейчас говорим про немцев или даже отпускаем шуточки про 45-й, в этом нет национальной ненависти. И я надеюсь, что с нами получится так же со временем. Мне кажется, что те, кто были людьми, людьми и остались. Они все поймут. А те, кто был настроен негативно изначально, будет настроен еще более негативно.

Я всем советую почитать Ремарка «На западном фронте без перемен» или «Время жить и время умирать». И эти книжки вам покажут, что с обеих сторон находятся люди.

 ***

Он спас карьеру после NAVI и готов побеждать, если попросит девушка. Young G раскрылся Яне Медведевой

Яна Медведева разговорила J4. Разочаровался в СНГ-командах и вышел разбитым из PR, а теперь меняет Доту, обучая молодежь

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные