Блог Тян не могут в Доту

Гречка из Рухаба репетировал с Кобзоном и нес олимпийский огонь. Интервью про жизнь в кайф

https://cyber.sports.ru/tribuna/blogs/nadota/2687648.html

А еще мог попасть в Яндекс.

20-летний Дмитрий «NotInMyHouse» Крупнов уже провел пять мейджоров, но не представляет себя аналитиком через 10 лет. За 108 минут беседы с Яной Медведевой NotInMyHouse рассказал:

  • Какое резюме нужно, чтобы попасть в RuHub
  • Как готовился к турниру документом на 100 страниц, а потом перешел к трем листам
  • Об индивидуальных особенностях Лоста, NS’а и Смайла
  • О случае, когда назвал NS’а «бомжом» – и последствиях
  • О клоунаде в аналитике и почему от NS’а и Алохи она заходит
  • Почему кайфует от высшего образования
  • О поездках по миру в детском ансамбле и встречах с Путиным и Кобзоном
  • Как почти попал в «Яндекс»

Первые турниры: изучал CS за три недели до старта, привыкал к Лосту

— Ты прошел серьезный путь, чтобы попасть в RuHub. Отстримил марафоном 100 часов за 10 дней, прошел конкурс. Когда добился своего, была эйфория?

— Конкретно в тот промежуток времени, когда я показывал The International 2017 на свой канал, эйфории абсолютно никакой не было. Я не видел большого достижения в том, чтобы отстримить 100 часов. Это были минимальные требования работодателя, чтобы со мной просто начали разговаривать. Я понимал, что им нужно соответствовать, поставил себе четкую задачу, сел и выполнил ее. Никакой эйфории, потому что я не пытался из этих 100 часов сделать нечто большее, чем просто 100 часов. 

Параллельно я собирал рекомендации со всех мест, где мне доводилось работать за свою жизнь. Например, в детском коллективе, с которым успел сделать много всего серьезного, у знакомого режиссера телеканала Disney, у музыкального продюсера, ребята которого штурмуют крупные проекты вроде «Голоса». Почти дорвался до Александра Олешко. Мы с ним не то чтобы лично знакомы, но если он где-то в толпе меня увидит, то он вспомнит, как меня зовут. Я ему писал, но он, к сожалению, на связь не вышел.

Это был период времени, когда я собирался приложить очень много усилий, чтобы попасть в студию. Я это сделал, все собрал. Отправил все Евгению Дубравину. Он сказал: «Хорошо, спасибо, я дальше переслал». И на этом наше взаимодействие закончилось, никакой обратной связи я не получил, но дел на тот момент у меня и так хватало: была учеба, комментирование на сторонних проектах.

— А после конкурса? Ты занял второе место, но получил работу в студии. Это дало тебе ощущение «я молодец, я добился того, чего я хотел»? Или рабочий момент?

— Это точно не было рабочим моментом. После второго дня VK-Фест менеджер талантов RuHub Дима Эш подошел и спросил, что я делаю в конце августа. Я ответил, что готовлюсь к учебе, ничего особенного. На это он говорит: «Вполне возможно, что мы тебя позовем. Попробуешь поработать на турнире по CS:GO». 

Я сказал, что это отличная возможность и я ей воспользуюсь, но заметил, что мне проще было бы начать с Доты. С этой дисциплиной я был на короткой ноге, а в CS закончил играть, когда мне было лет 9. Меня в свое время на нее подсадил старший брат, с которым мы играли в CS 1.6. А мне тут человек говорит, что нужно вести аналитику по CS:GO. А я вообще ни сном ни духом, что происходит у них в дисциплине.

Через пять дней пришло приглашение поработать на стокгольмском DreamHack по CS:GO. И вот в этот момент эйфория была. Но недолгая. 

Когда я получил приглашение, оставалось примерно 3 недели до выхода в эфир. За это время мне нужно было актуализировать информацию, которой я владею. Эти три недели я практически безвылазно сидел и рыл материалы; на каждого игрока каждой команды у меня было небольшое досье: какие-то факты, которые мне удалось найти.

Отдельный документ я подготовил по коллегам, с которыми мне предстояло работать в эфире. Изначально я не знал ни SL4M, ни Strike, которых посадили мне в первый день в студию аналитики, и я решил накопать на них какие-то биографические факты, чтобы просто понимать, что это за личности.

«Если говорить об игре и стиле NAVI, изменения налицо». Str1ke про рост региона, топ HLTV и тир-2 сцену

— Почти 30 страниц материалов к финалу конкурса, больше 100 страниц к турниру по CS:GO. Это твой обычный процесс подготовки к эфиру?

— Это был мой обычный процесс в период с первого по примерно 25-й турнир. Потом произошел момент большой перемены в моем подходе к работе. Я понял, что в рамках, в которые я загоняю себя в эфирах, функционировать можно, но от этого эфир сильно теряет в живости. Поэтому сейчас я готовлюсь намного «проще». Это дает значительно большую эфирную свободу мне и коллегам.

Но тогда мне была необходима эта обширная подготовка. Я приходил в эфир и без нее не мог поддержать разговор, вступить в дискуссию с компетентными людьми, а это есть верный способ и потянуть время, и сделать аналитику живой. Когда существуют разночтения в позициях и неоднозначность в вопросах, я всегда выносил это на обсуждение. А для этого нужна подготовка.

Сейчас, если мне надо вызвать спор в аналитике, я могу это сделать и без подготовки. Все-таки это опыт. Плюс я полтора года безвылазно слежу за происходящим в индустрии, причем во многих дисциплинах. 

На EPICENTER по CS:GO у меня в папке было всего 3 листа. Первый – партнерские интеграции, которые мне необходимо озвучить. Второй – общая информация по турниру. И третий лист – команды, за которыми мы наблюдаем: состав, командная статистика и предыдущие матчи. 

— А что изменилось на том примерно 25-м турнире, что ты пересмотрел свой подход?

— Это не был резкий переход. Череду турниров я проводил в состоянии поиска правильного подхода к ведению аналитики. Непосредственно переломным можно назвать парижский мейджор. Много звезд тогда сошлось. Я понял, что я научился делать аналитику серьезной и могу обсудить практически любой вопрос. Но если я вижу, что этот вопрос не интересен аналитикам или у нас не получается живого разговора, то это полная шляпа. С одной стороны, эфир я заполняю и работу свою делаю, работодатель мне подзатыльников не дает. С другой, я понимаю, что это совсем не то, чего я хочу от формата.

Сейчас со своей стороны я стараюсь делать аналитику в первую очередь живой. Основной принцип такой аналитики – нужно добиться хорошей химии со своими коллегами. Должны быть хоть какие-то взаимоотношения, чтобы выстроить с человеком живую беседу. 

Нет универсальной отличной аналитики. Разговоры о том, какая аналитика лучше: где шутят или где все разбирают – это не совсем корректно. Аналитика может быть хорошей и с шутками, и с разбором, но делать это нужно с конкретными людьми. Я очень сомневаюсь, что, увидев в студии NS и XBOCT, публика захочет слушать серьезный разбор. И я сомневаюсь, что, увидев в аналитике Серегу Smile, публика захочет бесконечного количества рофлов. Это очень персонализированный формат. И я считаю своим главным эфирным достижением, что я понял и освоил персонализированный подход, ему соответствующий. 

Мне понадобилось полтора года работы, чтобы добиться правильной химии практически со всеми. Осталось буквально считанное количество людей, с которыми я пока не могу наладить это взаимодействие, из-за чего аналитика с ними получается довольно посредственной. И если я не в состоянии задать правильный тон, то я свою работу делаю не очень хорошо.

Сейчас я признателен студии, что моя работа началась именно с CS:GO. Потому что в среднем там работают ребята попроще, чем на Доте. С ними намного легче найти общий язык, и потому с ними было легче начать. Они со своей стороны готовы помочь куда более активно, чем аналитики на Доте.

Помню первый турнир по Доте. Тяжело было. Если я задавал дихотомический вопрос в CS:GO, то мне давали развернутый ответ. А в Доте не так. Я задаю такой вопрос Диме Lost, а он в привычной манере отвечает «Да» или «Нет». И после этого все в системе координат ведущего немножко рушится. Разговор прерван, ты его продлить не можешь. Сейчас я научился реагировать, потому что знаю, как Lost отвечает на вопросы, но тогда эта была кризисная ситуация, из которой экстренно приходилось выкарабкиваться.

НС жалуется, что не хватает жестких интервью. Олсиор очень смешно ответил

СтудАнал – персонажи, их нужно раскрывать. До сих пор переживает, что назвал NS’а «бомжом»

— Тебе в твоей работе важнее сделать так, чтобы было интересно зрителю или твоим коллегам по студии?

— Я это вижу так: аналитика не может получиться интересной для всех. Но она никогда не будет интересна, если в ней не интересно функционировать аналитикам. Я в первую очередь думаю о том, чтобы, допустим, вывести на эмоции NS’а. Или, например, поднять противоречивую тему с Лостом. Либо предложить альтернативную точку зрения к позиции Смайла. Или застебать Инмейта, когда мы работаем в паре с Лостом.

Аналитика получается тогда, когда тебе удается сделать ее интересной для коллег. Если им интересно, то они начинают существовать в той ипостаси, которая нравится зрителям. Зрителю нравится NS, который в кадре шутит, веселится, машет руками и всячески эпатирует. Им нравится Дима Lost, который смотрит в камеру, кого-то душит и над кем-то подшучивает. Они все персонажи, и я со своей стороны пытаюсь их персонажные качества раскрыть. И это, на мой взгляд, верный рецепт успеха.

— Ты хоть раз видел идеальную аналитику? Где угодно, хотя бы предматчевую в спорте.

— Прозвучит, конечно, нагло, но я такую аналитику пару раз проводил. У меня были очень крутые аналитические сеты, просто я не назову конкретные. Сама понимаешь, их было довольно много. 

Например, у нас были очень классные сеты на прошедшем сезоне Parimatch League. Мы работали в тройке с Лостом и Inmate. Получилось позитивно, энергично и живо во многом потому, что мы нашли прикольную тему, которую развивали в контексте игры, и при этом подшучивали над Митяем. 

Возвращаясь к прошлой теме, например, с Серегой Smile такой аналитики бы не получилось. Я бы выстраивал ее по-другому. С ним лучше на серьезных щах поговорить об игровых моментах, он может классно это рассказать.

В основном большей частью своих аналитик за осенний-зимний период я доволен. Считаю, что сейчас все делаю правильно.

— Многие любят твои подводки, как ты передаешь слово, небольшие панчи. Они тоже входят в твою предэфирную подготовку или это экспромт?

— Мне подобный вопрос задавал на EPICENTER по CS:GO Юра Strike. Я ответил, что это экспромт. Он сказал: «Ты лукавишь». И мы пришли к выводу что да, слегка лукавлю. 

В среднем подводка, которую я озвучиваю в эфире, занимает в моей голове от минуты до трех минут подготовки. Если подводка с отсылкой, завуалированная или слишком интересная, я уделяю ей минуты три. Если что-то попроще, то секунд за 30 до эфира я могу к ней прийти. Это само рождается в голове.

«Проблема NAVI может быть в самом Симпле». Пчелкин – о замене Гардиану, молодых звездах и любви к СНГ-командам

— Когда только срабатывался с коллегами, были моменты, когда аналитики обижались на какие-то шутки?

— Да, конечно. Самый одиозный момент – случай в парижском Диснейленде [Sports.ru во время эфира Дима назвал NS’а «бомжом»]. Ситуация весьма простая, на самом деле, и она меня нисколько не красит. Я просто объясню, почему это произошло.

К моменту начала Диснейленда из всех сотрудников RuHub (не только кто работает в кадре, но и за сценой) Ярослав был тем человеком, с которым мы общались меньше всех. Так сложилось. И я очень плохо понимал, какие точки соприкосновения у нас есть, какие темы лучше затрагивать, как ему комфортно работать, какие шутки будут наиболее удачны.

Когда я допустил употребление неприятного слова в его адрес, я не понимал, что его вообще лучше не использовать. Я был уверен, что оно употребляется в адрес Ярослава так же, как и слово «батя». Просто мем, который прирос к медийной персоне. Я же его произнес, не думая, что это может вызвать хоть какой-то резонанс. 

Как выяснилось, вызвало. Ярослав коротко, но жестко после аналитики высказал мне свое «фи». Я очень сильно переживал, потому что понял, что глобально накосячил. И это отразилось на моей работе на протяжении всего группового этапа турнира. Во-первых, я испытывал дискомфорт из-за серьезной ошибки. Во-вторых, потому что Ярослав хоть отошел от этой ситуации буквально по щелчку пальцев, но при этом работал со мной немного выпустив иголки. Долгие эфиры по 4 bo3 и без того утомительны, а у нас еще и нарушена химия, которой и без того практически не было.

Определенно могу сказать, что виноват в этой ситуации. Я не был компетентен в вопросе употребления этого слова, допустил личное оскорбление в адрес Ярослава, хоть и по незнанию. Это был случай моего очень серьезного психологического расстройства. Но этот период выдался не только тяжелым, но и конструктивным, потому что тогда я начал очень много думать не только о формате, но и о дозволенном и недозволенном. О том, что можно и нельзя делать в индустрии, какой вес имеют мнения людей, в том числе Ярослава. 

Это был непростой и щепетильный момент, но он навел меня на многие правильные мысли. И отношения с Ярославом на сегодняшний день для меня лично находятся в процессе поэтапного выстраивания.

Доту надо спасать. NS предложил 8 идей

— То есть он среди тех, с кем ты еще ищешь химию для работы в эфире?

— Да. Тут следует понимать, что Ярославу ничего не надо делать: он приходит, отрабатывает, и ему неважно, кто аналитику ведет. К нему вопросов никогда не возникает. Стоит отдать должное: Ярослав на каком-то заоблачном уровне обладает пониманием формата и специфики работы в медиа-поле. А что касается нашей с ним химии, это мой повод для беспокойства и менять что-то нужно мне. Я знаю, какой подход к нему нужно использовать, однако он мне весьма тяжело дается. Но я работаю над тем, чтобы аналитику с Ярославом сделать лучше. Благо, сейчас мы с ним даже разговариваем иногда – это уже достижение.

То же самое могу сказать про аналитику с Егором Jotm. Когда он приходил к нам на квалификации к TI, у меня не получалось работать с ним, я считаю. Он со своей стороны ничего делать не будет, а мне надо.

Как учится шутить: таланта нет, но изучает стендапы. Клоунство в аналитике – нормально

— Возвращаясь к шуткам. Юмор – это талант или нарабатываемый навык?

— Я не верю, что это может быть чистый скилл. Сейчас я пытаюсь привнести больше юмора со своей стороны в виде шуток или использования актуальных мемов, но мне это дается с большим трудом. Мне изначально было бы значительно проще работать в «бухгалтерском» формате. Если бы я вел Новости на Первом канале, я был бы абсолютно великолепным новостником. Мне формат серьезки ближе, а формату шуток я учусь.

Я не считаю, что у меня есть талант шутить. И без него мне приходится очень тяжело. За полтора года я пока что не добился 100% реализации своих шуток. Если я что-то озвучиваю в эфире, то в большинстве случаев это может вызвать отвращение у зрителей или коллег. Далеко ходить не надо: на финале Кубка России по киберспорту я начал аналитику по Доте с шутки, а она не зашла. И такие моменты происходят сейчас довольно часто.

— А как ты учишься шутить?

— Не то чтобы я для этого делаю что-то целенаправленно. Просто беру для себя идеи из стендапов и некоторых других «образцов», которые могу найти в интернете. Например, наткнулся на великолепную подборку видео, где Рики Джервейс ведет открытие «Золотых глобусов» последних лет и прожаривает зрительный зал. Конечно, это шутки не для аналитики, но это прекрасный юмористический прецедент, который я изучаю.

Научусь ли я сразу делать также? Нет. Но какой-то багаж я накопил.

Шутки даются гораздо проще, когда ты с аналитиками на короткой ноге. Сейчас я практически со 100% вероятностью могу живо и смешно провести аналитику с Лешей Пчелкиным. Просто с ним мы добились чуть ли не ультимативной химии. С КСерами это как-то быстрее начало происходить. Эти ребята сами более склонны к тому, чтобы аналитика проходила в шутливой форме.

— В сообществе любят, когда смешно. Но при этом не любят клоунство. Где находится эта граница  и нужно ли останавливать коллег, когда они эту границу переходят?

— Может быть и нужно. Я эту границу чувствую, но даже если такое и происходило, то я не пытался это пресечь.

— Это плохо или это норма?

— Кто ж знает! Кому-то плохо, а кто-то ради этого в аналитику и приходит.

Я сторонник идеи, что в аналитике может происходить абсолютно все, что не выходит за рамки закона. Если к нам в аналитику не приходят полуголые люди и мы не затрагиваем список запретных тем, которые всем очевидны, то я это приемлю. Я приемлю любые выпады в мою сторону, любые подколы. Если на меня кто-то захочет повысить голос и при этом это не будет вызывать исключительный негатив, я не буду это пресекать.

То же самое с клоунадой. Если я вижу, что она находится в рамках дозволенного, то я оставляю ее в покое. К квалам на TI к нам пришел Илья Alohadance, и они с NS начали играть в крокодила в аналитике. Клоунада ли это? Да. Надо ли ее пресекать? Абсолютно точно нет. Потому что это разбавляет формат, это геймификация аналитики, а над ней я, кстати, довольно долго ломал голову прошедшим летом. 

Если в аналитике NS и начинается клоунада, то пусть будет. Потому что Ярослав – человек, который эту клоунаду умеет хорошо и уместно привносить, это его формат. И делает он это абсолютно осознанно. Каким бы он ни выглядел чудаковатым в эфире, у него хорошее понимание происходящего.

NotInMyHouse: «Зрителям нужны такие люди, как NS и V1lat. Если их убрать, то студии потеряют львиную долю популярности»

— В твиттере ты писал, что учишься подходу к работе Стивена Эй Смита.  Он нагло говорит, не отводя глаз от камеры. И при этом не обязательно, чтобы ты был прав. Ты до сих пор придерживаешься этого мнения?

— Абсолютно точно. Если мне в аналитику приведут человека, который обладает противоречивым мнением по какому-то вопросу и при этом владеет ораторскими навыками или просто умеет держаться в кадре, я сделаю с ним великолепный эфир. Мне значительно легче работалось бы не столько с компетентными людьми, сколько с шоуменами.

Если бы мне приводили Сашу Хвоста, Илью Alohadance, моего любимого Алексея Костылева, персонажей из классического спорта (предположим, Дмитрия Губерниева), и они бы обладали мнением по вопросу, даже далеким от истины, я бы сделал с ними великолепную аналитику.

Аналитика не должна претендовать на универсальную истину, это не ее задача. Задача аналитики – разбавить эфир между играми и сделать это максимально интересно. А для этого не обязательно иметь претендующее на истину обсуждение, нужно организовать хороший разговор. А он состоится даже с человеком, который обладает низкой компетенцией, но при этом умеет говорить. 

Я, кстати, таковым и являюсь. Я пришел в киберспорт фиг пойми откуда. Люди о моем бэкграунде ничего не знают. Просто мне доводилось работать с людьми, которые умеют говорить. И с ними я научился взаимодействовать намного лучше, чем просто с компетентными.

Выступал в ансамбле, объездил весь мир и встречался с Путиным

— И переходя к твоему бэкграунду. Ты уже полтора года работаешь в RuHub, карьера в киберспорте. Но ты ведь так и не бросил учебу. Почему ты остаешься верен идее, что тебе нужно высшее образование?

— А с чего ты взяла, что я считаю, что мне нужно высшее образование? Может, дело совсем не в этом?

Во-первых, мне нравится. Все очень просто. Люди, которые утверждают, что высшее образование вообще не нужно, мыслят немного не теми категориями. Мое высшее образование – сумасшедший нетворкинг, от которого я получаю удовольствие. Я прихожу в университет и общаюсь с ребятами, которые только что вернулись из Голландии со стажировки. Они рассказывают, как приехали в потрясающий амстердамский университет, где один только дизайн здания заставляет трепетать, поднялись на второй этаж и начали программировать сайт по подводным лодкам. Это мой альтернативный путь. Я бы занимался абсолютно тем же, если бы не попал в RuHub.

Я прихожу на другую пару и разговариваю там с человеком, который стажируется в Яндексе. Это еще один мой альтернативный путь. Я проходил три собеседования в Яндексе, после третьего меня, к сожалению, не взяли. Они рассказывают, какая офигительная там стажировка, какие там сумасшедшие коллеги и как в компании помогают людям. 

Мне по кайфу, понимаешь. Я иду по этому пути осознанно. Я не только не собираюсь прекращать получение образования, я через какое-то время после окончания бакалавриата вернусь к нему. 

Потому что интересно, потому что по кайфу. Плюс к тому я хочу разуверить себя в том, что лучшее образование – это то, которое я получаю сейчас. Я учусь на четвертом курсе, заканчиваю бакалавриат Бизнес-информатики в Высшей школе экономики. И оглядываясь назад я могу сказать, что это не было плохо, но это абсолютно точно было не «лучшее» образование, которое я могу получить. Я благодарен Вышке за коммьюнити, за студорганизации, возможность мобильности. Но если это один из лучших вузов России, то я очень разочарован. Я хочу увидеть, каким может быть лучший вуз за рубежом.

— Например, где?

— Есть направления, которые мне интересны: Австрия, Германия, в меньшей степени – Штаты. Меня интересует бизнес в том виде, в котором я его изучаю сейчас. Предпринимательство в сфере IT – не совсем мой вид деятельности, потому что я не совсем предприниматель. Но работать в чем-то IT-шном, даже в какой-то киберспортивной организации – путь, на который я с удовольствием встану через какое-то время.

Сейчас я ни в коем случае не собираюсь оставлять путь медийной личности в RuHub. Здесь я могу сочетать своим умения и желания. Но я не планирую вести аналитику до конца своей жизни и задерживаться в этом амплуа. Я еще буду заниматься получением образования, хоть и планирую после бакалавриата взять год паузы, чтобы целиком и полностью отдаться RuHub.

Я вообще не оседлый человек, и у меня была достаточно разнообразная жизнь. Я за 20 лет успел закончить музыкальную школу, поиграть полупрофессионально в баскетбол, поиграть на фортепьяно в джазовом ансамбле, повыступать от лица детского коллектива «Домисолька» с 2005 по 2014 год, повести эстрадные концерты, поучаствовать в кейс-чемпионатах, пообщаться со многими значимыми людьми – очень много всего. И этот подход к жизни осел у меня в крови. Я не представляю себе, как я буду вести аналитику через 10 лет – надо будет что-то менять, иначе, мне кажется, я загнусь к тому моменту.

Разнообразие – это то, чем я дорожу в своей жизни. Я очень сильно люблю свое прошлое, но мне не придется много о нем вспоминать, если я смогу в настоящем сохранить тот же ритм и темп. И с этим мне поможет получение высшего образования где-нибудь за рубежом.

— Ты рассказал, как в «Домисольке» тебе удалось пообщаться со многими людьми. Кто был для тебя самым важным и значимым человеком?

— Владимир Путин! Это не шутка, это на самом деле так. Или не он... Хотя о чем это я, конечно он!

Было очень много классных людей, с которыми мне удалось пообщаться. Как я могу не выделить, допустим, Латойю Джексон, с которой мы выступали на Премии Муз-ТВ? Это же вообще вау! Поет Латойя Джексон, поют эстрадные артисты, стоит детский коллектив и рядом с нами голограмма Майкла. Олимпийский, полный стадион – глобальное событие.

Еще одно мероприятие – гастроли во Франции в 2012 году. Там мы выступали на одной сцене с Мирей Матье. Это же гранд французской эстрады! И она стоит и меня за плечо обнимает, даже фотографии в интернете есть.

Наверное, я могу выделить самые масштабные личности. Помимо вышеупомянутых в их числе есть Пан Ги Мун, бывший генсек ООН. Мы с ним факелы друг другу передавали на Олимпиаде 2014 года. Мы перекинулись буквально парой слов, но пообщаться с таким человеком – событие серьезное.

Более тесно мне удалось пообщаться с Александром Олешко, Марком Тишманом, Алексеем Чумаковым. Общались с Иосифом Давыдовичем Кобзоном, ныне покойным. Очень светлый человек. В силу того, что я принадлежал к числу солистов коллектива, мне доводилось с ними стоять рядом на сцене во время репетиций. 

Это был очень вдохновляющий промежуток моей жизни. Поездки в нем занимали не последнее место. Коллектив показал мне весь мир, и моим родителям это не стоило больших денег. С 2010 по 2014 год я и в Канаде побывал, и в Китае дважды, и по Европе, и по России поездил. И ты понимаешь, как сильно от такого бустится кругозор впечатлительного ума творческого ребенка!

Поэтому не знакомствами измеряется этот промежуток времени. Он измеряется впечатлениями и социализацией, когда ты к этому прикасаешься. Было очень клевое время, но сейчас ничем не хуже.

— А как ты прошел путь от детского коллектива до сочинской Олимпиады?

— В 2005 году, когда меня было 6 лет, меня родители отвели в детский музыкальный театр «Домисолька». Тогда этой организации было 15 лет, дети приходили туда и давали концерты в районном масштабе. Ей я отдал большую часть своего детства. 

Организация разрасталась, начала фигурировать в списках эстрадных артистов на больших площадках типа Кремлевского дворца, Олимпийского и Лужников, и по мере роста коллектива рос в нем и я. «Домисолька» мне дала очень много, не знаю, какой другой социальный институт сделал бы что-то похожее.

Но главное, что она мне дала – это Олимпийская эстафета. И это случилось только из-за того, что 9 лет я ****** [упорно трудился]. Ходил на уроки вокала, на хореографию, изучал нотную грамоту, учился основам актерского мастерства – разные были дисциплины: от степа до пантомимы. И благодаря объему труда, который я проделал за 9 лет, я обратил на себя внимание преподавателей и руководителей коллектива. В какой-то момент меня поставили вести концерты на регулярной основе (и это событие где-то на уровне фундамента обеспечило мое попадание в RuHub, потому что до этого я не умел говорить).

Пиковым моментом моего пребывания в коллективе стало именно участие в эстафете Олимпийского огня. Туда отправляли всего одного человека, а на тот момент в коллективе было уже не 300-500, а 1000 с лишним участников. И руководство выбрало именно меня. Вероятно, во многом потому что я был потенциальным выпускником, это был мой последний год, и коллектив посчитал нужным сделать на прощание этот красивый жест.

Событие очень большое, хоть и ничего конструктивно не дающее мне как человеку. Но это достижение. Всего 14 тыс. человек принимали участие в эстафете. И оказаться в их числе – это грандиозная точка моего времени в «Домисольке» и моей девятилетней работы. 

Мы сейчас с тобой разговариваем, а в 10 метрах от меня находится Олимпийский факел, с которым я бежал. Моя личная реликвия. 

«Это папин кабинет». Адекват о семье, работе и занерфленном Рики

Едва не попал программировать в Яндекс, испортил красный диплом из-за Эпицентра

— Сейчас ты работаешь из студии, которая выезжает очень редко. Не скучаешь по масштабам?

— Пожалуй, нет. Я не скучаю, потому что меня сейчас все вдохновляет. Мне важно, чтобы в жизни была движуха – это постулат, которым я руководствуюсь. В моей биографии не было продолжительных промежутков, когда я ничем не занимался. Безусловно, благодаря родителям, которые уже в три года отдали меня в спортивную секцию, где я участвовал в спортивных эстафетах.

RuHub – обалденная движуха. Я занимаюсь тем, что мне нравится, а мне еще за это денежку платят. Хорошее общение, есть челленджи, есть куда расти и над чем работать. Когда это закончится, найду другое.

Соотносить масштабность – дело неблагодарное. Тогда нас возили везде и всюду, но и деятельность была совсем другая. Притом я был ребенком. Я не могу назвать своим личным достижением тот факт, что я побывал в Канаде, хотя руку к этому я приложил. Это в резюме не укажешь. Пригодное для резюме достижение я, возможно, приобрету предстоящим летом. Или мог приобрести прошедшим.

Сейчас я получаю удовольствие от своей работы. От взаимодействия с аудиторией исходит огромное количество позитива. Например, на EPICENTER меня вели на интервью через весь зрительный зал, и за это время ко мне подбежало человек 20, желающих сфотографироваться. Это же вообще офигенно! Ко мне подбегает пацан, который дышит мне в пупок: «Ой, а можно с вами сфотографироваться?». А ты такой «Оооо, черт возьми, ну давай, какой же ты красавец!». Таких вещей у меня раньше не было. А сейчас есть. И этим ценна движуха – она всегда что-то дает.

Жалеть не о чем, все и сейчас интересно. Тогда тоже было интересно, но я об этом лучше в мемуарах напишу. 

— Круто, когда не раздумываешь постоянно о том, что можно было сделать иначе. В твоей жизни вообще были упущенные возможности?

— Не то чтобы упущенные возможности, но были ошибки. Например, большой ошибкой было выбрать на втором курсе предмет «Интеллектуальный анализ данных». Он похоронил мне красный диплом. Это было очень глубокое программирование, которому я не уделил достаточно времени. И за день до начала EPICENTER Major по Dota 2 я себе красный диплом на экзамене по этому предмету и заруинил. У тебя мажор завтра, а ты сейчас экзамен пишешь на 3 из 10. Грустная история и большая ошибка. 

А в остальном... Жалею, что не попал в Яндекс. Ох, переживал я, конечно. Причем это было как раз под Новый год два года назад. Примерно в этот же день я сидел на втором или третьем собеседовании. Яндекс – топ-1 IT-работодатель в России для меня. Если у тебя в резюме появляется слово «Яндекс» – это же вообще пушка.

После первого собеседования я выходил и понимал, что я сделал все красиво, кроме одного момента. На таких собеседованиях тебя проверяют, насколько ты интересно и ярко мыслишь. Я зашел к ним в офис, на все обращаю внимание, сажусь, и где-то в середине интервью меня спрашивают: «Вопрос на внимательность: в переговорке под каким номером мы с вами сидим?». Я понимаю, что я не в курсе. Смотрю на дверь справа – там какие-то цифры. Называю их. Мне говорят: «Нет, это номер служебного помещения!». Я попытался их перехитрить, но не получилось.

Не попал в Яндекс – грустно. Но если бы я попал в Яндекс, я бы не работал в RuHub. Так что не знаю, жалеть ли мне об этой возможности или нет. 

— В Яндекс не попал, потому что ты что-то сделал не так?

— Они все всегда говорят: «Вы большой молодец, но мы посчитали, что вы нам не подходите». И мне также сказали. Но я могу предположить, что последнее задание я сделал правильно, но не так, как они хотели. 

Первое собеседование проходит по Скайпу. Там с тобой разговаривает рекрутер и задает общие вопросы. Второе собеседование было уже очное на Парке Культуры, в головном офисе Яндекса в Москве. Там меня встретили два пацана, соответствующие первому образу, возникающему в голове при слове «программист». Они задавали вопросы по типу «что вы знаете, что вы умеете». Я рассказал, что умею программировать на C# и по их просьбе я написал двухэтажный запрос на SQL. Я в тот день был в очень хорошем настроении и, видимо, произвел нужное впечатление.

Через какое-то время мне пришло уведомление о новом собеседовании, на этот раз с руководителем отдела. Мы с ним пообщались, но уже не о компетентности, а о моих личных качествах. Эта встреча проходила так, как проходила бы беседа двух официальных лиц на отвлеченную тему. Завершилось собеседование очень лестной для меня фразой: «Было бы очень здорово, если бы у нас в стране было больше такой молодежи, как вы!» После нее я просто расцвел! Уходил чуть ли не вприпрыжку. Ну все, малина! Яндекс, привет!

Мне прислали тестовое задание, где нужно было теоретически обосновать выбор маркетинговой стратегии (я шел стажироваться в маркетинговый отдел) и оформить в виде презентации. И я подозреваю, что оформил фигово, хоть и всегда умел делать крутые презы. Проверил все это 100 раз, казалось, что должно заехать. Но в первый-второй день учебы после новогодних праздников мне приходит сообщение: «Извините, но нет». 

Веским фактором могло стать то, что на момент собеседования мне было 18 лет. Брать 18-летнего пацана в Яндекс на стажировку – это не то чтобы из ряда вон, но очень редкое событие. Нужно быть абсолютно выдающимся студентом. Видимо, я был недостаточно выдающимся, недостаточно выложился на последнем задании, но тогда мне так не казалось.

«Учеба в журналистике оторвана от реальности». Философское интервью Eiritel про учебу и путь в киберспорте

— Ты поешь, играешь на фортепьяно, учишься программированию и еще множество всего. Есть ли что-то, чему ты хочешь научиться, но еще не удалось?

— Много таких вещей, на самом деле. Я люблю и умею танцевать, но не умею танцевать в паре. Это упущение с моей стороны, потому что я как заправский ловелас и холостяк должен это уметь. И когда-нибудь этот пробел я обязательно восполню.

Мне точно нужно добиться свободной речи на английском языке. Сейчас это мой главный большой недостаток, который нужно устранить как можно скорее. Правда, я пока не особо что-то для этого делаю. 

Мне надо научиться больше 10 раз подтягиваться, потому что нужно пережить предстоящие военные сборы. А для этого надо находиться в нормальной физической форме.

А в целом всего хватает.

— Перед Новым годом можно научиться делать оливье, например.

— Это ты хорошо сказала. Я готовить вообще не умею. Полный нуль в этом деле – и это такая себе история. Надо родителей напрячь, чтобы они со мной этим позанимались. Вот мы и придумали маме занятие на пенсии!

— Станешь незаменимым человеком в RuHub, если будешь приносить с собой домашнюю еду.

— При живом-то Сереге Smile мне готовить там не придется!

— Где-то в социальных сетях ты составлял список неких установок, которыми руководствуешься. И среди них была фраза: «вдохновляться, а не восхвалять». Кем ты вдохновляешься?

— Хороший вопрос. Спасибо тебе, что ты его задала. Потому что у меня готов на него четкий ответ. Меня вдохновляют деятели – все очень просто. Деятелем я считаю любого человека, который делает свою работу не просто хорошо, а выдающимся образом. Например, деятель в ультимативной форме – Леонардо да Винчи. 

Где-то читал историю про человека, который не из-за хорошей жизни стал дворником, понял, что надо что-то менять, и придумал механическую метлу. Он нашел человека, который готов закупать ее в промышленном масштабе, открыл свой стартап, занимавшийся клининговым сервисом, и развил компанию до огромных размеров. Это также пример деятельности, которой я вдохновляюсь.

Меня вдохновляют креативные деятели. Например, примерно два года назад  я открыл для себя мировое битбокс-сообщество. Я себя к нему не причисляю, но интересуюсь им по сей день. Люди удивительным образом создали коммьюнити, где нет ничего, кроме позитива. Даже если человек выступил плохо или показал старые заготовки, все все равно будут рады. Мир бабочек, но в него приятно иногда окунуться.

Меня вдохновляют некоторые баттл-рэперы. В этой противоречивой индустрии есть ребята, которые шедеврально работают с текстом. 

В общем, если человек что-то делает и делает это круто, меня это всегда вдохновит. У меня есть знакомая, которая полтора года назад пришла ко мне в студорганизацию, где я читал курсы по основам маркетинга. Собеседование она не прошла, но я недавно узнал, что эта девушка ходит на показах Mercedes Benz Fashion Week, она модель. Я с ней пообщался, она рассказала о своем пути. Красивая история: девушка, будучи фотомоделью для собственного инстаграма, добилась серьезных высот. И при этом осталась довольным чистым человеком. И за ее успехами очень приятно наблюдать.

Стивен Эй, которого ты упоминала, меня вдохновляет, потому что он абсолютно фееричная медийная личность с прекрасной речью, артистизмом и чувством того, каким нужно делать шоу. Он позиционирует себя как журналист, но вообще мне бы в аналитику такого человека! Правда, я бы его не вывез. 

Идолов нет, но есть куча людей, которых я могу упомянуть. Я прохожу через то, что они делают, изучаю. Это круто, но спасибо, я пошел дальше. Как через соковыжималку выжимаю все, что я хотел, и двигаюсь вперед.

Какая студия в СНГ нравится вам больше всего?

— Как ты считаешь, ты сам можешь быть человеком, который вдохновляет?

— Сложно сказать. Но я точно кого-то уже вдохновил. Мне писали люди: «Смотрю на вашу работу, очень здорово. Я тоже очень хочу попасть в тир-1 киберспортивное медиапространство. А что для этого нужно сделать?» Я ребятам помогал, чем мог. Пусть таких людей немного, но они были.

Я могу вдохновить, если углубиться в мою биографию. Все-таки, большая часть киберспортивной публики не заинтересована в том, чтобы ее изучить. Например, кого-то может вдохновить моя история, в результате которой я принял участие в Олимпийской эстафете.

А то, что я делаю сейчас... Попадание в RuHub в нынешних реалиях люди не считают событием. Они видят, что появился новый человек, но они не думают, что он большой молодец. Скорее: «Что это за черт?» Для них будет вдохновляющим событием, если меня позовут на TI. Тогда появится список из еще 50-100 людей, которые скажут: «Блин, вы с улицы дорвались до TI! Я тоже так хочу. Спасибо, что показали, что это реально». 

Задай мне этот вопрос через полгода или через полтора – и я тебе отвечу «да». А сейчас только «возможно».

«Я спал сидя по 2 часа в день». Открытое письмо Flow – о том, как он победил рак

Топ киберспортсменов по призовым в 2019-м: Дота круче всех, а лучшим в СНГ мог быть игрок в PUBG

https://cyber.sports.ru/tribuna/blogs/nadota/2687648.html

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья