Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Тян не могут в Доту

Как собирали Virtus.pro: Соло стоил в 3 раза дороже Рамзеса, игроки были готовы заплатить NaVi за Роджера

История нашей главной команды – от Яны Медведевой.

Сегодня Virtus.pro объявила, что команду покинул оффлейнер Павел Хвастунов. В августе наш прекрасный автор Яна Медведева собрала эксклюзивную историю о создании состава, за который мы переживали на протяжении трех лет. Запаситесь чаем и вспомните, за что мы полюбили этих ребят.

* * *

5 августа 2016 года в СНГ-Доте обсуждали главную новость дня — анонс нового состава Virtus.pro. Спустя три года с минимальными изменениями в составе VP превратилась из команды с потенциалом в мирового лидера Доты. 

Этот текст о том, какими были ребята до прихода в Virtus.pro, как и кто спасал команду от распада и в чем изменились игроки за прошедшие годы.

Качайте наше приложение Well Played – к Инту классных текстов будет еще больше

Тот самый анонс из 2016 года. Нун, Паша и Рамзес сильно изменились

Трое играли в Vega Squadron. Пашу кикнули за полгода до сбора VP

Solo, No[o]ne, 9pasha – еще год назад они играли за неблестящую команду Vega Squadron и поднимали кубок ESL в Нью-Йорке. Это сейчас Solo – 29, и он самый любимый и уважаемый игрок СНГ. Тогда он только возвращал доброе имя после скандала с договорным матчем. Ребята пригласили его временно заткнуть дыру в составе после распада Team Empire; им нужен был опытный стабильный игрок, а Solo искал место, где в него поверят и дадут реализовать себя.

«Ребята позвали его выступить на замене — и всем очень понравилось. Все очень положительно о нем отзывались, — вспоминает Алексей Кондаков, владелец Vega Squadron. — Мы с Пашей тогда встретились в Королеве, и он мне так и сказал: «С Солычем так приятно играть!».

За несколько месяцев команда превратилась в настоящую семью. Ребята везде ходили вместе, Mag не снимал футболку Vega даже на ночь, а Соло жаловался, что ему даже интервью в одиночестве дать не позволяют. Перед приездом на тренировочную базу у Кондакова было ощущение, будто он ждет не игроков, а своих друзей, которые решили погостить в загородном доме. Победа на престижном турнире ESL One в Нью-Йорке еще сильнее сплотила команду.

Как выживает второй эшелон Dota 2: команды уходят в Fortnite, просят деньги у фанатов, идут к государству

«Они не возомнили себя главными звездами мира и не требовали повышения зарплаты. У меня было ощущение, что мы все делаем одно дело. Мы не только семья и друзья, так еще и партнеры. Они входили в мое положение, понимали, что я не могу из ниоткуда им накинуть зарплаты. И я понимал их желание. Мы в шутку еще между собой говорили: «Мы вот EG обыграли, а зарплаты-то у них вон какие!».

Правда, большой успех команды в Нью-Йорке оказался одномоментным. Тогда проблемы связали с Пашей – он стал меньше тренироваться, а исполнение было далеко от того, чего ждали тиммейты. Когда ситуация стала критической, перед Пашей поставили условие: сыграть нужное количество игр в паблике за две недели. Своим последним шансом он не воспользовался.

«Мы постоянно меняли решение., — объясняет Кондаков. — Я больше всех мялся. Соло в последний момент вообще сказал: «Я как-то против этой идеи». Но я убедил его, что мы уже пришли к общему знаменателю, все остальные ребята были за кик Паши. Потом, конечно, мы все сожалели о своем решении».

Как окажется через полгода, расстались Соло и Паша ненадолго. 

Наш инстаграм набирает мощь к Инту. Завтра разыграем футболку VP с автографами!

Замена не спасла Vega Squadron – на отборе к The International 2016 команда оказалась в тильте. Менеджер, сам владелец организации – все были в ступоре и не смогли вывести ребят из критического положения. Путь «Веги» на той квалификации закончился еще в группе. Контракты у игроков истекали 31 августа, им подготовили соглашения на новый сезон. Но получилось иначе.

«На следующий день после поражения Соло пришел и честно сказал, что ему пришло предложение от Снега, владельца Virtus.pro [Sports.ru: как раз в то время в Virtus.pro пришли 100 млн долларов от Алишера Усманова]. Конечно, зарплата имела для него значение, но главное, там он мог собрать команду из любых доступных игроков. Кроме NaVi, как с ним оговорили, — объясняет Алексей Кондаков. — Он просто у меня спросил: как ты думаешь, как мне поступить в этой ситуации? 

Конечно, я по-человечески его понимал. Он для организации за год сделал больше, чем я для него. И вложенные в него финансы были меньше того, чего он заслуживал. «Вега» стала «Вегой» благодаря команде с ним во главе. С моей стороны было бы неправильно поступить как-то иначе и давить на подписанный контракт. Я пытался отговорить, поискать путь решения, подобрать игроков. Конечно, зарплату, как в VP, я дать не мог, но что-то можно подумать. Я пытался найти компромисс. Понимал, что если он уйдет из команды, второго такого я уже не найду».

Через несколько дней Соло попросил отпустить вместе с ним и No[o]ne. Вова метался пару недель, но все-таки согласился и последовал примеру Алексея.

«На выкуп Соло мы потратили в три раза больше, чем за Рамзеса», — вспоминает Роман Дворянкин, генеральный менеджер Virtus.pro.

Как Сумаил стал суперзвездой: увидел Доту в 7 лет, продал велосипед ради игры, тренировался по 18 часов в день

Рамзес был капитаном уже в 16 лет, но ему не нравилось

Когда Алексей Кондаков говорит, что в «Веге» вполне мог собраться будущий состав VP, он не лукавит. Еще когда Роман «RAMZES666» Кушнарев играл в Team Spirit, к нему присматривались и Solo, и его тиммейты. Однако владелец организации в парня не поверил:

«Мне показалось, что он совсем малой. Я его один раз увидел, когда он приезжал в составе Spirit к нам на буткемп. Я не понял тогда, что это за человек, он был слишком молодой, хоть и играет хорошо. Мне казалось, что можно найти кого-то и постарше».

А вот в Team Empire в «Малого» не просто поверили. Менеджер клуба Korb3n не только пригласил Рому поиграть в составе «Империи», но и рискнул построить команду вокруг него. За успехами и потенциалом Кушнарева он следил очень давно, но тогда мог оценить только уровень игры и исполнения. С приходом Рамзеса в команду он понял, что сильных сторон у того куда больше.

«Его лучшее качество — отсутствие авторитетов, — делится Белов. — Но это не тот случай, когда человек делает, что хочет. Он умел верно оценивать ситуацию. И если Роман понимал, что прав или сделал все правильно, он мог совершенно любому человеку это сказать в лицо и сделать это аргументированно. 

Если бы он тогда пришел в NaVi, в которых еще играли монстры Доты и идолы СНГ-сцены, ничего бы не изменилось. Роман в 16 лет мог и Dendi в лицо объяснить, как он видит ситуацию и что он хочет получить. Он бы абсолютно спокойно сказал: «Даня, ты не прав, нужно сделать вот так, и тогда бы мы выиграли игру». Я такого еще не видел. Я видел игроков, которые психуют, молчат или обижаются. Но это не про Романа. Он может высказать свое мнение спокойно, аргументированно и не повышая тона».

В команде Роман выполнял огромное количество работы. На него ложилась подготовка, координация и необходимость быть лидером в 16 лет. Справлялся ли он? Видимо, да. По словам менеджера, в составе с Рамзесом не было ни одного крупного конфликта. Любую критику он умело превращал в дискуссию.

Korb3n уверен, что Team Empire дала Роме самое необходимое на тот момент — возможность почувствовать себя ключевым игроком, раскрыться и повести за собой команду. В Team Spirit рядом с ветераном Артуром «Goblak» Костенко это было сделать куда сложнее – слишком большая разница и в возрасте, и подходе. А здесь, в Team Empire, ему дали шанс почувствовал свои сильные стороны. И не только как игрока. 

«После «Империи» он уже был готов стать внутриигровым капитаном. Он просто не привлекал к себе внимания. Вел игру, управлял саппортами. Говорил, что ему не хочется этим заниматься, но это нужно. Потому что этим больше некому заниматься, а результаты так будут выше, — объясняет Белов. — В идеальном мире он хотел команду с капитаном, чтобы сфокусироваться на своей игре. Потом повзрослел, подтянул игру и теперь многозадачность — это его все».

Приглашение в команду мечты Рамзесу пришло после неудачных квалификаций на The International. В этот раз ничто не мешало взять в команду тинейджера, за которым он следил уже несколько месяцев. Для самого Ромы этот переход был не первым в карьере. А вот Роман Дворянкин, новый генеральный менеджер организации, впервые столкнулся с такой задачей в новой для него индустрии.

«Я очень хорошо помню, как мы вели переговоры с Team Empire о переходе Рамзеса, которые были не самыми простыми, — рассказывал он в интервью для командного портала. — Я приезжал вместе с нашими юристами к ним в офис в Кунцево, а их юрист говорил мне: «Роман, вы понимаете, что мы сейчас обсуждаем трансфер одного из самых перспективных игроков мира на этой позиции? В СНГ таких людей больше нет». Конечно, поначалу сложно было поверить, что 17-летний мальчик – предмет таких жестких переговоров».

По словам менеджмента VP, переговоры оказались проблемными из-за особенностей контрактов в Team Empire. Юридический отдел VP изучил документ и пришел к выводу: Роман может просто уйти из команды, написав обычное заявление за 2 недели, как на любой другой работе. Однако у менеджмента Team Empire был другой взгляд на ситуацию и свои аргументы, рассказал Александр Соломонов, спортивный директор Империи. До судебного разбирательства не дошло, руководители нашли выход из ситуации. VP предложили Team Empire сумму, которую считали нужной.

Рамзес и Роман Дворянкин

Дмитрий и Роман остались в дружеских отношениях. Korb3n понимал, что от такого предложения лучше не отказываться.

«Я и сейчас считаю его лучшим игроком на просторах СНГ. Таких игроков, как Ramzes, пока и близко нет, — отзывается о нем Дмитрий. — Если у него и были какие-то недостатки на момент выступления в «Империи», то они нивелировались его достоинствами. И он все это уже доказал».

The International 2020 должен пройти в Кельне. Там все началось, а немцы без ума от киберспорта

Как они стали командой

«Тогда Рамзес был маленьким мальчиком, я не побоюсь этого слова. Леша еще был не настолько уверенным в себе. Он только пришел и был просто «Леша из Веги». И все это знали. На него до сих пор давил груз 322. Он тогда еще никому не доказал, что он самый успешный человек на Дота-сцене в СНГ», — вспоминает свои первые впечатления от собравшегося состава Virtus.pro Андрей «Kimi» Квасневский, бывший менеджер команды. 

«Рабочие моменты всегда были. Иногда Малой показывал зубы в силу своего возраста. Иногда Лил был с чем-то не согласен, потому что у него такой характер. Но главное, что все эти моменты очень быстро разрешались», — объясняет Kimi. Он видел, как в команде быстро установилась субординация. Есть Соло, и его слово — закон. Паша и Нун принесли это еще из «Веги», Рамзесу и Лилу оставалось только последовать их примеру и учиться идти на компромиссы.

Роман Дворянкин больше всего опасался, что в команде возникнет конфликт поколений. Может, Соло и Паша не найдут общий язык с молодежью. А может быть, всплывут воспоминания о старом кике из «Веги» или другие истории. Но обошлось без этого. 

«Главное удивление — то, насколько зрелым с человеческой точки зрения был Рамзес, — объясняет Дворянкин. — Когда ты видишь 17-летнего парня, который еще и выглядит младше своего возраста, ты ждешь более детского поведения. Даже пытаешься упрощать разговоры с ним. Но когда я последил, как он общается с ребятами из команды, я понял, что он говорит с ними на равных. Он был взрослым в разговорах, он держал удар в отношении шуток, не обижался и мог подколоть в ответ».

Потом была совместная поездка на США на фургоне в компании менеджера, втопившего 100 миль в час. За 500 километров до буткемпа  игроки успели не только лучше узнать друг друга, но и полюбить херсонский рэп, любезно включенный Нуном. Вечерами на буткемпе ребята с трудом, но находили кино, которое устроит каждого. А после просмотра «Голоса улиц» все вместе бросились гуглить стильный мерч, подсмотренный у героев.

No[o]ne, Ramzes, Роман Дворянкин, Solo, Lil, 9Pasha

На мейджор в Бостоне Virtus.pro приехала сплоченной командой, в багаже которой были уже и первые победы, и первые ожидания. Итог – посредственное 5-8-е место.

Artstyle спас VP от дизбанда

«Когда Ваня пришел в команду, мы были на грани распада», — рассказывал в интервью Mrs.Marple Кушнарев. Сейчас эту часть истории они не скрывают.

Если результат в Бостоне еще удовлетворял и самих игроков, и руководство, то последующие неудачи на турнирах в Малайзии и Хорватии подогрели обстановку. Чтобы исправить положение, команда мощно готовилась к китайскому супертурниру DAC, но все усилия свели к нулю проблемы с интернетом прямо на отобрах. Два технических поражения. Пока игроки не углубились в поиски виноватого, тренировать команду пригласили Ивана «Artstyle» Антонова – чемпиона первого The International.

Первый турнир на миллион в киберспорте: игроки пили перед играми, ругались в кабинках и приехали неготовые

Однако не все в Virtus.pro поддерживали выбранную кандидатуру. Как оказалось, против приглашения Ивана изначально выступал владелец VP Снег.

«Он считал, что Артстайл еще не убил в себе игрока и хочет подсидеть кого-то из ребят, — делится Дворянкин. — Ваня пришел в команду на условии, что он останется исключительно тренером».

Лил и Артстайл

Может, в способность Ивана стать тренером Черепенников не слишком верил, но зато доверял выбору генменеджера. Дворянкин прислушался к игрокам и пригласил Артстайла на тренировочную базу в Краснодаре. С ним он впервые встретился в аэропорте, когда сам возвращался с буткемпа. 

«Мы обсудили несколько моментов, я сказал Ване пару напутственных слов. Он выглядел в тот момент как человек, которому абсолютно неинтересно, что я говорю. Но при этом очень уверенным в себе. Он меня успокоил и сказал: «Ром, все будет нормально, все сделаю». Не обманул.

«Обычно он по психологии. Настроение у кого-то плохое, кто-то тильтанул после игры, — рассказывал Рамзес. — Вот мы первую карту проиграли — Ваня вышел: «Все хорошо, парни! Первая игра — это нормально. Сейчас две раскатаете!». Бывает, когда есть какое-то недопонимание в команде, когда ссора... Главное, чтобы в команде не было ссор. Чтобы не копилось. Когда накапливается, Ваня выводит по одному и разговаривает. И потом все четко».

«Я много раз видела, как после матча он собирался с командой и раскладывал игру по полочкам, — продолжает Мария Ермолина. — И не только в игровом плане, но и в отношении психологии и коммуникации: кто кому как должен обращаться, как правильно взаимодействовать».

А Роман Дворянкин его вклад оценивает просто: без Артстайла этот состав мог просто не пережить череду неудач.

«Он быстро собрал ребят и объяснил, что все нормально, просто сейчас сложный период. Они ему безусловно верили и доверяли исходя из его опыта. К тому же у него были хорошие отношения с Лешей. Ваня привнес многое для того, чтобы разгрузить ребят эмоционально и настроить на правильный лад. Ребята тогда уже понимали свою силу, но Ваня стал тем самым необходимым голосом, который сказал: «Все круто! Вы классные!». По сути, это спасло этот состав».

Благодаря поддержке и опыту Артстайла через два с половиной месяца на киевский мейджор приехали обновленные VP: готовые, заряженные и уверенные в себе. Между играми он выдавал мотивационные речи, критиковал и помогал с драфтами, а во время матчей сидел за кулисами и переживал за каждое решение.

«Артстайл вел себя как папа, который пришел на матч своего сына, — рассказывает Ермолина. — Переживал, но спокойно, тихо: «Эх, можно было сделать иначе! Ну ничего, сейчас они соберутся! Что еще можно сделать?» Он сам по себе очень сдержанный, когда это нужно. Поэтому за кулисами он выглядел как классический тренер».

Сегодня два года финалу киевского мейджора. Вспомнили главные кадры

В драматичном финале Virtus.pro проиграли. Но именно на том турнире стали настоящей командой.

Ramzes, Lil, Solo, 9Pasha, No[o]ne

«Они просто влюбили Роджера в себя»

«Мы даже не думали о том, чтобы кого-то менять. Наша сила в нашей сплоченности», — Соло, Артстайл и Лил записали обращение к фанатам сразу после поражения на The International 7. К следующему чемпионату мира они пообещали вернуться сильнее. Но до Ванкувера добрались не все.

Когда речь заходит о том, в какой момент у команды возник конфликт с Лилом, ребятам сложно восстановить хронологию. У кого-то появились вопросы после The International, у кого-то — после первых турниров сезона. Сходились они в одном: их не устраивало ни отношение Ильи к тренировкам, ни уровень его исполнения.

«Мы с ребятами приложили много усилий, чтобы сохранить состав. Как вы знаете, в Dota 2 самое главное — The International. И когда мы готовились к нему, все было не очень гладко. Этот турнир мы проиграли. И, в принципе, корень проблем нашей команды идет оттуда. Скажу прямо, Илья играл там не лучшим образом, что породило сомнения в каждом из нас — сможем ли мы набрать былую форму, уверенность и выиграть следующий The International?» — рассказывал потом на стриме капитан.

Lil

Последней каплей стал турнир DreamLeague в Швеции. После него Соло уехал в отпуск (что, вообще-то, в киберспорте совсем не принято, запасных-то нет) – не потому что устал от бешеного графика, а из-за серьезного конфликта с Ильей. А ведь до этого он полгода пытался держать ситуацию под контролем и даже жил с Лилом в одной комнате, чтобы найти с ним общий язык.

«Ситуация накалилась в Йенчепинге, я это чувствовала, — объясняет Ермолина. — У меня у самой тогда был сложный период, я прогуливалась по стадиону в не лучшем настроении. Ко мне подошел Лил, с которым мы тогда много общались и сказал: «Ты чего грустишь? Пойдем, я тебя успокою». Мы с ним пошли внутрь, он меня подбадривал, но я заметила, что он сам очень грустный. Я его спросила, в чем дело. Он сказал: «Да у меня тоже все плохо». Но я тогда не понимала, что происходит за закрытыми дверями и не осознавала, к чему это может привести. Но Илья был очень подавлен».

Как заверяют игроки и менеджмент, Илье дали возможность исправить ситуацию в течение месяца. Отвлечься от медийки, подтянуть игровую составляющую. Однако ESL One Genting в Малайзии показал, что Лил или не хочет, или не готов меняться. После возвращения с турнира ему сообщили, что команда хочет что-то изменить. 

«На буткемпе тогда присутствовали я, Нун, Рамзес и Лил, – разъясняет Дворянкин. – Мы подошли к Илье, объяснили ему причины нашего решения и сказали, что переводим его в запас. А если он хочет играть за NaVi, то они готовы рассмотреть его кандидатуру. Это позволило нам совершить двойной трансфер».

Со стороны тогда казалось, что Лил в VP незаменим. Они семья, они же побеждали вместе. Но у команды на прицеле уже был подходящий кандидат. В одном из интервью Соло обмолвился, что они рассматривали кандидатуру Роджера Никогосяна еще после The International. По-настоящему ребята сдружились с новым саппортом на китайском турнире WESG, где они вместе сыграли в составе сборной России. Когда речь зашла о поиске, других вариантов игроки не предлагали.

«Как у организации, у нас были определенные ограничения по сумме, которую мы могли отдать за Роджера. Я прямо ее обозначил и сказал, что это максимум, который мы можем заплатить. Игроки выразили готовность сами добавить денег, чтобы выкупить Вову. Это для меня было лучшей гарантией их веры», — рассказывает Роман Дворянкин.

Евгений Золотарев, глава Natus Vincere, тоже знал об интересе игроков VP к Роджеру. Даже говорил, что изначально чувствовал: в составе NaVi он не задержится.

«Я не думаю, что тут есть какая-то связь с брендом или он «с детства за VP». Речь больше о том, что он по типажу и формату своему очень схож с игроками Virtus.pro, — делился впечатлениями Золотарев в интервью командному порталу. — Они, в принципе, вместе проводили время практически на всех турнирах. Например, на Дримхаке я был тому свидетель, что ребята из NaVi сидят все вместе, а Вова – с вэпэшниками. Они точно также неровно к нему дышали достаточно давно».

Благодаря этому Rodjer легко влился в команду, хоть атмосфера первое время была для него непривычной. Он пришел из команды, где игроки были скорее коллегами, выполняющими одну задачу. А на буткемпе Virtus.pro его ждал неожиданный прием от Нуна, Рамзеса и Марии Ермолиной.

«Все было как в кино. Роджер приехал поздним вечером, вылез из такси, шел в свете фонаря под летящим снегом. Он подошел к нам и говорит: «Ну что! Сейчас потренируемся, поиграем квшки. Я буду заселяться, распаковываться», — вспоминает Ермолина. — А мы ему: «Нет! Сейчас мы пойдем отдыхать и тебя приветствовать!» Он удивился: «А как же тренировка?» Нет, парень, ты пришел в Virtus.pro, так что мы сейчас познакомимся, повеселимся, как следует, а завтра будем работать».

Роджеру понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть к новой обстановке. После первого и победного ESL One он скажет Марии, что понял, как это работает. Среди рутинных тренировок в Virtus.pro всегда находилось время и место для отдыха и компанейских посиделок. Игроки так много времени проводят вместе, что невозможно отделить личные отношения от рабочих. В Virtus.pro он играл не просто с тиммейтами, а с друзьями. А эмоциональная разгрузка помогла ему больше доверять новым товарищам по команде.

«Роджер пришел в команду максимально открытым. Мне даже кажется, что он был очарован пацанами. Они просто влюбили его в себя. Я помню его горящие глаза, как он проникся атмосферой, в которой он находится», — делится впечатлениями Mrs. Marple.

«Роджер постарше – и это наложило отпечаток на чего личную зрелость, — характеризует его Роман Дворянкин. — Это не в обиду Илье. Роджер спокойнее в плане темперамента и иначе воспринимает критику. И это очень компанейский парень, который привнес много позитива в коллектив».

С приходом Роджера расцвел не только он сам. У команды снова возник интерес к игре. После эмоционального пике они набирали скорость для рывка на TI. 

«В один момент, мне кажется, у нас в Virtus.pro был некий застой, мы застопорились, — утверждал Артстайл. — У нас не хватало идей, не хватало вариации. Грубо говоря, делали постоянно одно и то же. Сейчас работа опять кипит, и этой дистанции в полгода до The International 2018 нам должно хватить».

Санта вспоминает первый TI: Гейб и поиски Айсфрога, игра в шумном зале и бекон в отеле

Тренер-технарь

24 августа СНГ-сообщество облетел десяток душераздирающих фотографий. Virtus.pro, приехавшие на TI8 побеждать или хотя бы играть в финальный день, снова заняли 5-6-е место. Разбитые, они сидели на ступенях перед ареной. Если год назад такой результат легко объясняли неопытностью и нервами, то теперь его называли не иначе как провалом. И это понимали все.

«Все были заряжены, уверены. И я была уверена, и все, кто находился рядом, — вспоминает Мария. — Я просто плакала, когда выходила со стадиона. И не я одна. Внутри образовалась настоящая пропасть. Перед турниром никто не сомневался в том, что все пройдет хорошо».

Команда знала, что пошло не так. Где-то оказались не готовы к мете, где-то не понимали, чем хотят играть, в чем-то просто не дотащили, хотя могли. Год назад после такого исхода они бросились записывать видео, что никакого дизбанда не будет, а теперь на размышления им понадобилось несколько дней. Им нужно было подумать, хотят ли они и дальше играть вместе. 

«Это был очень тяжелый разговор. Кто-то говорил: «Может, мне стоит уйти?». Причем не было разговоров о том, чтобы кого-то выгнать. Они пытались понять, как сделать лучше, как изменить положение, найти проблему или ошибку. Никто не кричал друг на друга и не требовал кого-то выгнать. Они искренне по-человечески искали решение. «Может, я уйду?» — «Нет, ты не можешь уйти!» — «Тогда, может, дело во мне?». Это было очень сентиментально и грустно. Но в итоге обошлось без жертв, и ребята поняли, как все можно поменять, оставшись играть тем же составом», — отмечает Ермолина.

Роман Дворянкин объясняет решение команды так: игроки поняли, что именно в этом составе они могут добиться своих максимальных результатов в Доте. Поэтому новый сезон они решили посвятить работе над слабыми местами. И первым шагом к изменениям стал поиск нового тренера. 

Никто из игроков или менеджмента не стал полностью винить Артстайла в неудаче. В подготовке стратегий участвовали и недотянули все. Просто к команде и Ивану Антонову пришло понимание, что он отдал составу все, что мог предложить.

«Наступила некая стагнация. Чтобы не портить отношения, мы решили расстаться в тот момент, когда не стало поздно, пока не начались склоки», — заключил генеральный менеджер VP.

Кандидатуру Арсзика команде предложил Рамзес. Он же впервые написал Арсению с предложением. Тот в это время играл в Path of Exile и сначала решил, что это розыгрыш или какая-то шутка от ребят. Оказалось, все серьезно. И со стороны VP, и со стороны Арсзика:

«Смотря игры Virtus.pro на TI8, я представлял, как и чем мог помочь. Особенно это касалось драфтов, которые можно было оптимизировать. Потому что герои, которые пикались, были не метовые. Все эти Кункки-четверки – я особо не понимал, что происходит. Хотел просто прийти к ним и дать советы, чтобы они начали делать по-другому».

Новый тренер Арсзик – в очках

Арсений оказался более легким на подъем, проще в общении и подходе к команде. Он тренер, который много играет и вносит множество идей. Технарь, как называет его Mrs.Marple. Он приходит к команде с предложениями, а не требует неукоснительного выполнения его задумок. 

На квалификации к мейджору в Куала-Лумпуре ребята присматривались друг к другу. На самом турнире Арсений полностью доказал, что заслужил свое место в лучшей команде СНГ. По признанию ребят, в финальный день он передрафтил большинство оппонентов, им оставалось только качественно исполнить. А обыграть на пике легендарного Пуппея, капитана Team Secret – это дорогого стоит.

«Когда Арсзик появился в VP, это была уже не та команда, которая играла на киевском мейджоре. У этой команды уже была медийка, пристальное внимание, результаты и завышенные ожидания. И хейтеров тоже прибавилось, —  добавляет Ермолина. — Они воспринимали Арсзика как «пришел лицом светить, сейчас будет только интервью раздавать». Они не понимают, что тренер в том числе должен еще и ребят разгрузить от медиа. И просто делая свою работу, ArsZeeqq стал объектом какого-то негатива, вопросов о его профпригодности. Хотя он не должен был никому ничего доказывать или демонстрировать. Главное, чтобы команда была довольна. А ребята им явно довольны».

Воткнул нож в бедро перед родителями девушки и хотел выиграть миллион на свадьбу: история любви из Доты

Семья в хорошем смысле слова

За три года в Virtus.pro сменились саппорт, тренер, менеджер. Команда поменяла логотип, стиль игры и подход к тренировкам. Но главные изменения произошли не в этом. Важнее всего то, как выросли и чему научились сами игроки.

Рамзес благодаря опыту, полученному в Team Empire, вырос из просто талантливого киберспортсмена в достойного внутриигрового лидера. Даже если в начале это было не так просто.

«Тогда Роман был совсем другой. Он был немного тихий, но при этом дерзкий, — объясняет Kimi. — Возможно, тогда мы еще не очень понимали, насколько он может быть сильным в плане характера. Ему достаточно нелегко далась необходимость безоговорочно слушаться капитана. Если его что-то не устраивало в игре, он легко выражал несогласие и даже мог пойти на конфликт или жесткое обсуждение с Лешей».

Разницу во взглядах на игру между Соло и Рамзесом Virtus.pro со временем превратили в свое главное оружие. Как только команда чувствовала застой, они меняли драфтера и капитана, чтобы освежить идеи и подход к стратегиям. Когда одному нужно было сосредоточиться на личном исполнении, второй подхватывал капитанский мостик. 

Но все это было бы невозможно без уважительных отношений, сложившихся между ребятами. Рамзес научился слушать Соло как старшего товарища, а Алексей видел в своем тиммейте юного себя. И заботливо взял его под крыло.

«Это отношения отца и сына с теми же плюсами и с теми же проблемами, —  рассказывает Мария Ермолина. — Это разные поколения, разные темпераменты. Леша взрослый, опытный. И он часто с этой позиции говорит: «пусть будет так, как он хочет. Ему это нужно. Ему нужно, чтобы я с ним сейчас согласился». И это именно «отцовская позиция». Он его любит и принимает со всеми его сторонами и со всеми проявлениями. Он всячески старается его усилить и при этом не навредить. Но чем дальше, тем больше они начинают общаться уже не как отец и сын, а на равных».

Паша за это время успел не только стать одним из лучших оффлейнеров мира, но и жениться. По словам Романа Дворянкина, брак придал ему больше устойчивости и спокойствия. А Алексей Кондаков считает, что на бухарестском мейджоре он встретил все того же Пашу, который когда-то играл в Vega Squadron.

«С Пашей я общался год назад – и он вообще не изменился. Он пришел к нам человеком, у которого даже дома не было компьютера. Он приходил играть в клуб около дома на каком-то непонятном железе. Я заходил в этот клуб, смотрел, в каких условиях он играет: первый этаж какого-то жилого дома, очень слабые компьютеры. Он не так давно вернулся из армии. Он создавал впечатление такого надежного, относительно открытого и простого человека, с которым можно спокойно поговорить и не нужно искать какой-то отдельный подход. И с ним все так же можно поговорить о чем угодно».

Свадьба Паши и Лиды Хвастуновых

Но по признанию окружающих, больше всего изменился Нун. Это может быть незаметно, потому что он чаще находится в тени своих медийных тиммейтов. Еще в Vega Squadron он был тем самым вспыльчивым парнем, который в случае неудачи может и выругаться, и по столу ударить. Тогда в воспитательный процесс приходилось вмешиваться Solo или просто смиряться. За три года он повзрослел практически во всех аспектах жизни:

«Вова был очень закрытым парнем. Он мог нахамить, мог сделать что угодно, лишь бы не давать интервью. Мог жестко подколоть, даже еще не понимая, что мы пока не стали друзьями, — перечисляет Мария. — Был такой ершистый и колючий. За эти годы с командой он вырос. И в общении с людьми, в личностном плане. Он стал коммуникабельный, научился давать интервью, подтянул английский и очень много всего прочитал. Как будто он в один момент сел и сказал: я должен стать лучшей версией себя. Никогда нет такого, чтобы он что-то не знал и спокойно с этим жил. Ему сразу хочется почитать, разузнать, погуглить. Он как губка впитывает знания».

Но в Нуне не поменялось главное – невероятное желание побеждать и быть лучшим. 

«Вова не умеет и не хочет проигрывать, — продолжает Мария Ермолина. — У него майндсет по жизни только один: «что бы я ни делал, я должен делать это лучше всех». Например, Вова не умеет кататься на коньках. Он говорит: «Оставьте меня, пожалуйста, на час. Я буду кататься один, пока не научусь кататься нормально. Я сам покатаюсь и вернусь, когда у меня получится». Мы идем на батуты. Рома скачет, как хочет, а Вова просит, чтобы ему показали технику. В следующий раз мы приходим, а он делает сальто. Он может рейджить, ругаться, вспылить. Но все это потому что он прирожденный победитель. Ему это необходимо, и он для этого все делает».

Игроки возмущаются: говорят, что Valve забила на Доту, а в пример ставят Fortnite и Overwatch

За три года в Virtus.pro изменилось отношение ко многим вещам. В первых интервью с новой командой Соло рассказывал, как важно выстроить рабочие отношения между игроками. А теперь ребята даже в отпуск ездят вместе и давно стали настоящими друзьями. Они научились оставлять игровые конфликты за дверью тренировочных комнат, а при необходимости давать друг другу личное пространство. Когда-то решаффл в VP превратил слово «семья» в грустный мем. Но Марии Ермолиной сложно подобрать другое слово, чтобы описать их отношения:

«У Virtus.pro сложился образ плохишей. И иногда сложно сопоставить, что эти bad guys могут быть настоящей семьей. Конечно, у них бывают конфликты. Но в этом же и есть химия! В семье не бывает отношений, как в ванильном фильме. В небольших конфликтах и умении их разрешать намного больше искренности и правды. Я все время говорю, что Virtus.pro – это не команда. Они как будто женаты друг на друге. И их любовь живет уже почти три года».

Новая форма Virtus.pro на TI9: панда вместо медведя, иероглифы «Старший брат паука» и «Милый пухляш»

Кого из комментаторов вы бы хотели видеть на TI9?

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья