Попкорн
Блог

Финал «Очень странных дел 4» – эпик, во всех смыслах убивший сезон. [Спойлер] и [спойлер] заслужили большего

Тематическое противоречие.

Последний эпизод 4-го сезона «Очень странных дел» наверняка войдет в историю как одно из главных событий Netflix: по хронометражу, количеству действующих лиц, размаху сражений и ажиотажу – премьера второй половины сезона буквально обрушила сервис. Братья Дафферы сняли два часа роскошного экшена, полного эмоциональных моментов и эпических сцен. Это уже не уровень ТВ или премиальных стримингов, а почти что полнометражный голливудский блокбастер.

Вот только ради зрелищного финала шоураннеры пожертвовали главным, что было в сезоне – посылом.

Если попросить любого зрителя «Очень странных дел» назвать лучшую сцену 4-го сезона – скорее всего, ответом станут последние минуты «Главы Четыре: Дорогой Билли». Там одна из центральных героинь сериала Макс чудом, в последний момент вырывается из лап антагониста сезона Векны – местного Фредди Крюгера. Благодаря феноменальной игре актрисы Сэди Синк, режиссуре Шона Леви и треку Running Up That Hill Кейт Буш середина сезона ощущается его эмоциональной кульминацией. И затмевает в этом плане даже финал.

Однако сцена получилась настолько мощной не только из-за красивой картинки и филигранно сведенного звука. Куда важнее, что побег Макс от монстра завершает ее личную арку. По сюжету, Векна «проклинает» исключительно подростков, с трудом переживающих тяжелую эмоциональную травму. Вот и через кошмары Макс мы узнаем, что она страдает от тяжелейшего комплекса вины выжившего: в прошлом сезоне у нее на глазах убили ее брата Билли. Внутренний конфликт героини усложняет и то, что Билли был жутким абьюзером, превратившим ее детство и юношество в кошмар. Так что Макс винит себя не только в том, что не спасла брата, но еще и что в глубине души хотела его смерти.

Векна в этом контексте – демоническое воплощение суицидальных настроений. По мере усиления «проклятья» монстр паразитирует на самых темных мыслях жертв, а непосредственно перед убийством говорит, что наконец освободит их от страданий. И хотя в своих последних сценах персонажи тщетно пытаются убежать, это обставлено именно как самоубийство: у них просто заканчиваются силы бежать от собственных демонов, а значит, и Векны тоже.

Макс же удалось спастись. С точки зрения сюжета ее уберегло внезапное открытие друзей: оказывается, жертва очнется от кошмара Векны, если услышит свою любимую песню в реальности. Но метафорически героиня вырвалась из лап смерти, потому что все-таки нашла в себе силы наконец двигаться дальше и понять, что ее окружают любящие люди. Для человека в подобном эмоциональном состоянии это настоящий подвиг – так что Максин практически вырвала зубами второй шанс, и сценаристы ее пощадили.

Получился очень явный посыл, который особенно важен для сериала с целевой подростковой аудиторией (но не только). Мол, можно выкарабкаться даже из самой тяжелой депрессии, даже когда монстр уже сжимает когтями твой череп. Выход есть всегда – особенно если рядом заботливые друзья. Причем «чудесное» спасение Макс, опять-таки, не нарушает логику сюжета – двойная победа.

Вот только финал во многом обесценивает путешествие героини ради других сценарных нужд. Незадолго до последней битвы Макс рассказывает, что она все еще помечена Векной и жива только благодаря тому, что слушает Кейт Буш на повторе. И, учитывая это обстоятельство, она вызывается стать приманкой для монстра, чтобы друзья получили шанс его убить.

С одной стороны, ее арка продвигается дальше: еще совсем недавно депрессивная Макс теперь сама решает встретиться с монстром. Потому что не боится его и хочет помочь друзьям. У Дафферов (именно они писали сценарий и снимали финальные серии) была прекрасная возможность вырулить сюжет в этом направлении. Но у них была другая идея.

В последней битве все, разумеется, идет не по плану. Макс успешно приманивает Векну, но ее товарищам не удается вовремя победить монстра, а в реальном мире парень героини Лукас лишается плеера – спасательного круга, которым он мог вытащить девушку в случае неудачи. Несмотря на все усилия основной компашки, ключевое противостояние разворачивается исключительно между Векной и Одиннадцать, наконец вернувшей свои способности.

В итоге супергероиня побеждает Векну в самый-самый последний момент, когда тот уже ломает суставы Макс и вот-вот убьет ее. Победа, впрочем, оказывается ложной: вся переломанная и ослепшая, Максин все равно умирает на руках Лукаса. Наблюдающая за этим Одиннадцать заводит сердце подруги с помощью неожиданной новой способности, но на этом хорошие новости заканчиваются. Ожившая Макс оказывается в коме – она явно очнется не раньше следующего сезона и совсем не факт, что не останется парализованной и ослепшей.

Какое же это лютое, непростительное свинство. Дафферы явно не знали, что делать с героиней после завершения ее основной арки – и превратили ее в плот-девайс для следующего сезона. Ведь теперь Одиннадцать будет сокрушаться о своем первом и очень личном поражении, а значит, у нее появится финальное препятствие на пути к победе над злом. А Макс, вероятно, пролежит на больничной койке значительную часть сезона, а то и вовсе очнется только в самом конце – не придется вписывать ее линию в и без того перегруженный действующими лицами сценарий.

Получается вредительская мораль. Мол, превозмогай над собой, будь смелым, заступайся за друзей – чтобы вселенная все равно убила тебя или превратила в овощ. Это так нечестно, что даже восхитительная сцена побега при пересмотре кажется какой-то фальшивой и филлерной – все заложенные в нее смыслы будто улетучились.

Векну, кстати, в финале тоже извратили. Из жуткого и во многом метафорического монстра, действующего по понятным правилам, он превратился в сверхмогущественного злодеуса злея. Уже не метафора самоубийства, а просто телепат-психопат. И все это тоже исключительно для того, чтобы выписать (довольно скучного) финального антагониста.

Не менее издевательской выглядит судьба гейм-мастера Эдди. Его первым втянуло в историю с Векной, причем именно Эдди обвинили в загадочных «ритуальных» убийствах. Весь сезон он лишь прятался и полагался на помощь школьных друзей, открыто признавая, что предпочитает сбегать от любых проблем. Только в финале он решился на подвиг: отвлечь на себя армию демонических летучих мышей, чтобы выиграть время для остального «ударного отряда». И героически погиб от укусов рукокрылых.

Смерть Эдди издевательски бессмысленна. Мало того, что его «наказали» за первое проявление храбрости, так еще и сам подвиг получился каким-то необязательным. Непонятно, зачем он и Дастин вообще рисковали собой, вместо того чтобы приманить летучих мышей дистанционно, например, включив музыкальный центр на полную громкость. Ответ на поверхности: Дафферы просто продолжают традицию вводить обаятельных новичков в начале сезона, чтобы жертвовать ими в финале, щадя основной каст.

* * *

Последние минуты 4-го сезона «Очень странных дел», конечно, заставляют мучительно ждать выхода финальных серий – в этом задумка шоураннеров сработала. Но описанные выше твисты напоминают об «Игре престолов» в худшем смысле: это шокеры ради шокеров. Бестолковое «стекло», которым почему-то так любят давиться подростки. Хотя вместо дополнительного нагнетания напряжения сериал мог бы донести до молодой аудитории очень важный и нужный ей посыл. Особенно в таком возрасте, особенно в такое время.

Телеграм-канал Стаса Погорского о кино и сериалах

«Мисс Марвел» – главный провал MCU. Я обожал Камалу из комиксов, но терпеть не могу ее киноверсию

11 режиссеров, которые ненавидят фильмы Marvel. Ругают кино за глупость и отсутствие секса

Нет, наверное...
36%
Локи
Конечно!
64%
Крис Хемсворт

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные