Экс-разработчики Aeon Must Die! обвиняют руководство в кранчах и невыплатах. «Они знали, что я могу потерять отца в любое время, но все еще хотели, чтобы я приходил выпрашивать деньги»

В августе на State of Play издатель Focus Home Interactive показал beat’ em up с элементами RPG – Aeon Must Die!.

После этого бывшие разработчики проекта из студии Limestone Games опубликовали свою версию ролика, в описании они призывали узнать правду и приложили документы с информацией о конфликтах внутри компании. Они пожаловались на неподобающее поведение руководства, кранчи и невыполнимые дедлайны, сексизм и сокращения, а также невыплаты. DTF провел расследование о ситуации в студии.

Сообщается, что компания не полностью оплатила работу над некоторыми сценами из трейлера.

Креативный директор Алексей Нехорошкин сообщает, что ему не выплатили за переработки 125 тысяч долларов до вычета налогов. Вместо этого администрация и инвесторы предлагали ему деньги взаймы.

«После нескольких инсультов моего отца госпитализировали летом 2019 года. [...] Со временем я нашел больницу, которая могла бы его принять за те деньги, которые у меня были – она была в другой части страны. Там отец пережил еще один инсульт. [...] Администрация и инвесторы знали о состоянии моего отца и что я могу его потерять в любое время, но они все еще хотели, чтобы я приходил выпрашивать у них деньги вместо оплаты переработок.

Во время вспышки COVID мою маму положили в больницу – у нее нашли рак легких 4 стадии. В это время я кранчил и не мог увидеть моих родителей. [...] Моего отца похоронили неделю назад, а маме осталось жить около двух месяцев. К счастью, теперь я могу по крайней мере провести с ней немного времени», – поделился Алексей Нехорошкин.

Бывшие сотрудники утверждают, что им приходилось пользоваться пиратским софтом, так как на лицензионное ПО якобы не было средств. 

Генеральный директор Ярослав Лысенко опровергает эту информацию: «В месяц студия прожигает 35-45 тысяч евро – на зарплаты, налоги и все остальное. Сколько мы сэкономим на софте? Это того стоит, вы уверены? [...] Когда ты ребенок, школьник, студент, [ты используешь] нелегальный софт, все дела, могут наказать – ну, это ничего не значит. А когда ты разработчик, ты просто понимаешь, что нужно благодарить людей за использование софта, который тебе помогает, очень нужен и важен. И ты его покупаешь, если он платный».

Также Лысенко уверен, что в Limestone не было сексизма, однако на поведение самого Ярослава жаловались сотрудницы. Он давал им советы по внешнему виду и якобы распускал руки, одна из работниц вела счетчик «дней без сексизма».

«Я могу заявить, что в компании никакого сексизма никогда не было, это просто бред и абсурд. В геймдеве концепция возраста, расы, народности и пола не играет никакой роли. Неважно, мужчина работает или девушка. [...]

Это опять момент: «А давайте накидаем еще какашек. А что в Европе актуально?» [...] Просто попытка выехать на хайпе. Если человек хочет обняться, он обнимется, если не хочет, не обнимется. [...] Обнимания в нашем коллективе – это норма, когда здороваются или прощаются. Не каждый день, конечно.

По большому счету, мы здесь сидим по восемь часов плюс час на обед. Мы друг друга видим больше, чем наши семьи», – убежден Лысенко.

По словам ушедших из студии работников, CTO Олег Чуриков и CEO Ярослав Лысенко за глаза нелестно отзывались о Нехорошкине.

«Это началось на еженедельных собраниях, когда Алексея не было. Произносились обесценивающие, мерзкие комментарии в духе «Мы закончим игру без него», «он ужасный сотрудник», «если бы он не был директором, мы бы его уже уволили», «он чокнутый» и так далее. Это говорилось прямо перед другими сотрудниками», – утверждает бывший проджект-менеджер компании.

Также без ведома Нехорошкина увольняли его сотрудников, хотя он считал, что является равноправным руководителем  наравне с Ярославом и Олегом. 

«В апреле было собрание, на котором опять запугивали бюджетом, сроками и прочей херней, и дают бумажку со списком всех сотрудников. [Ярослав] мне говорит – если случится атомная война, ###### [все плохо] и все пропало, без каких людей игру не сделать. [...] Ставлю галочки, СТО ставит галочки. [...].

Проходит несколько дней, и я вижу, что нашего художника по фонам зазывают в офис, а через пятнадцать минут он выходит оттуда с каменным лицом. Я ни о чем не в курсе. [...] Подхожу к нему, и он говорит: «Меня только что сократили», – отметил Нехорошкин.

Правда о тяжелой разработке The Last of Us 2: работали даже во время стройки в офисе, 70% текучки кадров

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные