Zyori: «Не было мысли, что я дождусь афтепати и начну приставать к Эшни. Я считал, что мы нравимся друг другу»

Эндрю «Zyori» Кэмпбелл ответил на обвинения в сексуальных домогательствах.

Сначала он отметил, что крайне важно слушать истории жертв и не атаковать их. Он также считает, что движение #MeToo крайне важно, ведь оно помогает жертвам. После этого Zyori подробно рассказал о ситуации с Эшни:

«Я попросил Эшни соврать о сексе, которого не было, потому что мне из-за давления приходилось казаться кем-то, кем я не являюсь. Домашняя студия BTS была очень необычным опытом. Я жил вместе с начальством в месте, где и работал. У меня не было друзей и системы поддержки за пределами дома. Я очень много работал, мне не доплачивали, а все, чем мы занимались, – это Дота. Не было никакой социализации вне дома и и турниров. Не было отдела HR, обучения сотрудников, какого-то руководства, которые рассказали бы о потенциальных проблемах.

[...] Одна из причин моего ухода из BTS в том, мне не нравилось, как [там] относились к людям. Я хотел создать обстановку, в которой люди чувствовали себя комфортно, в которой они могли быть собой. Жить в доме с пятью другими мужчинами было сложновато мне, как бисексуалу, который дискомфортно чувствовал себя в собственном теле, и еще не совершил каминг-аут. Мне не хватило навыков общения, чтобы объяснить, как я себя чувствовал.

Мне не хватило решимости ответить на это социальное давление, не хватило решимости высказаться, когда меня спросили о том, что было у меня с девушкой. Это классическая пацанская культура, о которой так много слышно. Мне очень стыдно, что я не был достаточно сильным, чтобы ответить тогда, и вместо этого переложил ответственность на кого-то еще.

В доме BTS были моменты, когда мы шутили о гомосексуальности, и мне было неприятно, но я смеялся над шутками, которые делали мне больно, ведь я хотел казаться человеком, которого, как я считал, они хотели видеть. Мне не хотелось становиться паршивой овцой, которая говорит: «Эй, эта шутка неуместна».

[...] Я помню, как мне было страшно, когда я хотел, например, накрасить ногти – боялся того, как отреагируют люди. Из-за этого я выстраивал видимость ультра-гетеросексуального парня, который мог находиться рядом с другими ультра-гетеросексуальными парнями. Я очень хочу, чтобы тогда я был сильнее – тогда бы я не поставил Эшни в такую ситуацию, где ей казалось, что между нами существуют властные отношения, что на нее было давление с моей стороны. Я не думал об этом так тогда. Мне не казалось, что у меня есть какая-то власть. Мне казалось, что меня уволят после любого плохого комментирования. Когда я ушел из BTS в 2015 году, я даже не знал, буду ли еще работать в Доте или киберспорте. Когда я ушел, у меня не было плана. [...] Я ушел, потому что мне было некомфортно.

[...] Когда я стал CEO студии Moonduck, я понял, сколько у меня власти. Я начал получать сообщения от людей, из которых было очевидно, что у меня есть власть помочь им с работой, спонсорством или контактами. Довольно быстро я понял, что у меня есть ответственность. Поэтому я уже много лет не встречался ни с кем из сообщества Доты. Тогда я был просто работником BTS.

[...] В то время турниры были моим единственным способом социализации. Эта ситуация была нездоровой, мне нужно было найти баланс. Турниры были великолепной возможностью познакомиться с кем-то, кто близок мне по духу. Я абсолютно не согласен с тем, что систематически искал людей на чемпионатах, которые были моей целью, или нанимал косплееров по личным мотивам. Я нанял косплееров на Summit 2 из-за их работы – они были фантастическими дизайнерами одежды и потрясающими косплеерами. Мне казалось, что они отлично подойдут нашему турниру.

Не было мысли, что я дождусь афтепати и начну приставать к Эшни. У нас было время на турнире для того, чтобы пообщаться. Мы лучше узнали друг друга, я посчитал, что мы нравимся друг другу – а на афтепати мне дали согласие. Мы общались неделями, я думал, что это начало новых отношений. Мне она была важна, как человек, у нас были похожие интересы в бизнесе и киберспорте, нам было о чем поговорить. Отношения не получились в конце концов. Позже она хотела устроиться в Moonduck – я даже не думал дважды, ведь у нас была история, мы оба движемся дальше, мы – профессионалы, все будет хорошо.

Не было ничего систематичного. Мы встретились с Kips на TI. Нам понравилось быть вместе, я пригласил ее на афтепати, потому что мне казалось, что мы нравимся друг другу. Система здесь только в том, что я пытался встречаться с людьми с похожими интересами в те годы, когда я не занимался ничем в моей жизни, кроме Доты.

Я был очень удивлен обвинениям от Эшни и Kips. Очень больно осознавать, что они видели меня так, а я даже не подозревал об этом. Вся эта ситуация стала для меня шокирующей, неожиданной и ужасающей. Надеюсь, что в итоге это позволит нам улучшить сообщество Доты, киберспорта и гейминга – создать место, где всем комфортно, все могут быть собой».

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья