Блог sk1psa пишет
Трибуна

Огромное интервью со Скрином: про стаки, армейский подход к команде и репутацию в киберспорте

От редакции. Вы находитесь в блоге «sk1psa пишет», автор которого берет интервью у киберспортсменов, тренеров и других интересных людей из комьюнити. Подписывайтесь на него, чтобы не пропустить новые тексты!

* * *

Пока все ждут третий сундук и рефлексируют с внешности новой ВРки, я поговорил с Халедом «sQreen» Эль-Хаббашем. У Скрина было более 20 команд и стаков, а выступал он не только в СНГ, но и Европе с Юго-восточной Азией. В большом интервью мы обсудили:

  • Почему СНГ – это зона комфорта;
  • существует ли везение в киберспорте;
  • почему сейчас бы не стал так часто менять игроков.

— Чем ты занимаешься сейчас: на самоизоляции и в целом?

— В последний раз я был в киберспортивной организации [PRIES Gaming] в конце февраля. В марте, когда начался коронавирус, я уже перестал быть ее частью и до сих пор без команды. Поэтому я начал активно играть паблики, значительно поднял себе ММР: было где-то 6700, а сейчас уже 7800. Параллельно я стримлю. Пока, конечно, не рассматриваю это как основное мое занятие и делаю это для себя. То есть, аудиторию свою увеличиваю, но какой-то суперактивности не проявляю в этом направлении. Как минимум, сейчас. 

Моя главная задача – собрать сильную команду, но, к сожалению, сейчас это очень сложно сделать. Появилось много организаций, которые забирают игроков, как только те появляются. Даже молодых. Поэтому я сейчас сканирую рынок игроков: кого-то добавляю, с кем-то общаюсь, веду переговоры с разными организациями о возможном сотрудничестве. Конечно же, как игрок-капитан, в первую очередь. Хочется присоединиться к готовому коллективу, но сейчас мало таких команд, в которых лично я видел бы перспективу. Или идеальным вариантом было бы самому создать команду и самому собрать перспективных игроков. Этим я сейчас и занимаюсь.

— Скаутинг игроков это сложный и многогранный процесс: на что ты смотришь в первую очередь, когда рассматриваешь чью-то кандидатуру?

— Если идет речь о кор-игроке, то тут ММР решает. Играя на кор-позиции в матчмейкинге, талантливые игроки могут за счет хорошего скилла и времени, потраченного на игру, этот ММР брать и, собственно, светиться. Также надо смотреть, как игрок действует в игре: когда он тп-шится, как фармит, как движется по карте, как кнопки жмет в драках и в целом. Если есть грубые ошибки, если они еще и повторяются, то сразу понятно, что игрок сырой, что он не подходит. Очень важно иметь хороший микро-скилл и понимание игры на кор-позиции.

Если речь идет о саппорте, то тут важнее бэкграунд, который есть у игрока: играл ли он на про сцене раньше, в каких командах, как он себя в них показывал, какие в целом достижения. Достижения стоит рассматривать в последнюю очередь. Я считаю, не очень эффективно смотреть только на достижения, когда в команде играют пять игроков, а ты оцениваешь одного. Все-таки [победа] это общая заслуга. 

Жекич на Клоке ворвался в Омегу! Пугал контрольными выстрелами, в соло убил Мэджикала

— Кого найти сложнее: хорошего кора или хорошего саппорта? Или везде свои нюансы?

— Думаю, саппорта, потому что кор-игроков, как ни крути, больше. Хотя бы потому что у основы три роли, а у поддержки две. Молодые игроки предпочитают играть на кор-позиции. А молодых саппортов намного меньше. Они и ценятся меньше, потому что саппорт – это такая роль, где важен опыт, где важно понимание, уверенность и лидерские качества, потому что надо управлять игрой, начиная с ранней стадии и заканчивая поздней. Но талантливых игроков, которые хорошо играют, всегда сложно найти. На любую позицию.

— Вне зависимости от позиции, у кого больше шансов и перспектив: у стабильного среднего игрока с опытом или «молодого задрота», про которого толком ничего не ясно?

— Это зависит от временного периода. В мое время, когда еще я считался новым игроком, все только начали входить в киберспорт. Тогда стабильным, опытным игрокам было легче: они создали эту тусовку, миксовались между собой и новых игроков почти не пускали. 

То есть раньше никто не смотрел на молодых игроков с позиции: «О, новый игрок, вдруг он сильный? Давайте его возьмем, попробуем?» Период, когда абсолютно все организации начали гоняться за молодыми игроками, произошел где-то в 2016-2017 году, когда появился Miracle, который всех начал уничтожать, и SumaiL, который в 16 лет в EG попал. В тот момент все начали мейнстриму поддаваться, и говорить: «О, молодые игроки могут быть такими крутыми, давайте брать их в команды». Некоторые организации вообще берут всех подряд, и делают такую ставку: «Чем больше возьмем, тем больше вероятность, что попадется какой-то Миракл или Сумаил.» 

Отвечая на твой вопрос, раньше было легче опытному игроку, сейчас — паберу, которым заинтересовались достаточно медийные организации вроде NAVI или Virtus.pro. Туда все молодые хотят попасть. Как только игрока такая организация заметит, он сразу попадает туда и играет. 

Но я считаю такой подход неправильным, потому что надо оценивать игроков объективно и понимать, что к чему, а не делать из этого монополию, забирая себе всех. В основном, организации держат новичков на зарплате, нормальной для них, но объективно низкой для киберспорта. Их держат на ней долгое время, надеясь, что какая-то из крупных организаций выкупит его за большие деньги. То есть, тут уже больше бизнес стоит во главе угла, нежели желание найти хорошего игрока и обеспечить ему место в хорошей команде.

 

— Твиттер-гай Team Empire после трансфера RodjER пошутил, что самая крупная статья доходов организации – это продажа игроков в NAVI.

— Возможно, но, я думаю, не секрет, что Empire сдала свои позиции очень сильно. Когда они только зашли в Доту, у них были солидные составы, которые были на уровне NaVi, сильнее Virtus.pro. Empire была лидирующей организацией, а сейчас это молодежный состав, который просто играет. И этот состав вообще далек от уровня той СНГ-команды, которая могла на равных бороться с Virtus.pro, NaVi и прочими.

— Это как-то связано с уходом Korb3n из Империи?

— Нет, Korb3n – это тоже такая личность, которая в свое время захайповала себя, будучи менеджером хороших составов. Я не думаю, что Korb3n какой-то суперскаут или хорошо разбирается в игроках. Объективно, это человек, который оказался в нужное время, в нужном месте и с хорошими игроками. Качнул медийку, потому что понимал, что может это сделать, создал группу и какие-то инсайды постил. Наверное, до сих пор постит, я особо не смотрю.Сейчас, как мы видим, после ухода с Empire, он нигде особо не участвует, не выделяется. Я даже не знаю, где он сейчас.

(Korb3n после Империи попал в HellRaisers, а сейчас он менеджер микса Yellow Submarine, судя по тегу в Discord – прим. автора)

Если человек в этом разбирается и чего-то стоит, то он сможет собрать хороший состав, и, соответственно, быть его менеджером. Тогда он пришел под готовый состав и там сидел хайпил. Это просто, а вот самому собрать, с нуля, сильный состав и развивать его, как менеджеру, это гораздо сложнее. Так что сейчас все в его руках: если он достигнет того же уровня – значит он молодец, реально хороший менеджер.

— Справедливо. Однажды, в одном из своих блогов ты писал про «армейский подход» к командной игре. Это концепция команды с авторитарным капитаном, который отвечает за всю стратегию, а команда, во всем его слушает. Надеюсь, я правильно понял?

— Да.

— Но, судя по всему, в СНГ такой принцип не работает?

— Да. В большинстве команд, по какой-то причине, вообще нет капитана. Либо организация думает, что капитан не нужен в текущем составе, либо идет на поводу у игроков, чтобы не портить обстановку. По факту, самая надежная концепция команды – с капитаном, потому что есть яркие примеры. OG, в которой очень много внес notail. Team Secret, в которой Puppey уже который год показывает высокие результаты, будучи авторитарным капитаном. Nigma с KuroKy. Во всех ярких западных коллективах есть капитан, который ведет за собой команду за счет большого опыта и понимания игры. Взять того же Kuro: у него ранг, я недавно видел, топ-2000 или топ-3000. Человек практически не играет пабы, но, тем не менее, у него очень хорошее понимание игры, хорошая база. Он понимает, что он должен сделать, чтобы команда добилась успеха. Это самое главное, а не рейтинг. Тем не менее, сейчас СНГ команды гонятся за рейтингом каждого из игроков, гонятся за какой-то непонятной концепцией, думая: «Если мы сделаем все комфортно игрокам, то они должны заиграть». Но это не так. Важно, чтобы команда развивалась в нужном направлении, тогда будет результат. 

А сейчас в большинстве команд нет капитана. Где есть капитан – там не получается сделать так, чтобы его все слушали. Если взять СНГ менталитет и вообще то, какие игроки попадают в киберспорт, то в СНГ это, в основном, люди, которые априори сидят много за компьютером. Скажем так, большинство молодых дотеров – социопаты, объективно. Они 80-90% времени своего тратят на компьютерные игры, ни с кем не общаются, социальные контакты на минимум. На выходе получается человек с нестабильной психикой, который в команду, где важна здоровая коммуникация, очень плохо вписывается изначально. 

Да, есть примеры игроков, которые побороли это, начали развиваться. Взять тех же Virtus.pro: No[o]ne реально был таким, почти социопатом. Можно даже на фотографиях увидеть, каким он был в Vega Squadron и как Virtus.pro его изменили. Работа психолога, стаффа преобразила игрока. Это пример как должна работать организация с молодыми игроками — развивать их. 

Соответственно, этот «армейский подход», то что 4 человека в команде слушаются своего капитана и делают все, что надо – очень эффективный, но в СНГ слабо реализуемый, потому что каждый игрок приходит со своим мнением, думает, что его мнение важнее всех остальных. По итогу, очень много разных конфликтов возникает. Я много с европейцами играл, они относятся к этому спокойнее, чаще прислушиваются друг к другу.

W33 не тянет тир-1 Доту. Команды уровня OG читают его, а Омар в таких матчах совершенно потерян

— Ага. Однако я неоднократно сталкивался с мнением, что «золотой состав» Virtus.pro, во многом, не то чтобы держался, но иногда работал на понимании игры RAMZES666, и что он тянул одеяло на себя и что-то делал.

— Я думаю так: начнем с того, что у Virtus.pro ярко выраженного капитана никогда не было. Да, там был Solo. Да, он был самым опытным, был авторитетом для игроков. Да, он сам собрал тот состав. Но, если мы разберем конкретно Solo до VP, до Vega даже. В Vega Squadron я его позвал, когда сам капитаном был. Это было недолго, где-то месяц, в марте 2015, но не суть. Solo никогда не был капитаном, он был обычным игроком. Может, он и драфтил в каких-то матчах, но никогда не хотел быть капитаном, как минимум, до Vega Squadron. Это я точно знаю. Он взял эту обязанность на себя, потому что он был самым опытным.

У Virtus.pro была точно такая же история: не думаю, что у Solo было огромное желание брать на себя эту ношу — быть капитаном, вести команду, драфтить и прочее. Потому, когда Ramzes, такой инициативный малый, пришел и говорит: «Я хочу сделать все вот так», — Solo прислушался к нему, и какой-то период в ВП именно Ramzes исполнял роль капитана. И это не секрет. Везде писали, что в Virtus.pro два капитана, и это хорошо, потому что в разные периоды может драфтить один человек, потом второй, чтобы никто не перегорал и реализовывал свои идеи в нужный момент. «Одна голова хорошо, а две лучше» — у них такой подход был. Но что Ramzes, что Solo, я не видел, что они были ярко выраженными капитанами.

— В СНГ-менталитете, безусловно, есть минусы. А какие положительные моменты ты можешь отметить в характере наших игроков?

— Положительные? Я думаю, что любому СНГ-игроку легче играть с СНГ-игроками, потому что вы говорите на одном языке, у вас примерно одинаковые ценности, вы в одной стране выросли и вы, в большинстве случаев, на одной волне. СНГ – это зона комфорта, а играть в других регионах — Европе или Америке, как сейчас делают RAMZES и gpk — это гораздо сложнее. Зачастую, когда ты выходишь из зоны комфорта, ты начинаешь играть лучше.

Возможно у нас люди быстрее сдруживаются, я не знаю можно ли отнести это к положительным чертам или нет. Мы часто слышим выражение: «Поиграть с друзьяшками», и бытует мнение, что когда люди сдруживаются, то начинается какое-то предвзятое отношение: «Это мой друг, если он что-то неправильно сделал, то или это нормально, или он это исправит». В итоге, проблемы не решаются, или в них обвиняют других, новых игроков.

— Кстати, об иностранных составах. Ты играл в Aachen City Esports. Как ты там оказался?

— Можно сказать, что эту организацию я построил совместно с одним человеком. Вкратце, тот человек сказал: «Я нашел спонсоров, давай делать состав», я говорю: «Давай». Я на тот момент играл с V-Tune несколько месяцев, после того как он ушел из Odium. Мы и до этого играли вместе, но тогда не было возможности собрать нормальный состав, поэтому он ушел в Odium. После он освободился, начал играть со мной, и мы пытались подобрать подходящих игроков, в одно время это были СНГ игроки, в другое время это были европейцы. 

По итогу я связался с этим человеком, и мы решили сделать эту организацию: он занимался бизнесом, а я подбирал игроков. Сперва мы добрали в состав трех европейцев, но тогда у нас с ними не пошло. Были определенные проблемы, но мы не смогли ни решить их, ни найти какой-то общий язык. Я на проблемы указывал, игроки либо были не согласны с этим, либо как-то неправильно меня понимали, возможно, из-за разницы в менталитетах. В итоге они пошли играть отдельно, а мы добрали двух европейцев и одного СНГ-игрока и пошли играть квалы на майнор, где проиграли сначала Gambit, а потом Old But Gold

Но это был состав, который собрался за пару дней. Как-то хорошо у нас игра шла: и драфт брали сигнатурный, и стиль у нас был один. Продавили открытые квалификации, потом вышли в закрытые, там отыграли хорошо групповую стадию, вышли в плей-офф. Потом выиграли NoPangolier два раза, а тогда еще все думали, что NoPango это капец какая жесткая команда. Но на деле, мы с командой увидели, что, во-первых, у них огромная дыра была – Ceyler на миде, во-вторых, если брать конкретно каждого игрока, то они не были сверх-игроками. Это были обычные игроки: что-то умели, что-то нет. Мы воспринимали их, даже не как обычную команду, а, наверное, как команду, которую легко выиграть, если понимать слабости. Это мы и сделали: для Ceyler, например, банили каких-то героев, потому что у него был маленький пул и ему было некомфортно.

Мы вышли в плей-офф, первая игра против Gambit, где нам, к сожалению, не хватило вот этой «командности». По драфтам я чувствовал себя уверенно, но в игре я видел, как противники двигаются лучше и быстрее, чем мы. Команда просто не успевала за их темпом, и меня это очень расстроило. Возможно, если бы не Gambit, мы бы по-другому себя реализовали на этой квалификации. Но после игры у нас уже упадническое настроение было, и против Old But Gold — команды, которую мы легко должны были обыгрывать — мы проиграли 1:2.

Была еще одна история, в которой Aachen City Esports стала СНГ командой: к нам добавили EcNart, UnderShock и Funn1k. Тогда еще, по моим связям в Азии, со времен, когда я играл в WG-Unity, нам дали инвайт в Индию на LAN. Нам купили билеты и все устроили, но игра команды вообще не радовала. У нас получилась какая-то типичная СНГ-команда, где каждый хочет что-то свое, не хочет играть, как говорит капитан. С таким разладом мы приехали и проиграли. Условия там тоже были не лучшими, но, я думаю, что с этим можно было бы смириться и нормально отыграть. Тем не менее, эти условия очень сильно повлияли на других членов команды, и они уже в каком-то подавленном настроении подошли к играм. В итоге, в групповом этапе мы проиграли всем. 

После этого мы с организацией обоюдно разошлись, а команда начала играть с LeBron. Они поиграли немного, потом задисбандились в июле, и опять на меня вышел тот человек. Говорит: «Найди команду в закрытых квалах на Европу, я готов их подписать, а ты будешь тренером». Я выбрал одну команду, которая, на мой взгляд была перспективная и горящая.

— Стак jonassomfan?

— Да, там были jonassomfan, Pablo, Peksu, symetricaL и Rajjix. Я начал с ними работать, указывать на ошибки, в основном на внутриигровые. У них был Peksu, который занимался драфтами, и я не стал мешать ему,гнуть свою линию. У меня был такой подход: я готовился к каждой игре, говорил свое мнение, распики и прочее. Капитан мог прислушаться или что-то взять из этого, а мог сделать по-своему. В основном, моя функция была на внутриигровых ошибках: где-то кто-то не доигрывает, где-то коммуникация, где-то грубая ошибка, еще что-то. Я акцентировал внимание на этих моментах, после команда держала это в уме и не повторяла ошибки. Это улучшало игру команды. 

Несколько дней я работал с ними тренером на КВшках, потом подошли к квалам и в первый день мы отыграли 4:0. Второй день прошел похуже, там немножко не хватило, против стака MiSeRy, которых мы могли выбить. Если бы мы тогда выиграли их, они бы вообще из группы не вышли, и, соответственно, на TI поехала бы другая команда. Мы вышли в плей-офф, мы выиграли Hippomaniacs, но проиграли стаку MiSeRy два раза. Такой вот неплохой опыт был за Aachen City Esports. Было много минусов, но я рассматриваю этот период как продуктивный для себя.

Заявление Valve о DPC, TI и DotaTV: Инт в августе 2021-го, турнирные операторы смогут ставить стримерам условия

— Кстати о V-Tune. Ты несколько раз его звал в команду, хотя одно время очень многие его критиковали и не понимали, что он делает на про-сцене. Потому такой вопрос: что именно ты в нем нашел?

— Он очень хорошо умел фармить, и с нужным фармом мог выиграть игру, совершая минимум механических ошибок, которые совершают большинство керри даже в тир-1 командах. Среди тир-2 игроков он был явным фаворитом тогда. Критикующих людей большинство, а понимающих — намного меньше. Если тебе говорят: «Ты плохо играешь», — это не значит, что это так. Это просто общественное мнение. Оно поменяется за щелчок пальцев, когда тот же V-Tune попадет в тир-1 команду и будет тащить игры. Тогда большинство скажет: «Ого, он жесткий». Общественное мнение надо принимать, но делать на нем акцент не надо. Реально хорошо в чем-то разбираться всегда будет меньшинство.

— Какие впечатления от работы тренером по сравнению с позицией игрока?

— Начнем с того, что в роли тренера ты меньше влияешь на игровой процесс. Тренер сперва мог до и после игры что-то говорить или предлагать. Потом сделали так, чтобы тренер мог еще и драфтить героев, но этого все равно недостаточно для влияния на игру, которое есть у того же капитана, который как тренер, но при этом играет вместе со всеми. Большинство организаций ошибочно думают, что они могут взять хорошего тренера, а на саппортах — не важно, главное, чтобы кнопки хорошо нажимали. Но нет, в игре тоже должен быть лидер, капитан, который будет управлять командой. Тренер никак не заменяет капитана. В идеале, они работают вместе, а сам тренер нужен, чтобы облегчить задачу капитану при выполнении обязанностей закулисных, про которые особо никто не знает: ты анализируешь драфты, противников, думаешь, как лучше против них сыграть, смотришь какие-то реплеи. 

По факту, хороший капитан тратит на игру раза в два больше времени, чем обычный игрок: одну часть, чтобы поиграть с командой, потренироваться самому в паблике, вторую — чтобы изучить противников, подумать над драфтами. У тебя постоянно мозг кипит, постоянно в работе. Поэтому для меня правильная концепция команды такая: есть капитан-лидер, который драфтит и координирует, и есть тренер, который ему помогает это делать.

— В одном из Боевых Пропусков в игру добавили «Испытание тренера». Ты попадаешь в игру рангом пониже и направляешь игроков, давая им советы по игре. Чисто теоретически: как бы изменилась профессиональная Дота, если бы тренер мог присутствовать как внутриигровой-лидер?

— Я думаю, это было бы неудобно, потому что вы играете впятером, вы привыкли, что каждый игрок что-то говорит от себя. И если человек будет говорить со стороны, а все его будут слушать, то это будет отвлекать от игрового процесса. То есть тренер все равно вне игры, он смотрит со стороны. Дота – это игра реакций и, если на тебя напали, то ты должен сразу среагировать. Если в это время будет говорить какой-то шестой игрок со стороны, ты потратишь свое внимание, чтобы его выслушать, а не чтобы мгновенно ответить на какой-то мув соперника. 

— Так, еще такой вопрос касательно тренерства: где-то в 2017 году я видел твое имя в списках тренеров в проекте под названием «Dream School Dota 2», ты можешь что-то об этом периоде рассказать?

— Это вообще странная история: я ни одной тренировки не провел, абсолютно ничего там не делал. Насколько я помню, мне написал человек что-то в духе: «У нас школа, ты хочешь поучаствовать?» Я ответил: «Зависит от условий, может быть да, может быть нет». Видимо, после этого меня добавили в список, хотя я об этом даже не знал. Мне, по идее, должны были написать: «Такие-то условия, такие-то заказы, хочешь принимай, хочешь нет», но никто  не написал. Я немного скептически отношусь в настоящее время к тренерству обычных игроков, к тому, что любой человек может прийти, заплатить, а ты будешь его чему-то учить. 

Эта сфера у нас сейчас  не особо развита, а школы, которые создаются – неофициальные. Такое заведение может создать абсолютно любой человек, пригласить туда игроков, и сказать: «Смотрите, у меня хай-ммр тренеры и пара бывших профессионалов, они будут непонятно что вам рассказывать, давайте ваши деньги». Я считаю, что человек должен понимать, чему его должны научить, иначе ему можно наплести что угодно, начиная от каких-то фишек, заканчивая банальными вещами. Игрок с низким рейтингом все равно будет воспринимать это, как «капец, крутой курс». 

Мне кажется, что пока это все неофициально, на добровольном начале, оно выглядит не очень. Когда появятся какие-то «супер-школы» от влиятельных организаций, например, «Школа NAVI по Dota 2», там будет решать авторитет. Если эта школа окажется фигней, то пострадает авторитет организации, соответственно, им нужно стараться, чтобы курсы и тренера были на должном уровне. Тогда у людей появится уверенность, что там должны научить нормальным вещам. Но, опять же, вопрос: кто пойдет в тренера? Сейчас нет таких людей , которые перестали активно играть и готовы пойти в подобную организацию.

— Основная масса людей, которые учатся в таких школах, это, говоря сленговым языком, работяги, которые пытаются как-то апнуть скилл. DreamSchool – это была, вроде как, первая организация, в которой обучением занимались не бустеры, а люди, связанные с про-сценой: PGG, Inmate, Ax.Mo, Shkeeper, wejustzik, blowyourbrain, Bignum, Ахура. Твое имя было, была стоимость занятия, но то, что не было тренировок, это странно. Потом школа пропала, вместо нее появилась другая группа, они начали называться UpSkill, так что пруфов не будет.

— Вот я и говорю то, такие школы теневые, непонятно кем открытые. Вкладывать туда средства – не особо разумное решение. Если бы я был «работягой», как ты говоришь, я бы вложился в условную «Школу NAVI по Dota 2». 

— Не было мысли «повесить мышку на гвоздь» и уйти полностью в тренерство? Как сделали, в свое время Heen, rOtk, ArsZeeqq, Mag, ArtStyle и другие?

— Повесить мышку на гвоздь – точно не было, но мысль стать тренером иногда посещала. Я считаю, что у меня есть хорошее понимание базы, которое надо реализовывать. Я очень давно занимаюсь всякими драфтами, разбираюсь в ингейм-механике, передвижениях и прочем. У меня мозг под это заточен, как мне кажется. Я хочу применять эти умения на должном уровне с подходящими игроками. И, если будучи игроком я не могу собрать вокруг себя четверых людей, которые бы реализовывали мои задумки, то, может быть, я cмогу проявить себя как тренер? 

Я бы хотел тренировать команду, может, даже временно, с перспективой того, чтобы потом самому в ней заиграть. Вот как Ceb. Он тренировал OG, а потом и сам играть начал. Его путь... После него я и задумался, о том, что можно так сделать, что это довольно-таки эффективно. Но я больше делаю ставку на то, чтобы реализоваться, как игрок. Dota это игра момента: то есть ты в любой момент можешь вдруг попасть в команду, которая сможет выстрелить.

— А что насчет доверия? Мы знаем, что Solo доверили собрать Virtus.pro, ArsZeeqq собрал Cyber Legacy, boo1k собрал EXTREMUM, ты собрал EPG. Но как к такому относятся организации?

— Сейчас много организаций, которые думают: «Мы отвечаем за Доту, значит мы должны все решать», хотя в самой игре они не разбираются. Если вы нанимаете работника — капитана —  то вы должны ему доверять, что он построит вам команду. Если вы наняли строителя, чтобы он построил дом, вы же сами не идете проверять каждый кирпич, вы доверяете строителю.

Также и с капитаном, если вы говорите ему собрать состав, то доверяйте ему. У него должно быть хорошее понимание, кого нужно собрать вокруг себя. Я жду именно этого, когда веду переговоры и надеюсь, что найду одинаковые мотивы с какой-то организацией, что у меня получится собрать состав с подходящими условиями, с хорошими игроками.

— А были какие-то офферы, которых ты сам отклонил?

— Офферы были, но больше офферы такого уровня, где очень много надо сделать. Я мог ответить организации такой фразой: «Я там все поменяю, все сделаю так, как я хочу, позову игроков, которых я считаю перспективными, и тогда мы с вами поработаем». В основном отказывались, говорили: «У нас устоявшийся состав, мы хотим работать с ним, тебя рассматриваем именно на какую-то позицию и все». А если я не вижу в этом перспективу, то зачем мне подписываться под это? Мне хочется потратить свое время с пользой.

— OG, двухкратные чемпионы TI, выросли из стака (monkey) Business. У тебя не было мысли собрать команду с нуля и после привести ее в организацию?

— Это время уже прошло. Когда они собирались, было гораздо больше неизвестных игроков, и, соответственно, больше возможностей собрать команду с нуля. 

К тому же, сейчас в каждом регионе очень много организаций, которые забирают себе абсолютно всех выдающихся игроков. В итоге нет возможности кого-то позвать. Я был бы не против взять какого-то среднего игрока, вдруг у него будет потенциал. Но этот игрок уже на контракте в академии, типа Winstrike. Там сидят люди, мониторят лидерборд постоянно. Видят какой-то ник – ищут и смотрят. Если он какой-то середнячок, то сразу его на контракт, под свой бренд и потом продать подороже другим командам, типо NAVI, Virtus.pro и прочих.

Соответственно, с нуля, без организации, собрать каких-то более-менее перспективных игроков очень сложно. Игроков очень мало и все в чем-то нуждаются: как только им предложения приходят, они практически все сразу соглашаются, причем на такие рабские условия, что контракт у тебя на год или два, ты получаешь $500 и не можешь никуда уйти. Тебя только могут продать или ты должен выплатить неустойку. И все. Их посадили на зарплату, и рекламят максимально, чтобы другие команды купили.

Это очень замедляет СНГ-сцену, когда молодых талантов сажают на цепь и пытаются  продать подороже, вместо того, чтобы дать им развиваться с более опытными игроками . В академии пять молодых игроков, что они могут друг другу дать? Любая команда должна иметь опытных саппортов, оффлейнера желательно. Основа, которая делает игру – должна быть опытной, и организация должна это понимать.

5 друзей выиграли 15 миллионов долларов. Весь сезон в них никто не верил

— Даже в VP.Prodigy есть fn, который на сцене дольше, чем все остальные игроки.

— Там еще есть Save и epilept1ckid, которым дали возможность поиграть в VP целых полгода, дали очень много опыта, понимаешь? Уже после этого периода считать их новичками нельзя. И DM играл до этого в разных коллективах, набирался опыта. Это не какая-то академия, это полноценная команда из игроков, которые набрались опыта – вот так это работает. 

А то, что делают академии – это никогда не работало и не будет работать. Это просто политика Winstrike, я напрямую это говорю. Они берут пятерых паберов, сажают их на цепь и пытаются продавать в команды получше, как бы говоря: «Вы играйте, показывайте себя где-то, держите хай-ММР, чтобы потом вас заметила организация повыше, и мы вас удачно продали». Как, например, young G. Он играл в Winstrike, и они вообще не показывали никаких результатов. В последнее время они даже на грани дисбанда были, но уверен, что young G продали в NAVI за хорошие деньги. То есть они свою цель окупили и продолжают так делать. Сейчас новый состав какой-то собрали, вокруг agressive child, в которым я, кстати, потенциал видел. Но, играя с молодыми игроками, он никак этот потенциал не развивает. Игрок будто стоит на витрине, а организация ждет, пока его кто-то заметит и купит подороже.

— Почему ты так легко избавлялся от игроков? Не верил в хороший результат, или стремился к лучшему?

— Когда я собирал «скрин-сквады» — это был год 2014 — я воспринимал все так: «Игроков куча. Если игрок мне не подходит, я могу его легко поменять на игрока получше». Я не ценил игроков так, как сейчас. Раньше мне человек мог не понравиться по моральной или игровой составляющей: мог играть пассивно, или много разговаривать, или некорректно общаться в команде. Я от таких людей мог спокойно отказаться, потому что видел, что незаменимых нет. 

Теперь же совсем другая ситуация:  всех игроков разбирают организации, сажают на контракты, и просто очень сложно собрать команду, поэтому ценность игроков в настоящее время гораздо больше, как минимум для меня. Конечно, если мы играем два месяца, а человек все еще не может исправить ошибки, которые у него были на старте, то я его могу заменить. Но раньше я мог это сделать сразу, не пытаясь это исправить. А сейчас я повзрослел. Нет какого-то юношеского максимализма, как в 19 лет, мол: «Ты не подходишь, я тебя выгоняю».

Честно говоря, я всегда серьезно относился к «Доте», просто сейчас  понимаю, как вообще все должно работать внутри, как и в организации, так и в команде. Я меньше спорю, меньше конфликтую, пытаюсь держать на нейтралитете отношения с людьми, которые мне не нравятся. Если это в команде происходит, то я пытаюсь решить как-то бесконфликтно, спокойно. 

Я научился подбирать слова, какие-то психологические методы, чтобы повлиять на человека так, как я хочу, чтобы мы с ним не поссорились, остались в нормальных отношениях и решили какой-то момент, который нужен для дальнейшего развития. Я стал более коммуникабельным, можно так сказать.

— Очень часто видел в твой адрес такую мысль: «У sQreen во всех проблемах виноваты все, кроме него», получается, такой вопрос: есть ли что-то в твоей карьере, в чем ты можешь обвинить именно сам себя?

— Это не только в комментариях, это и в команде говорили, мол: «Ты всех вокруг винишь, а про себя ничего не говоришь». Суть в том, что я – капитан и я смотрю за всеми, чтобы их улучшить. Но если я говорю кому-то: «Ты делаешь это неправильно, попробуй сделать вот так», он может это воспринять, как предъяву, что он плохо играет. Это и вызывает защитную реакцию в ответ: «А ты тоже ошибаешься». 

Я понимаю, что я тоже ошибаюсь. Но я не видел смысла тратить время на публичное выявление своих ошибок: я ведь их сам вижу и понимаю. Моя цель — указать на ошибки других игроков, чтобы помочь их исправить. Люди просто думают, что я хочу каждого обвинить в чем-то, хотя, как капитан, я хочу просто этот момент выделить, потому что выделение моментов для улучшения – это очень важно. Если этих моментов не видеть, прогресса не будет. 

Это обязанность капитана указать игроку на какие-то ошибочные моменты, но некоторые это воспринимают как предъяву. Именно из-за этого сложился миф, что все виноваты кроме меня.

— Ты веришь в фактор везения в киберспорте?

—Это значимый фактор. Банально: в нужное время тебя заметили нужные люди и позвали в нужный состав, где ты показал вообще нереальные результаты. А если бы тебе так не повезло, у тебя могла бы быть вообще другая судьба, мог бы играть в тир-3 команде и лет через 10 только выстрелить.

Опять же, это везение касается не игрового процесса, а именно формирования составов. Тут два момента: может повезти с игроками, которые будут идеально стакаться друг с другом, а может организацией, которая грамотно сгладит недочеты игроков.

— Никогда не чувствовал обиду на такие ситуации, что ты проходишь долгий путь в продоте, а у кого-то TI – второй турнир в карьере?

— Нет, я адекватно это все воспринимаю. У каждого свой путь: у кого-то короче, у кого-то длиннее. У меня, получается, длиннее, и меня ничуть не смущает, что какие-то игроки достигали цели своей раньше. Даже, если брать TI: в СНГ только NAVI побеждали на TI, но на самом первом, когда толком никто не умел играть. Сейчас выиграть TI – это вроде рекорда. 

Все осуществимо, ко всему можно стремиться, если обстоятельства позволят.

— Есть какие-то наброски на жизнь после Доты?

— Да, но я бы хотел все равно потратить эту часть жизни на «Доту». Когда я перестану быть игроком, тренером и еще кем-то, я хотел бы пойти СЕО в организацию или вообще свою создать, потому что у меня есть понимание как все должно работать. С другой стороны, сейчас многие организации убыточные, и это не совсем выгодно. Но с нужным пониманием и реализацией можно выйти в плюс. Или можно пойти в организацию, которая уже в плюсе и там применять свои навыки эффективно. Примерно такие мысли.

— Если верить Ликвипедии, ты пришел на про сцену в 2012 году, это ХХ5 Gaming. Тебе тогда было где-то 17 лет, если я правильно посчитал даты, ты какое-то образование успел получить?

— Я школу окончил в 15, в 16 я уже в универ поступил. В 20 получил высшее.

— А какая специальность?

— Информационные системы и технологии, в общем IT специальность.

— И по профессии поработать из-за Dota ты не успел, я правильно понимаю?

— Да, я по профессии ни разу не работал. Могу работать сейчас, но хочется заниматься тем, к чему душа лежит, в чем уже набрался опыта, а не идти куда-то идти с нуля.

— Можно ли сказать, что институт репутации в Доте переоценен?

— Он очень сильно переоценен, тем не менее на него нельзя не обращать внимание, потому что по той же репутации тебя зовут в разные команды. Например, v1lat захайпил Resolution в свое время, и его уже позвали куда только можно. Хайп-репутация сильно помогает людям двигаться в просторах киберспорта, открывает им новые двери, но, честно говоря, эта репутация совсем не объективна. Умения и навыки от нее не зависят. Надо понимать, как эта репутация вообще достигнута: v1lat крутой комментатор, он разбирается в Dota 2, но он не профессиональный игрок. Он не будет разбираться в игроках, как профессиональный игрок, и он видит, что Resolution жесткий, потому что сыграл с какой-то хорошей статистикой. А люди — вся его аудитория — думают: «О, Resolution жесткий». То есть, хайп получен от комментатора, который не разбирается в игроках, как профессиональный игрок. Я не говорю, что Resolution необъективно хорош, но он свою репутацию получил, во многом, благодаря этому хайпу.

— Но ведь есть обратные истории, когда какое-то негативное событие человека из киберспорта выкидывало: надолго пропал Funn1k после стрима по фактам, надолго пропал Ax.Mo после ухода из NAVI.

Да, хорошая репутация открывает дверь, плохая – закрывает. С плохой репутацией попасть куда-то в разы сложнее, чем с хорошей или даже с нейтральной, как с чистого листа. У меня тоже, отчасти, негативная репутация, которая мешает попасть в какие-то команды. Это сформировалось из-за того, что  я часто менял команды, хотя, по факту, это тот же хайп, который навели искусственно. Я собирал какие-то стаки, потому что хотел играть в Доту. Я не считаю, что это были команды — я просто тестил игроков. Даже своим подписчикам писал: «Мы состав собрали на турнир, это тестовый», а СМИ пишут: «Новый состав sQreen». Потом поменял двух игроков после теста: «sQreen’s Squad  продержался два дня».

Более того, даже если взять Ликвипедию, и там посмотреть на количество команд, половина из них – это не команды. Это стаки, которые я собирал в перерывах от команд, чтобы поиграть в Доту. Потому что я хотел играть в Доту. Команда сейчас — это организация, которая собирает состав. Более того скажу, что сейчас, если посмотреть в целом на СНГ,  большинство игроков в меняют команды не меньше, чем я в свое время. Постоянная текучка — это нормальная тенденция для киберспорта. Это связано с тем, что организация не собирает подходящие составы изначально. У них мало опыта в понимании игроков, и они заранее берут игрока не подходящего, потом они это понимают и меняют. 

Эта текучка кадров в СНГ – такая же, как и была у меня. Тем не менее, именно мне навели какой-то хайп, мол: «sQreen’s Squad продержался 2 дня». Я всегда улыбаюсь, когда смотрю такое: это такие бредни, а люди это хавают. Понимаешь, насколько репутация важна? К тебе скептически относятся организации, которые собирают составы и говорят: «Мы видели новость, что твоя команда продержалась два дня, мы не хотим, чтобы ты у нас тоже два дня поиграл». Еще и игроки хавают это. Реально были такие случаи, когда мне игроки говорили примерно: «Вот у меня о тебе восприятие сложилось, что ты кикаешь всех через пару дней, а я хочу стабильную команду».

— Желтые СМИ – это серьезная проблема?

— Мы выяснили, что репутация важна, а раз репутация важна, то это, в первую очередь проблема для игроков, но это не для СМИ. Я не осуждаю их, и понимаю, что это их работа, что они должны это делать, как и журналисты в обычном мире. 

Чем громче заголовок, чем скандальнее новость, тем больше будет просмотров – это основная политика журналистики. Но хотелось бы также  напомнить киберспортивным СМИ, что репутация важна для игроков и стоит более продуманно подходить к этому. 

Например, в свое время я реально тестил состав: позвал Smile и Vigoss. Vigoss не пришел просто на игры, вместо него я позвал Neqroman, или еще кого-то. Мы поиграли два дня, Smile сказал: «Ну что-то Vigoss не пришел, я тогда тоже играть не буду, желания как-то нет». Я согласился, от меня это вообще никак не зависело. Так получилось: один игрок не пришел, другой сказал, что у него желания нет. Но в СМИ говорят, что я к этому причастен, ведь «sQreen Squad продержался два дня!» Хотя они не знали, что на самом деле произошло: не поинтересовались, не написали, никаких комментариев не спросили, просто похайпили на заголовке. 

— К слову о новостях, чем закончилась твоя история с 322-матчем против Nemiga

— А, я могу сказать, чем закончилось: этот турнир — ProDota Cup — признали вообще «322-шным». Организатор не выплачивал призовые никому. 

Это было не в первый раз: я и до этого играл, и мне писали, что у нас был слив, хотя всему виной были проблемы в команде. Тот матч с Nemiga осветили, наверное, ради хайпа, потому что я играл с Vigoss’ом. Это был один из последних матчей, которые я играл с ним, и мы реально хотели выиграть турнир. 

Мы не поняли, почему приостановили этот матч. Просто поставилась пауза на 10 или 15 минуте, и нам сказали: «Все, этот матч под подозрением...». Мы даже не доиграли матч, как он может быть под подозрением? Это самый странный случай был за все игры. И, как оказалось, это был подставной турнир, организатор не выплачивал призовые и вообще куда-то свалил потом. Об этом писали в Discord-конфе закрытой, одной из крупнейших, где сидят Dota-менеджеры. Организатор свои интересы преследовал, и наш матч заморозили без причины. Скорее всего, у него были свои мотивы, но мы тогда ничего не поняли. Nemiga, думаю, тоже, хотя с ними не разговаривал.

— Я помню, что даже v1lat говорил, что: «Ни на чью сторону не встаю, но тут по коэффициентам 100% ясно, что договорняк».

— Да конкретика нужна, какой договорняк, непонятно даже кому он нужен.

— Кого с кем, зрителей с организатором или?..

— Так да. Какой-то конкретики в том случае не было, и не появилось, кроме того факта, что этот турнир оказался подставным – вот и все.

— 322 проблема сама по себе, или это следствие более глобальной проблемы?

— И то, и другое. Это огромная проблема, потому что ты можешь позвать молодых игроков, а их могут подговорить люди, которые этим занимаются. Игру могут слить без твоего ведома. У меня были такие случаи, я их не разглашал, но за меня несколько раз были игроки, которые просто сливали матчи эти, с чего я был просто в шоке. Мы сидим, играем, стараемся, а чувак просто взял и слил матч за нас, о чем мы узнаем после игры, от каких-то людей непонятных. 

Мы даже одну игру выиграли 4х5, потому что человек понял, что мы выигрываем, и просто вышел, сказав, что у него интернет отключился. По факту, у него все было нормально, он специально вышел, мы 4х5 выиграли, и, соответственно, у него ставки порушились или еще что-то. Вот эта главная проблема: ты можешь позвать игрока из паба, а он может быть в этой теме и руинить тебе игры. Ты даже не будешь об этом знать, пока тебе не скажут. 

А касательно следствия, да, это еще и следствие. Мейджор, майнор и TI – это тир-1 турниры, там играют лучшие команды, никакой поддержки тир-2 и тир-3 сейчас нет, чтобы игроки развивались, и у них какие-то были лиги. Хотя бы $10.000 на лиги – это для Valve копейки — чтобы они регулярно проходили от Valve, чтобы все видели, что у турнира надежный спонсор. Не знаю, как LOL. Я точно не разбираюсь в ЛоЛе, но там есть лиги и для тир 2 и тир 3, они даже как-то называются, платина или что-то такое…

6 лет назад в игру добавили Течиса. Давайте финально решим: он нужен в игре?

— Да, там как звания: бронза, серебро и так далее.

— Да, люди разных уровней идут туда играть и организации их подписывают. Все стараются, нет у кого-то спада мотивации. Никто не думает: «Я задолбался играть на тир-3 уровне, пойду солью матч за деньги». Это ведь все связано с угасанием мотивации, люди отчаиваются и идут сливать матчи. Если бы была четкая система от организатора, где у всех есть мотивация показать результат и пройти в лигу повыше, не думаю, что такие проблемы были бы вообще. Они бы остались, но были бы незначительными, по сравнению с тем, что сейчас происходит.

— У тебя есть какие-то занятия помимо Доты, которыми ты занимаешься именно сейчас?

— Занятия в целом или хобби?

— Хобби, свободное время, работа, да что угодно.

— Я стараюсь посещать зал, держать себя в физической форме. Все-таки физическое здоровье оно важно, особенно для киберспортсмена. Когда ты сидишь очень много за компьютером, рано или поздно появляются различные осложнения. Помимо этого с друзьями провожу время, как любой другой человек, и в футбол люблю поиграть. Такие дела.

— У тебя есть кто-то кто тебя поддерживает в твоей жизни, в твоих начинаниях, или лучший человек, который может тебя поддержать – это ты сам?

— Родные и близкие поддерживают, всегда желают для меня лучшего, и это, конечно, приятно. Но я привык полагаться на себя: то есть я должен достичь всего сам, все зависит только от меня, но поддержка мне очень приятна.

— 2012 год, XX5 Gaming, сама идея киберспорта — как вообще ты к этому пришел? 

— Почему я в Доту начал играть? Мне просто игра понравилась. Я всегда играл в стратегии, в WC3 тот же, и мне было интересно. А увидев Доту, я был в восторге, потому что там были одни герои. Мне не нравилось играть за рядовых юнитов, как в Варкрафте. Когда я увидел, что тут чисто один герой, которым ты управляешь, развиваешь его умения, убиваешь других героев, я вообще был в восторге. Все началось в компьютерном клубе, в 6-м классе. Мы с друзьями туда ходили и обычно играли в CS, а тут запустили Доту. Я тоже захотел быть в теме, скачал на флешку эту карту Доты и пришел домой играл просто с ботами. Долго разбирал, что делают герои, как работают артефакты. Потом начал по сети играть, на городском сервере, на Battle.net — вот это все была первая Дота. 

Были лиги по первой Доте, очень много. SP League(say-plz) была очень знаменита в свое время, много профессионалов оттуда пришло. Эта лига разбивала игроков по скиллу: была sP3, где мог играть кто угодно, и были sP1 и sP2 где играли профессионалы и те, кто выделялся в sP3. Я всегда стремился играть с игроками, которые лучше меня. До этого я просто играл на Battle.net, находил там игроков, которые плюс-минус хорошо играли, мы команды создавали, играли против других команд, какие-то турниры были. Постоянно создавались новые лиги, на них было больше фейс-контроля, все играли по знакомствам, за кого-то ручались известные про-игроки, это все было закрыто. И я на каждую такую лигу пробивался, чтобы как-то совершенствовать себя. 

Но вот эта эра лиг закончилась с выходом Dota 2. Когда увидел анонс The International, я загорелся, раньше я из интереса и желания играл, а теперь еще к этому такая денежная мотивация добавилась. Соответственно, как TI анонсировали, началась война за доступ к Dota 2. Я тоже тогда постарался его получить как можно быстрее и получил после TI, спустя полтора месяца. Valve раздавали ключи разным деятелям, которые писали им на почту, и мне попался один человек с ProDota, который выдавал ключи, тем людям, которые уже играли на semi-pro уровне. Там были команды, которые играли на каких-то турнирах, где-то светились, zNation, Fota и другие. Я тогда много где поиграл на замене, потому попал в эту категорию и получил ключи одновременно с Fota, где, кстати, в тот момент, играл Funn1k. 

Сперва я начал просто играть, потом стали появляться турниры и я начал попадать в разные команды. Но мне там играть, в большинстве случаев, было некомфортно и, в итоге, я решил, что буду создавать свои команды.

— Как-то раз я видел тебя в аналитике на турнире. Как вообще это изнутри, с твоей точки зрения? Интересно хоть сколько-то для человека играющего?

— Вообще аналитика интересная, в том плане, что ты смотришь игры и для себя их анализируешь. То есть, как игрок ты всегда какие-то выводы делаешь, а как аналитик ты более пристально смотришь на все это, потому что это твоя работа. Единственный фактор: есть определенная подача, поведение, которое должно быть на публику, когда ты ведешь эту «Студию Аналитики». Условно, там люди, которые смотрят стримы аналитические, их надо как-то развлекать, они не готовы смотреть сухую аналитику, где сидит человек, даже про-игрок, и монотонно рассказывает о каких-то нюансах в игре. 

То есть были подача, интонация, много нюансов, о которых я не знал и из-за этого подошел к аналитике не совсем готовым. Это был первый опыт и он оказался ценным для меня: я понял как лучше себя вести перед публикой.

— Лучший день в твоей жизни, можешь вспомнить?

— Не знаю, у меня события делятся только на хорошие и плохие. Я для себя лучшие не выделял.

— Что заставляет тебя двигаться дальше?

— Моя главная мотивация в том, что я могу играть на должном уровне и достигать своих целей . Я всегда смотрю турниры, и вижу кучу команд, которых можно выигрывать с нужными людьми. Вижу, как играют на 5 позиции, на которой играю я. Вижу, что могу играть не хуже, и очень много факторов, которые мне говорят, что с теми умениями, как сейчас, я могу их реализовать и достичь своих целей – это моя главная мотивация.

— Если бы во всем твоем пути за эти 8 лет ты мог бы что-то изменить, что бы это было?

— Наверное, свой подход к формированию состава. Сейчас я более зрело подхожу к этому, и понимаю, что раньше я не ценил игроков. Думал, что если выкину одного игрока, то с легкостью найду другого. Если кто-то меня не устраивает, то можно найти игрока лучше. Сейчас я понимаю, что как минимум с половиной тех игроков можно было работать и дальше двигаться, а не просто выгонять. Но в остальном я считаю, что сделал все правильно.

«Мне желали смерти, и в этом нет ничего уникального». Булк – о карьере тренера, отношении к жизни и шутках про окно

Alliance случайно пикнули Гиро и вылетели с TI9. На самом деле этот фэйл спас команду от развала

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья