Тян не могут в Доту
Блог

Яна Медведева разговорила J4. Разочаровался в СНГ-командах и вышел разбитым из PR, а теперь меняет Доту, обучая молодежь

Интервью с мудрым и спокойным человеком.

Сейчас появление игрока из СНГ в европейской команде никого не удивит. Но в 2017 году, когда Алексей «j4» Липай впервые принял решение перебраться в другой регион, это было серьезным событием. Прошло практически 5 лет – а j4 так и предпочитает играть в европейских составах, покоряет второй дивизион и воспитывает новых игроков. А еще вполне может претендовать на звание одного из самых спокойных и рассудительных игроков, с которыми мне удавалось пообщаться.

Вместе с Алексеем мы вспомнили:

  • что заставило его перебраться в Европу;
  • изменились ли игроки в СНГ;
  • почему он предпочитает играть с молодежью и почему не реализовал себя в прошлом сезоне;
  • как прокачивать себя в Доте и причем тут баскетбол;
  • кто был его лучшим тиммейтом;
  • когда j4 был доволен своей игровой формой;
  • чем DPC помогает тир-2 сцене;
  • почему он переосмыслил карьеру после распада Power Rangers;
  • кто мешает j4 реализовать себя в Доте;
  • что не так с тренерской позицией в Доте и почему она не приносит кайфа.

Как так получилось, что ты пропал из поля зрения в СНГ?

– Я в медийном поле осознанно никогда не появлялся. Разве что когда была какая-то востребованность. А так как я перестал выступать на турнирах высокого уровня в СНГ, то и спрос поубавился.

А то, что ты перебрался в европейский регион – это был твой выбор или так просто сложилось?

– В определенный период времени это было целенаправленно. После я рассматривал и предложения из СНГ, но не сложилось. Если рассматривать последний период, когда я искал команду (это было в марте), то тогда я рассматривал и те, и другие варианты. Просто в СНГ не смог найти подходящий коллектив. Так что в этот раз просто так получилось.

Но если рассматривать в целом, то после распада PR я был нацелен на выступления в Европе. И следующие года 3 я пытался попасть в европейский коллектив или собрать его.

А почему именно Европа?

– Я немного подустал от того, как происходит работа внутри коллектива в СНГ. Эмоционально это довольно сложный процесс, особенно если у вас нет организации со стаффом, толковым менеджером, психологом. Учитывая, что в большинстве моих составов я был капитаном, на меня ложилась очень большая нагрузка, которую я морально и где-то физически не мог выносить. Это очень большой объем работы. И исходя из реалий СНГ-игроков, работать с ними было ощутимо сложнее, чем с европейцами.

Что именно так выматывало?

– Сложность коммуникации. С европейцами это ощутимо проще, как бы парадоксально это не было. Даже если язык не родной, но общий язык с людьми находить проще. По крайней мере, мне.

Мне кажется, что в среднем они более профессиональны. Если мы возьмем случайного человека из Европы и случайного человека из СНГ, то европейцы лучше приучены, как вести себя в коллективе, чуть более открыты к мнению чужих людей. Если взять СНГ-игрока, особенно талантливого, особенно кор-позиции, то в этом плане нужно проделать большой объем работы. 

Сейчас, кстати, ситуация меняется. Довольно много новых игроков из СНГ этим аспектам уделяют не меньше внимания, чем самой игре. И в целом явно видно, что подрастающее поколение явно нацелено на карьеру в киберспорте. И благодаря этому уровень профессионализма повысился.

Ты поэтому рассматривал варианты из СНГ? Или что-то еще изменилось в твоей жизни?

– Да, это одна из основных причин. Почему еще? Хотелось найти наиболее сильный коллектив с молодыми игроками, у которых есть хороший потенциал. Не хотелось ограничивать себя рамками одного региона.

В прошлом сезоне вы были в одной игре от того, чтобы попасть в первый дивизион. Для тебя этот результат был удовлетворительным?

– Скорее, нет. Внутренние ожидания у меня были явно больше, чем мы показали. Да и наши выступления, особенно на скримах, когда мы только собрались, показывали наш потенциал. На бумаге мы были самой сильной командой во втором дивизионе в прошлом сезоне. А вот то, что мы не смогли это показать – это другой вопрос.

Вы – босс NAVI. Что сделаете с Дота-составом?

А почему ты остался? Не нашел ничего лучше или хотел построить что-то свое?

– Не могу сказать, что я активно искал. За время в Ghost Frogs я понял, что у меня не очень хорошо получается быть просто исполнителем. Хотелось бы использовать весь мой накопленный опыт и знания – я хочу быть капитаном, а не просто пятеркой. И поэтому я хотел построить свой коллектив и попытаться реализовать свои идеи полноценно.

Мы все время говорим о том, что в Доте дефицит капитанов. Неужели у тебя нет возможности «продать себя» как капитана?

– Способы продать себя есть разные, но ни один из них мне не близок. Кроме, непосредственно, спортивных результатов. А хороших результатов в последнее время у меня не было. Так что здесь все довольно логично, как мне кажется.

Мастермайнда мы знаем. А все остальные – кто они? Как ты находишь этих ребят?

– OwnedMe – парень довольно олдскульный, он выступал еще в 15-16 годах в тир-2-3 коллективах. Мы даже рассматривали его в команду, когда 33 уходил в Оптик. Но тогда он не был готов заниматься этим фуллтайм и мог иметь проблемы с поездками на ланы и буткемпы. Из-за этого пришлось отказаться от его кандидатуры. В прошлом он также был одним из топовых игроков в HoN. И сейчас он хочет добиваться результатов. Это человек, с которым я давно хотел играть и который мне очень импонирует.

Наш керри – это 18 летний парень из Румынии, один из студентов ImmortalFaith. Заметил я его в матчмейкинге, где он произвел неплохое впечатление. Плюс положение в лидербордах. Кроме того, я с уважением отношусь к ImmortalFaith и его работе: если его ученики достигают таких результатов, это значит, что он привил ему правильные фундаментальные навыки. Поэтому мне было интересно попробовать поработать с этим молодым игроком.

Наша четверка – это для меня наименее известный и на тот момент наименее понятный парень. Я увидел его имя в лидербордах, мы сыграли несколько тренировочных игр – и всем все понравилось. Были альтернативы, но они были более возрастные. А я решил сделать ставку на молодость.

Итоги DPC-сезона во всех регионах: сенсации в Европе, доминирование Spirit, провал EG

А почему? Почему не те, кто взрослее, опытнее и, может быть, профессиональнее?

– Насчет профессионализма – сейчас тенденция идет в сторону увеличения, так что в этом я большой проблемы не вижу. Да и в целом у меня нет никаких предубеждений ни против олдов, ни против молодых игроков. Но на мой взгляд, команде нужно выгодное сочетание: опытные люди и люди, которые хотят впитывать этот опыт. Которые будут подпитывать своим огнем таких людей, как я, которые на сцене уже довольно долго.

Во-вторых, на молодежь я могу больше повлиять с точки зрения игрового видения. Если у меня будут какие-то мысли, мне будет проще их донести до этих ребят, чем до людей, которые давно играют по своим паттернам. Это может быть болезненно или вообще не сработать. А с молодыми проще. 

Но есть и риск, что на нашем примере и видно. 

Какие фундаментальные вещи тебе приходится объяснять?

– Самое базовое – это коммуникация. Ребята, которые играют в матчмейкинге, не особо следят за тем, как, что и зачем они говорят, а это чрезвычайно важно. Говорить много – это плохо. Говорить мало – плохо. Коммуникация должна быть максимально короткой и уверенной и должна быть призывом к действию или сухой информацией. Коммуникация должна помогать, а не отвлекать.

Еще одно – понимание Доты как игры. Обычно молодые ребята, которые приходят из матчмейкинга, они просто играют. А когда ты выходишь на соревновательный уровень, все становится сложнее. Тебе нужно понимать, из чего складывается игра.

Они привыкли играть на наитии, на ощущениях. Я же добавляю структуру – то, что важно для нас на карте. Условно, пытаюсь им объяснить, почему то или иное действие экономически более обоснованно. Например, не всегда убийство даст тебе больше, чем фарм кемпов, отпуш линий или просто присутствие на каком-то участке карты.

Ты на профессиональной сцене уже 10 лет. На твой взгляд, как за это время изменились игроки?

– Во-первых, мне кажется, что будет чуть поменьше 10 лет! Я профессионально начал играть только в 2013 году, но просто в Доту я играю около 15 лет.

Я бы не сказал, что есть какие-то конкретные тенденции. Да, игроки стали более профессиональными. Ну и средний уровень игры сильно вырос, потому что источников знаний стало гораздо больше: стримы, обучающие видео, изменения в самой Доте, убравшие все неоднозначные механики, которые раньше нужно было выяснять опытным путем. На первый план сейчас выходят другие вещи: командное взаимодействие, коммуникация, ментальная составляющая – общеспортивные вопросы.

А в чем-то становится хуже?

Ситуация с токсичностью точно лучше не становится! В первую очередь, в паблике. Да и в целом в Доте все еще отсутствует качественный инструмент для работы над своей игрой. Матчмейкинг сам по себе – это не самый эффективный способ использования своего времени. Если сравнивать с любым видом спорта, то там есть свои методики, которые испытаны годами. Ты тренируешь то, что тебе нужно тренировать. А в матчмейкинг ты заходишь и просто играешь с 9 случайными людьми.

Если ты попался с игроками высокого уровня, то получишь от игры чуть больше, если низкого – чуть меньше. Но суть в том, что сложно отработать какой-то конкретный аспект. И этого очень не хватает. В CS, например, есть Deathmatch, где можно работать над стрельбой. Или отрабатывать отдельно гранаты. В Доте же этого не хватает.

5 героев Доты, которых нужно апать в новом патче

А как ты работаешь над собой, если матчмейкинг неэффективен?

– Да, неэффективен, но что ж поделать. Так что все равно остается матчмейкинг, скримы, просмотр реплеев. К сожалению, пока других инструментов нет. Потенциально это могли быть какие-то тренажеры, но их нет.

В кастомки на реакцию ты не играешь? Может, у тебя есть друг, с которым вы всегда обсуждаете Доту?

– Если говорить о вопросах стратегических, то я скорее пытаюсь впитывать всю информацию, которая мне поступает. Я пытаюсь изучать опыт спортивных специалистов, как все устроено внутри команд, какие процессы происходят, потому что они во многом схожи.

Чей опыт тебе приглянулся?

– Баскетбольный тренер Брэд Стивенс, который тренировал «Бостон Селтикс» и сейчас стал генеральным менеджером. Вот из его взаимодействия с игроками и командной культуры я для себя вынес очень много. Он для меня, можно сказать, ролевая модель. Мне очень близка его философия, и я стараюсь ей следовать.

Почему именно он?

– Мне больше всего приглянулось в нем то, что несмотря на то, как складывается ситуация на площадке, он всегда остается спокойным, он всегда сфокусирован на следующих действиях. И мне кажется, это наиболее важные качества для спортсмена: умение сохранять холодную голову и не перегибать палку. Результат – это то, что есть в моменте. Но самое важное – фокусироваться на своих действиях и не позволять ни плохим, ни хорошим моментам влиять на твою деятельность.

А как ты пришел к нему? Ты фанат баскетбола?

– Да, я в детстве занимался баскетболом, а мой отец выступал за юниорскую сборную Республики. Вот он с детства мне и привил любовь к этому виду спорту. Поэтому я следил и наткнулся на человека, с философией которого я согласен. Да и сейчас я слежу за НБА довольно плотно.

А ты сам играл?

– Я занимался полупрофессионально. Тренер-то у нас был профессиональный, но занимался я недолго, да и условия у нас в Беларуси не лучшие, чтобы заниматься этим на профессиональной основе. Ну и скажем прямо, никогда у меня особых спортивных данных и атлетизма не было. Возможно, мозгов бы у меня хватило, а вот физических данных – нет. Соответственно, не получилось.

Он дрался в клетке, чтобы купить кроватку дочке, а теперь лучший в мобильных играх. Интервью с ММА, по которому нужно снять кино

Кого ты можешь назвать своим лучшим тиммейтом за карьеру? С кем кайфовал больше всего?

– Это две разные номинации! А еще есть номинация самого полезного. Сложно выделить. Если говорить о моментах, когда я кайфовал, то я могу назвать команду – это состав Planet Dog. Это состав, в котором мне было комфортнее всего за всю карьеру. И довольно близко к этому подберется состав Power Rangers, когда мы его только собрали: Fng, chshrct, zxc, Moon и я. Первые месяцы там было очень кайфово. Наверное, в первую очередь, из-за новизны профессионального подхода.

Конкретно тиммейтов сложно выделять. Если говорить о том, кто по уровню игры был лучше всех – это 33. Судя по тому, до какого уровня он дошел сейчас. Да и в принципе по игре с ним всегда можно было понять, какого уровня это человек.

А человек, который оказал на меня наибольшее влияние и участвовал в моем становлении как игрока, – это Чешир.

Про 33 говорят, что он достаточно токсичный парень.

– Я бы так не сказал. У него случаются моменты, но по сравнению с ребятами, с которыми я пересекался, он даже не близко. Я за ним такого даже никогда не замечал. Понятное дело, что были эмоциональные всплески, но ничего из ряда вон выходящего. Я бы даже не сказал, что он был самым токсичным из моих тиммейтов в том же коллективе.

Planet Dog заняла это место в твоем сердечке благодаря результатам, или что-то было иначе внутри команды, что вызывает у тебя такие приятные воспоминания?

– Я думаю, это была первая команда, в которой каждый человек мне полностью доверял. Я мог продвигать любые свои идеи, и люди наоборот придавали мне уверенности, если я сам был в чем-то не до конца уверен. И это наиболее приятное воспоминания.

Почему разваливаются команды, где люди друг другу доверяют?

– Самая главная причина – это отсутствие результатов. Вы можете упереться в потолок как команда или кто-то лично. Или просто кто-то находит свою зону комфорта и перестает развиваться.

С составом Planet Dog что было причиной?

– У нас всегда была проблема с поиском пятого игрока. У нас был костяк, а игрока на первую позицию мы постоянно меняли и не могли найти человека, который бы подошел нам по всем параметрам.

«Нам предлагали буткемп в Косово». Как ProDota выкинула состав, который отобрался на TI

А в какой момент своей карьеры ты был наиболее доволен своей личной формой и тем, как ты играешь в Доту?

– Ох, очень давно это было. В первую очередь, потому что у меня происходила эволюция восприятия себя внутри команды. И мне кажется, что сейчас я себя вообще не могу отделить от команды и адекватно оценить уровень игры. Поэтому я не  могу быть просто исполнителем, а могу быть только капитаном.

А если говорить конкретно, то собой я был доволен году в 2014. Когда Fng был капитаном, я играл просто на четверке – и тогда был период, когда у меня все четко получалось. У меня были сигнатурные герои, на которых я даже изобретал собственные фишки. На Sand King, например, я был одним из лучших исполнителей.

А потом пришли капитанские обязанности. С ними я начал все больше времени уделять другим аспектам и на свою игру начал смотреть как на определенную функцию внутри команды. Мне все менее было интересно показывать индивидуальный уровень и все более интересно стремиться к улучшению взаимодействия внутри команды.

А сейчас ты доволен тем, как ты исполняешь свою роль в команде?

– Да, более чем. Особенно в новом составе. Я удовлетворен своими действиями.

Но к этому я приходил очень непросто. И все может измениться за один день. Расслабишься – и больше не сможешь вернуться на эту волну. И я это прекрасно понимаю, у меня такие случаи были.

О каких случаях ты говоришь?

– Ты можешь быть удовлетворенным, но нужно постоянно сохранять голод, чтобы становиться лучше. Если этот голод начинает уходить, ты просто получаешь удовольствие от того, что ты делаешь, то это вряд ли продлится долго.

Какая работа в твоем случае стояла за тем, чтобы быть довольным?

– Это можно назвать поиском себя внутри Доты. В прошлом DPC-сезоне, какими бы ни были мои амбиции и надежды, я понимал, что я не реализую себя. Не могу реализовать все свои знания в этой ситуации. А сейчас я понимаю, что это то, что я хочу делать, и я хочу воспользоваться этим шансом.

Антигерои DPC-сезона: от Генерала и Суприма до Мелеса и Фанника

Ты занимаешься исключительно игрой?

– 85% времени – это Dota 2. Остальное время – это отдых и переключение. Другой полноценной деятельности у меня нет.

Средств, которые ты получаешь с призовых, достаточно, чтобы обеспечивать себя?

– Чтобы обеспечивать себя в моменте – да, достаточно. Но в целом это не то, чего бы я хотел в качестве своего дохода. Я бы хотел рассчитывать на что-то большее, чем я получаю сейчас.

У меня притязаний немного. Так что даже занимая призовые места в, прости Господи, втором дивизионе, можно существовать.

Эта система DPC действительно помогает тир-2-3 сцене? Или все не так просто?

– Сложно сказать. Для меня не особо много изменилось. Раньше было чуть больше турниров от сторонних организаторов. Есть D2CL – и все. Условный DotaPit уже для тир-1 команд.

На мой взгляд, суммарно денег на тир-2 сцене больше не стало. Возможно, все стало чуть более структурировано и распределяется более равномерно. Раньше ты должен был занимать топ-3 на всех турнирах, чтобы иметь хотя бы какой-то доход, то сейчас можно быть в середине второго дивизиона и уже иметь стабильную сумму.

Ты рассказал о периоде жизни, когда ты играл лучше всего. А какой период был самым тяжелым?

– Конец 2016 года, когда разваливались PR. Тогда во всех планах было сложно: и ментально, и физически. Я тогда еще проходил через расставание. Получился тяжелый период, после которого у меня были пару месяцев полного переосмысления.

А почему ментально было сложно?

– Мы без перерыва шли три года. Никакого отпуска, постоянная работа. Постоянно хотелось брать на себя все больше и больше. Это возвращаясь к тому этапу, когда я хотел просто играть в команде, потом хорошо играть в команде, а потом – чтобы команда играла хорошо. И все это – постоянный процесс в течение 3 лет. И постоянные решаффлы, попытки что-то сделать лучше, добавить нужных людей, работать с психологом, выстраивать процесс. И все это в ненормированный рабочий день.

Все это привело к тому, что из команды я вышел полностью выхолощенным человеком.

Открытое письмо ФНГ: не стал Пуппеем для Денди, не зол на GPK, в Alliance – медовый месяц

Ты думал о том, чтобы уйти из Доты?

– Да, но тогда расстановка приоритетов помогла понять, что я хочу этим заниматься.

Что ты делал, чтобы вернуться?

Ничего! Я просто делал, что мне хотелось. Я просыпался, когда мне хотелось. Я шел на улицу, когда мне хотелось. Я пил пиво, когда мне хотелось. Я смотрел в потолок. Я ехал к семье, когда хотелось. Я жил жизнь.

График жизни киберспортсмена подразумевает, что ты человек крайне зависимый. У тебя довольно четкий распорядок, которого нужно придерживаться, так что  вся социальная и просто нормальная жизнь уходит на второй план. И это довольно сурово. 

Я тогда совершенно не умел отдыхать и расслабляться. Впрочем, не могу сказать, что я очень хорош в этом плане из-за своей гиперответственности. Но в этом плане стало получше.

В тот период ты почувствовал вкус нормальной жизни. Что заставило тебя после отдыха снова играть в Доту и искать команду?

– Я понял, что мне этого процесса сильно не хватает. Чувства соревнования с равной командой – это ни с чем сравнить нельзя. Я хотел ощутить это снова. И у  меня были амбиции, которые я хотел реализовать.

Кстати об амбициях. Ты тоже ставишь себе цель выиграть TI или есть что-то другое, чего ты хочешь добиться?

– Да, все можно свести к TI. Но другая цель – это реализовать себя полностью, потому что я до сих пор этого не сделал. Мне постоянно что-то мешало, и в большинстве случаев это был я сам. Я хочу построить что-то, за что я могу быть горд и спокоен. То, о чем я смогу вспоминать свою оставшуюся жизнь и думать, что это был крутой проект.

В Planet Dog у тебя не было чувства самореализации?

– Оно присутствовало, но оно не было законченным. Хороший кусок пути мы прошли, но все закончилось не так, как хотелось бы. И все свои идеи и цели я не реализовать там.

Тест, с которым справятся только Вилат и Каспер. Помнишь олдскульные команды?

Что не удалось реализовать?

– Хотелось бы хороший результат на крупном лане – это то, чего больше всего не хватает. В начале моей карьеры я пришел на свой первый лан, проиграл 3 карты и поехал домой. И так продолжалось довольно долго. За первые 6-7 ланов в сумме я выиграл 2-3 карты. И постепенно я пришел к тому, что проиграть карту на белорусском лане для меня стало чем-то из ряда вон выходящим. Хотелось бы повторить это на более серьезном уровне.

Ты пробовал себя в качестве тренера. Эта позиция не приносит такого удовлетворения?

– В каких-то аспектах приносит даже больше, мне кажется. Но в текущем виде тренерская позиция в Доте избыточна. Не хватает ресурсов для влияния. Мне кажется, Valve сильно ограничивает шестого члена команды, особенно с этими историями с его отсутствием в коммуникации или тактических пауз. В целом твоя работа ограничивается тренировочным процессом, а когда дело доходит до соревнований, рычагов влияния становится еще меньше.

Если говорить конкретно о моем опыте, то на том же TI9 ситуация сложилась абсурдная. Вплоть до того, что я смотрел наши игры на том же стриме, что и любой рядовой зритель. У меня не было доступа ни к коммуникации, ни к лобби. Я был просто зрителем и находился с ними во время драфта. Но быть полноценным участником обсуждений между играми сложно, потому что ты слабо представляешь себе, про происходит в коллективе во время игры. Ты задрафтил, у вас есть идея и план, пошла игра – и ты заблокирован от своей команды. Потом выходят ребята – и хрен пойми, что там произошло. У тебя есть какие-то мысли, но это явно не полная картина. Соответственно, ты не можешь понять причины, сделать выводы и привнести изменения. И это больше всего отталкивает меня от тренерской деятельности.

А у тебя были предложения?

– Да, были. Но пока я себя на этом месте не вижу. Возможно, если рычагов будет немного больше, я к этому вернусь. Потому что в теории некоторые аспекты тренерской деятельности меня привлекают, и по сути, я ими и занимаюсь в своей команде.

Что заставляет тебя кайфовать в Доте?

– Командное взаимодействие. Когда вы долгое время работаете над одним элементом, он не получается, а потом в определенный момент он становится для вас нормой. Когда вы пробиваете какой-то барьер, перед которым стоите долгое время. Когда видишь, что нудная, возможно, не самая приятная работа, приносит результат.

Какой след ты хочешь оставить в Доте?

– Я думаю в первую очередь о том, что думают обо мне люди, с которыми я пересекаюсь. И я хотел бы, чтобы они вспоминали меня как человека, который повлиял на них в положительную сторону. Чтобы они считали, что я вывел их на новый уровень.

* * *

Милое интервью Чуваша: очень крепко дружит с Мишей, они вместе развивают OG

Мария Гунина и кейс Alliance на Инте: Нико нужна боксерская груша, всем – обнимашки, а вместо тренера – сразу два игрока

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные