Тян не могут в Доту
Блог

«Хотел показать мужику фак – а это оказался Гейб Ньюэлл». Вилат и вся его карьера от Яны Медведевой

Множество историй и прямой речи.

В его расписании футбольные и баскетбольные матчи чередуются со студией аналитики на турнирах по CS:GO. В интервью он сначала рассказывает, как создать крупнейшую киберспортивную студию Maincast и получить права на освещение главных киберспортивных чемпионатов, а потом – как развивать спортивный подкаст SportHub. Сегодня он выкладывает видео о лучших керри в Dota 2, а завтра делится тем, что его ролик с комментированием чемпионата Европы по легкой атлетике набрал уже больше двух миллионов просмотров. Половину дня он – Виталий Волочай, а вторую половину – просто v1lat. Один из самых влиятельных людей в мировом киберспорте, который воплощает в жизнь свою детскую мечту стать спортивным комментатором.

«Я просто сидел рядом с людьми и начал говорить вслух». V1lat начинал комментировать с FIFA: в обычных комнатах с другими зрителями

Каждый день Виталия Волочая начинается и заканчивается просмотром спортивных трансляций. Перед нашим интервью (непривычно ранним для киберспортивных людей), он уже успел посмотреть лыжную гонку и прочитать несколько статей о Формуле-1. На вечер запланированы просмотр керлинга и футбола. Между этим будет много киберспортивной работы, но на просмотр хорошего матча время есть всегда.

«Когда я был маленьким и жил с родителями, я смотрел по телевизору очень много спорта. В принципе, ничего не поменялось, – рассказывает Виталий. – Тогда на украинском телевидении было очень плохо с комментаторами. Это были люди, работавшие с 60-х годов, – и слушать это было просто невозможно. Мы даже выключали звук на телевизоре. Поэтому с 8-10 лет у меня появилась мечта, что когда-нибудь я научусь комментировать. Когда я дома оставался один, я пытался комментировать все, что происходит вокруг меня – связанное или не связанное со спортом. Просто потому что у меня было ощущение, что в жизни мне не хватило хороших качественных комментаторов».

Виталий всегда был большим футбольным фанатом. Играл во дворе, смотрел матчи на польском телевидении, а самым страшным наказанием за прогулы в школе был запрет на просмотр Лиги чемпионов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что свою комментаторскую карьеру он тоже начал с футбола. Только с электронного. Впервые комментатора Вилата услышали в 2004 году на турнире серии ASUS по FIFA, куда он приехал в качестве игрока. Для Вилата чемпионат закончился очень быстро, но поезд обратно домой был только ночью. 

«В клубе был один экран – большой квадратный телевизор, на который выводилась трансляция по FIFA, – вспоминает Вилат. –  И я решил: чего бы не поразвлекать людей и не покомментировать немножечко? Я просто сидел рядом с людьми и начал говорить вслух. И что самое интересное, года через два я точно такое же повторил на ASUS по Доте. Точно так же я сидел в отдельной комнате внутри клуба, где сидело много людей, которые ждут свою игру и смотрят единственный матч на экране. И я без микрофона, без колонок, без ничего, просто надрывая голос на аудиторию из 20-25 человек, начал комментировать игру». 

Вилат клал плитку, Смайл копал канавы, NS проводил интернет. Комментаторы и игроки вспомнили прошлую работу

Сейчас почти невозможно представить, как трудно было перевести неожиданное оффлайн-увлечение комментированием в онлайн. Сегодняшним стримерам и кастерам нужно подключить микрофон, открыть игру и нажать одну кнопку в программе. В середине 2000-х старт трансляции напоминал хакерский опыт, а Вилат был одним из первопроходцев. Чтобы просто открыть матч (еще не стримить), нужен был специальный софт – Waaagh!TV, который позволял «запрыгнуть» на сервер и смотреть игру. Захват картинки тогда был чем-то заоблачным, так что первые киберспортивные трансляции от Вилата проходили в радио-режиме. Он арендовал небольшой сервер на месяц, к которому за раз могли подключиться только 128 человек – сервера побольше были слишком дорогими. Правда, этот небольшой сервер забивался зрителями еще за 20 минут до начала матча.

«Каждые три минуты людям, которые меня слышали, я повторял «сейчас в игре 3 минуты 0 секунд», – делится деталями Вилат. – Потому что был дикий рассинхрон. Сервера лагали, и иногда звук мог и на 30 секунд опаздывать, и на 50 – и у каждого человека это было по-разному, настолько техника плохо работала. Они были вынуждены внутри игры нажимать паузу и отжимать, когда я говорил «у меня 3:00». И тогда они могли синхронизировать голос».

И даже если Вилат вошел в историю киберспорта в первую очередь в качестве комментатора, уже тогда это не было его основной работой. В сфере видеоигр он скорее сделал ставку на проведение турниров – занимался организацией чемпионатов 1 на 1 и помогал проводить знаменитый DTSCup. И в это же время, как любят шутить в киберспорте, он «продавал унитазы», чтобы было на что арендовать сервера, покупать оборудование для трансляций и поехать в Москву на очередной ивент.

«Параллельно с основной работой до конца 2009 года я работал с Сашей Фобосом в компании WizardUA [поставщик сантехники и отопительного оборудования – прим Sports.ru]. У нас был отдел из 4 человек, и мы занимались тем, что настраивали сайт компании, – объясняет Виталий. – И тогда это тоже было что-то новое. Я конкретно отвечал за развитие сайта, нынче это называется SЕО-оптимизацией. Но большинство времени на работе мы занимались тем, что скачивали реплеи и смотрели их. Часто бывало такое, что рабочий день длился с 9 до часу, потом с часу до 5 я занимался тем, что выкачивал какие-то реплеи, отсматривал, отбрасывал самые неинтересные, оставлял интересные, которые я вечером откомментирую».

Вечерние трансляции могли затянуться и на 10, и на 15 часов, если на следующий день не нужно было идти на работу. Турниры, еще не официозные и профессиональные, проходили как придется – в один день могли сыграть и 15 матчей, результаты которых не знал никто, кроме администраторов и непосредственных участников. Так что Вилат обращался напрямую к организаторам, просил дать ему записи и комментировал реплеи, а люди были дико рады. Он даже нашел контакты админов из Китая:

«Они начали присылать мне реплеи – это был какой-то next level. Ты начинаешь смотреть китайскую Доту – а там вообще все по-другому. А китайская Дота была как корейский Старкрафт сейчас – просто какие-то боги, которые играют где-то за стеной. И то, что они делают – это надо повторять».

Джакал – легенда СНГ-Доты: придумал своего Гирокоптера, привел Fng в киберспорт, пропал после армии. Мы нашли его!

В конце 2008 года для Вилата началась эра видеотрансляций. Впервые игру с картинкой и звуком одновременно он комментировал на DTSCup, там все было по-взрослому – с камерами игроков и специальным софтом. Тогда он и загорелся организовать то же самое, только из дома. Для этого пришлось потратиться на обновление компьютера и покататься по друзьям, которые запаивали кабели и переходники, чтобы звук не циклился и передавался правильно с картинкой. Вилат все еще не получал за это никаких денег.

«Просто прикольно было! – объясняет он. – Я не буду врать – мне нравилось внимание людей, важная позиция в коммьюнити. Люди уважали. Тогда зарождался форум Продота, у меня там была своя тема, мне дали модерку. И я сам в Доту играл, за Дотой смотрел, ходил на турниры. А тут меня начали узнавать люди вроде Фобоса. Гоблак мог подойти и сказать: «Я слышал, ты турниры 1 на 1 проводишь. Хочу поиграть у тебя». И для меня это было «Вау, нифига себе. Гоблак! Это же парень, который играет в Walker Gaming!» Только это и двигало – внимание и узнаваемость. Я молодой был мальчик, и это было важно. Денег-то тогда не было никаких».

А свои первые киберспортивные деньги Вилат получил не как комментатор, а как организатор турниров. В 2010 году в Киеве открылась легендарная «Киберспорт Арена», и Роман Романцов, еще не слишком веривший в DotA, платил Виталию по 200 долларов в месяц, чтобы тот проводил на площадке еженедельные чемпионаты. А Вилат воспользовался возможностью и параллельно их комментировал.

«Чуть позже появился сайт для стримов own3d.tv. И вот это был космос. Под моей трансляцией появлялась какая-то реклама, и мне сайт за это обещал заплатить. И когда они перечислили мне какие-то первые деньги – около 700 долларов – я просто обалдел! И тогда я понял, что это может приносить деньги».

Я 5 раз был в шаге от Инта – и всегда проигрывал. Открытое письмо главного неудачника Доты

На первом TI его на мобильный снимал Гейб Ньюэлл. Потом он разрешил Вилату делать в эфире что угодно (даже материться) 

Август 2011 года. В здании Кельнской торговой ярмарки многолюдно. Здесь проходила выставка GamesCom и турнир The International. В одном из залов расположилась массивная сцена – куб из двух прямоугольных кабинок и небольшой площадки между ними. Внутри кабинок – игроки за компьютерами. Вокруг – зрители, рассевшиеся прямо на полу и глядящие на экраны, подвешенные над площадкой. Над всей этой конструкцией возвышаются четыре «башни». В одной из них, размахивая руками и подпрыгивая от эмоций, босой Вилат комментирует Dota 2. Еще месяц назад он не верил, что The International вообще состоится.

«Я сидел комментировал какой-то матчик, и кто-то мне пишет: «Ты видел, что произошло? Это не фейк?» – кажется, что Вилат рассказывает эту историю уже в тысячный раз. – Я захожу на немецкий сайт readmore.de и вижу там анонс. Да не может быть такого! Я пока пытался понять, правда это или неправда, думал написать Айсфрогу. И тут мне приходит еще одно письмо, где он мне сам пишет: «Вилат, мы проводим турнир с призовым в миллион долларов. И мы хотим пригласить тебя, чтобы ты прокомментировал турнир. И мы тебе заплатим». И я такой «Чегоооо?». Это вообще может такое быть?»

Анонс первого The International по Dota 2 многие тогда восприняли как чью-то шутку, фейк или чистой воды обман. Даже команды, которых пригласили поучаствовать в международном турнире на игровой выставке, относились к новости скептически и отказывались приезжать. Вилат тоже до конца не верил. Не верил, когда прислали первый в его карьере NDA. Все еще сомневался, когда организаторы начали отправлять видео, которые будут показывать во время турнира. Даже боялся, что не сможет получить визу. Но все сложилось.

Комментаторское место на своем первом The International Вилат вспоминает детально и с каким-то особым трепетом. На тех самых четырех «башнях» располагались «студии освещения» на разных языках: английская, китайская, немецкая и русскоязычная. Внутри башни для кастера располагался высокий стол почти в полтора метра высотой и барный стул – не самый комфортный сетап для 8-10 часового игрового дня. А позади комментаторов находились VIP-места – столики, сидя за которыми можно было видеть большой экран и не толпиться при этом внизу.

«Туда приходили какие-то люди, выпивали, – делится воспоминаниями Вилат. – Во время одного из матчей я уже настолько был заряжен, что комментировал босиком и стоя. Играли наши NAVI, я дико прыгал и орал. А рядом со мной сидел какой-то мужик со стаканчиком вина, попивал и снимал меня на мобильный телефон. Потом я понял, что я прыгаю как бешеный, и ему, наверное, это смешно. Друзьям потом расскажет. Я еще думал ему фак тыкнуть. А на следующий день этот мужик вручал NAVI чек с миллионом долларов».

Так заочно состоялось знакомство Вилата с Гейбом Ньюэллом, главой компании Valve.

«Может, поэтому меня туда уже 10 лет приглашают, кто его знает!» – смеется Виталий.

Гейб Ньюэлл записал интро для клипа российской группы. В песне Гейба учат считать до трех

За комментирование The International Вилат получил 1250 евро – 6 его зарплат на тот момент. Конечно, не те призовые, которые увезли домой команды, но все равно космическая сумма. Часть которой, конечно же, ушла на то, чтобы поехать и прокомментировать другие турниры и улучшить домашние трансляции.

За несколько лет Вилат стал не просто узнаваемой личностью в киберспортивном сообществе – его называли голосом Доты в СНГ. Ни один крупный турнир не проходил без его участия, гранд-финал без него уже казался не таким праздничным, а его никнейм под трансляцией продавал матч не хуже названий команд-участниц. При этом Виталий умудрялся сохранять всю ту же атмосферу, которую создавал для пары десятков зрителей в компьютерном клубе или 128 слушателей на радио-сервере: непосредственную и практически вседозволенную. 

Вилат в порыве эмоций мог позволить себе откровенно топить за своих, рассказывать подробности из личной жизни игроков и в особо напряженных моментах еще и приправить все это крепким словцом или непристойным сравнением. И никто не был против – многие даже включали трансляцию именно ради громогласных «Что творят DTS! ## твою мать!» и «И это не игра, это пошли они #####!» А The International до сих пор у многих ассоциируется с его надрывистым «ЛОСТ БКБшечка!» и воплем «Дааааа», после которого уже не разобрать последующих слов. А все потому что именно так игру бы комментировал твой лучший друг, сидя на полу в заваленной подушками и бутылками пива комнате – и это работало для всех.

«На каждом TI есть собрание талантов за день до турнира, где представитель Valve рассказывает про правила. На втором TI это собрание выглядело намного проще: все таланты, которые там работали (человек 10), собирались на сцене и Эрик Джонсон нам объяснил: «Ребята, смотрите. Вот это говорить нельзя, вот это – можно. Если вы где-то скажите «фак» – это нормально, если это в тему». Я тогда поднял руку и попытался объяснить: «Я могу в эфире матюкаться и вести себя немного странно, потому что у нас такой стиль». И он меня остановил на полуслове и сказал: «Вилат, ты можешь делать все, что хочешь!» 

И я реально делал все, что хотел. И все это помнят. Там были и нотки расизма, и хейта – и всего что хочешь. Все было очень плохо, честно говоря».

Самые кринжовые фразы комментаторов Доты из СНГ

А пока Вилат в прямом эфире называл игроков «инвалидами», рассказывал анекдоты и живо переживал каждое поражение СНГ-команд, англоязычная трансляция начала преображаться. Комментаторы сменили растянутые футболки на рубашки, а вместо уютных худи в кадре появились пиджаки. Они уже не сидели развалившись в креслах, а уверенно стояли за стойкой перед камерой. В Dota 2 развивалось все – росли цифры зрителей под трансляциями, взрослели мальчишки перед мониторами, телевидение стало заигрывать с киберспортом, привлекать новых партнеров, а тот самый мужик, который когда-то снимал Вилата на телефон на TI, теперь открывал турнир на 18 млн долларов. Все это значило, что росла ответственность каждого, кто выходил в эфир.

«На четвертом TI в 2014 году пошли серьезные суммы, – разъясняет Вилат. – И я тоже начал понимать, что если я и дальше буду кричать, как я описывал некоторые команды и народы, условная компания ASUS скажет мне в таком же стиле: «Да пошел ты #####». И все будет очень плохо. И в этот момент внутренне я как-то перестроился. Не скрываю, что моя мотивация была финансовой. Дота перестала быть просто развлечением или хобби. Она стала работой и бизнесом. А это значило, что пришла пора взрослеть».

Мне сказали: «Или ты делаешь вот так, по-нашему, или никак». Почему ушел из Рухаба и создал Мейнкаст

Март 2021 года. Три этажа киевского офиса гудят – здесь во всю идут эфиры и съемки. В одной студии записывают интервью, в другой – готовятся к крупному турниру по CS:GO. Виталий Волочай в пиджаке и рубашке сидит за высокой стойкой в окружении экранов и современных камер. Он заканчивает комментировать очередной матч по Dota 2 и устало выходит в коридор. Признается, что не спал больше 24 часов – эфиры сменялись интервью и перемежались деловыми встречами. Он всегда был занятым человеком, но за последние пару лет дел значительно прибавилось. Теперь он не просто комментатор или организатор турниров. Он – сооснователь крупнейшей в Европе киберспортивной студии Maincast.

По карьере Вилата можно легко рассказывать историю развития киберспортивных студий в СНГ. Связанный крепкой дружбой и общими корнями с КиберАреной, Виталий больше 5 лет проработал на студии Starladder – ведущей и чуть ли не единственной на тот момент в СНГ. Его и его коллег, как топовых комментаторов, приглашали освещать все крупные турниры. Но постепенно SLTV взялся за расширение собственных чемпионатов, а к 2015 году стал конкурентом другим организаторам. Это означало, что теперь не на каждом ивенте Вилат был званым гостем. В приглашении на чемпионаты стали вежливо, но отказывать.

«Меня это начало задевать, потому что я упускал очень многое, – сетует Виталий. – Я начал общаться с руководством по поводу того, чтобы разделить понятия Starladder и SLTV, турнирного оператора и студию. Но они были против. Мы так и не нашли общего языка. И я принял решение, что нужно попробовать создать студию. Были небольшие деньги, заработанные с Интов». 

Студия аналитики на TI4 – худшая и лучшая одновременно. Шутили про геев, смотрели видосики на ютубе и матерились

Первая собственная студия Вилата базировалась в киевской квартире. Купленные когда-то на свои деньги компьютеры и камеры, 4 человека «персонала» и несколько освещенных турниров – RevivTV сейчас помнят разве что олды. Тогда во время The International 5 у Виталия и нескольких его коллег была идея-фикс – создать студию, которая объединит комментаторов, создателей контента, лучших аналитиков и станет единоличным лидером на рынке. Первые попытки совместных ивентов показали, насколько зрителям это нравится. А предложение Антона Черепенникова проинвестировать проект показало, что это может быть достойным бизнесом. Так на киберспортивной сцене СНГ появился RuHub.

Уже через год новая студия захватила подавляющую долю рынка. Вилат и его коллеги комментировали все крупные турниры по Dota 2 и стремились к такой же доминации в CS:GO. RuHub стал узнаваемым брендом не только в СНГ, но и на всей киберспортивной сцене. Вилат в твиттере отмечал успехи – 95% русскоязычной аудитории на квалификациях к The International смотрели RuHub, а не Starladder.

На второй год дела пошли сложнее – чемпионатов от Valve стало меньше, турнирные операторы, пытаясь экономить, уже не так бодро звали русскоязычных комментаторов. Приглашали, но «за свои» – не самая выгодная сделка.

«Никто не говорил в RuHub: «Нет, мы не будем этого делать», – объяснял в интервью Вилат. –  Просто у меня и у менеджмента не получилось реализовать эту голубую мечту, чтобы на каждом мажоре либо миноре были комментаторы/аналитики или хотя бы съемочная бригада. Как видишь, это провалилось – и это одна из причин, почему опустились руки».

Последней каплей стала политическая ситуация. RuHub решил сфокусироваться на офисе в Москве – Вилату, как лицу студии и одной из самых узнаваемых персон в СНГ, предложили переехать в Россию. Но он отказался.

«Я не хотел переезжать. А еще есть 45 сотрудников, которые оставались в Киеве, – с ними расставаться тоже никакого желания нет, – рассказывает Виталий. – Потому было очевидно: надо что-то делать. Я бы мог запросто стать стримером и ни о чем не беспокоиться, но я загорелся идеей что-то создать. Наверное, потому что мне не дали выбора. Мне сказали: «Или ты делаешь вот так, по-нашему, или никак». И вот это меня задело. Почему мне не дали выбора? Почему мы не рассмотрели варианты? И я решил создать то, что не получилось на RuHub. Не получилось создать, потому что не было полной открытой возможности – большая корпорация над головой. Не было прямого управления компанией».

«Если ты не можешь заполнить паузу между играми без балагана, лучше промолчать». Главное из подкаста NotInMyHouse и Антона Олейника

9 июня 2018 года в сети появился анонс: Виталий «v1lat» Волочай представил свою собственную студию Maincast. И уже меньше чем через месяц на равных конкурировал с RuHub за аудиторию на квалификациях к очередному The International и обещал, что даст зрителям тот самый ламповый контент, по которому все уже успели заскучать. 

Три года спустя Вилат в очередной раз дает интервью украинским бизнес-порталам. Теперь вместо обещаний эфиров без галстуков он рассказывает, что его компания выросла с 35 человек до 80, их каналы занимают первые места по количеству просмотров, а уже к концу года они планируют выйти на самоокупаемость. У него все реже спрашивают о киберспорте и все больше – о деньгах. Но когда речь заходит о главных достижениях студии, он все еще говорит об играх.

«В RuHub мы сделали много, но мы не сделали глобальный хаб по играм. У нас была Dota 2 и CS:GO. Я всячески пытался на Рухаб зацепить Starcraft, Warcraft, еще что-то. Но никто это не поддерживал, и людей мы не могли найти. В итоге не было киберспортивной студии, была студия освещения игр Valve – и все. И я до сих пор встречаю на Maincast людей, которые говорят: «Нафига мы за это беремся?» Но студия должна показывать все! На RuHub этого сделать не получилось, потому что это не приносило краткосрочной прибыли. А мы любим не Valve и деньги, которые приносят Dota 2 и CS:GO. Мы любим киберспорт. А теперь смотрим дальше», – объясняет Виталий.

И вписывает в расписание трансляций Maincast матчи НБА и Лиги чемпионов и объявляет, что скоро студия станет площадкой для освещения матчей Лиги чемпионов на канале «Воля Футбол».

Все так же рвется в большой спорт. На матче «Ливерпуля» запаниковал впервые за 14 лет комментирования

«Киберспортивное комментирование всегда было ступенькой к спортивному, – признается Вилат. – Я так изначально и планировал, что я поработаю несколько лет в киберспорте и уйду в классический спорт. Спорт – это хобби, которое я всю жизнь хотел сделать своей профессией. Точно так же было с киберспортом. Но это у меня уже получилось. Это было хобби, стало профессией, а затем бизнесом. И я хочу, чтобы это приносило мне деньги. Желательно, без моего участия. А я мог бы заниматься классическим спортом, потому что это то, что я больше всего люблю».

Виталий рассказывает, что мечтал комментировать спорт всегда. Думал, что несколько лет поработает в киберспорте и вернется к своей мечте. Но оказалось, что все не так просто.

«Тут нужно, чтобы твоя мама была директором школы», – сетует он, рассказывая, как сложно пробиться в спортивную индустрию. Но ему, кажется, оказалось достаточно киберспортивного бекграунда. Сейчас в его послужном списке матчи НБА, выступление сборной Украины по американскому футболу и чемпионат Европы по легкой атлетике. Но с самым большим трепетом он вспоминает, как ему предложили прокомментировать матч его любимой футбольной команды – «Ливерпуля».

Lazar’ поболтал с Чернышевым про MMR, переход из баскетбола в Доту, коллег по Рухабу и восточную философию

«Отказываться от этого было глупо, – делится он и даже меняется в голосе. – При том, что я никогда в жизни не работал на украинском языке. Это был мой первый в жизни эфир на украинском языке! Работы было много, поэтому толком подготовиться у меня не получилось. Начал только за день до матча. Да, я смотрю «Ливерпуль», составы я знаю, игроков я знаю. Но я был много к чему не готов!»

Виталий появился в студии, вооружившись записями и ноутбуком, но даже не успел разложить это все на столе перед собой – так быстро начался в эфир, а в наушниках прозвучало «Ты в прямом эфире». Следом пришла вторая проблема: впервые за долгое время Вилат смотрел матч на 25-дюймовом мониторе, а не на огромном телевизоре дома. И он внезапно понял, что игроков Ливерпуля он распознает без проблем, а вот с соперниками, «Аталантой», будут проблемы. Маленький монитор, совсем не видно номеров на спине – Вилат начал паниковать.

«Это было страшно. Я впервые за 14 лет с микрофоном не понимал, что мне делать, с чего начинать, куда идти. Первые несколько минут меня трясло, я не мог собраться, я не понимал, что происходит. А если я сейчас что-то скажу не так? А если я забуду какое-то слово? А если я сейчас перепутаю игрока?» – вспоминает Вилат. 

«Я уже переслушал свой эфир. Заметно, что в моменты, когда я точно не знал, кто с мячом, я начинал включать свой киберспортивный режим. Если вы найдете этот матч, то увидите, что 92 минуты очень плохого футбольного матча, где обе команды были дико уставшие, где они едва бегали по полю, я комментировал как будто это гранд-финал TI. Это был такой темп, что я сам сидел и думал: «Боже, куда я несусь?» У меня история за историей, игрок за игроком. Кто-то третий раз за игру к мячу притронулся, я тут же начал про него историю, как он пять лет назад в 6 дивизионе Англии играл и учился сам жить, потому что его от родителей забрали. Я не переключился с киберспорта. И я попытался комментировать скучный футбол как очень интересный киберспорт».

После матча Виталий получил волны фидбека – не самого позитивного, что, наверное, не слишком привычно для него. Но адреналин и полученный кайф от трансляций как будто вернул его в 2011-й, когда он босиком скакал рядом с барным стулом, возвышаясь над сценой The International. И снова его не слишком интересуют деньги, которые он заработает на спортивном комментировании – как когда-то он загорелся идеей показать людям Доту, так сейчас он хочет вернуть зрителей в классический спорт.

«Для меня возможность прокомментировать НБА, Лигу чемпионов – это то, о чем я мечтал с детства, – подытоживает Вилат. – Это реально мечта, с которой я ложился и просыпался. То, чего я хотел с 8 лет и до 34. Я хочу быть в спорте, но я никогда не был спортсменом. Я хотел быть человеком, который показывает и рассказывает людям, какая классная штука – классический спорт. Можете вы бегать, можете вы плавать, не любите вы бегать, не любите вы плавать, физически не можете бегать и плавать – вам все равно нужно это смотреть! Потому что это эмоции и это то, что объединяет людей. А когда ты еще и можешь это как-то преобразить и преподать людям так, чтобы они больше любили футбол, баскетбол, плавание, лыжи или еще что-то – это очень классно. И я очень надеюсь, что у меня получится этим заниматься. Но киберспорт навсегда останется в сердце».

 * * *

Этот материал – часть проекта Parimatch про 12 выдающихся личностей украинского киберспорта. Также историю можно прочитать вот тут.

«Я горжусь, что представляю Чечню». Он один из лучших игроков мира в суперпопулярной мобильной игре

«Пытаюсь найти себе место. Не хочу делать то, что не нравится». Алоха прокрутил всю свою карьеру для Яны Медведевой

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья