Блог Тян не могут в Доту

«Год жизни состава по Доте – 300-500 тысяч долларов». Большое интервью с боссом NaVi про деньги, Dendi и трансферы

Управление клубом изнутри.

За последнее время в состав NaVi по Dota 2 перешел Павел «9Pasha» Хвастунов из Virtus.pro, в команду по CS:GO вернулся Ладислав «Guardian» Ковач, Даниил «Zeus» Тесленко закончил профессиональную карьеру. Мы поговорили с единственным человеком, который может рассказать о подробностях всех изменений – CEO NaVi Евгением Золотаревым. А заодно обсудили финансы и проблемы разных киберспортивных сцен.

  • Как Паша попал в NaVi
  • Сколько на самом деле стоят трансферы в доте
  • Что значит для киберспортивной сцены уход состава по доте из Team Liquid
  • Почему в команду по CS:GO снова пригласили Guardian
  • В чем была главная проблема прошлого состава по CS:GO
  • Сколько денег организации тратят на содержание команды по CS:GO и Dota 2
  • Готов ли Dendi заниматься собственной организацией

– Результат на TI9 для организации – удовлетворительный? 

– Если удовлетворительно – это троечка из пяти, то да. Мы начинали сезон с мыслью о двухлетнем проекте. По большому счету, мы бы не очень расстроились, если бы не попали на TI. Конечно, огорчились бы, но так как мы собрали молодых ребят, это было бы не так критично. И у них был бы еще один шанс на сезон. 

Тем не менее, мы прошли на TI. Отлично смотрелись в первый день, хорошо – во второй. И откровенно провалили третий. Игра в bo1 – всегда некая рулетка. Тут сыграли нервы и отсутствие опыта у некоторых игроков. Так или иначе, хоть после самой игры и был некий осадок, в целом вышло удовлетворительно.

– А для команды? Как ребята чувствовали себя сразу после поражения и некоторое время после него?

– Сразу после поражения была тишина. Это стандартно и традиционно. Не могли осознать, что отдали и подарили выигранную карту. Но уже на следующий день все было немного лучше.

Не скажу, что внутри коллектива все было идеально. Начало всплывать какое-то недовольство игроков друг другом. Наверное, как у всех и всегда. Мы все эти вопросы вынесли на обсуждение. И я рад, что нам удалось прийти к консенсусу. Мы все согласились, что неразрешимых проблем в команде нет. Благодаря этому мы и сохранили костяк.

– Вопросы игроков были игрового или другого характера?

– Всего понемногу. И игрового, и коммуникации. Где-то, может, капитан был излишне жестким с некоторыми ребятами. Это ничем не отличается от любой другой команды. Ключевой момент – это выговориться. Не замалчивать сложности, которые есть в команде. Признание проблемы – это 50% успеха.

– Как происходил процесс замены Blizzy на Пашу? 

– Все, что было в нашем анонсе и интервью Blizzy – так оно и есть. И сам игрок хотел взять двух-трехмесячную паузу. И у нас появился интерес к Паше, когда мы узнали о такой возможности.

– Как кандидатура Паши появилась на горизонте?

– Мы все были в Китае, в том числе и я. После вылета Virtus.pro мы общались с СЕО VP. Я приблизительно понял их план – и что-то в нас загорелось. Паша – это невероятно опытный игрок, у него огромный пул героев. И этот его опыт – это то, чего не хватает нам на текущий момент. Плюс мне всегда очень импонировали его личностные качества. Наверное, из состава VP он больше других подходит к атмосфере NaVi. А игроки эту инициативу встретили одобрительно.

– То есть инициатива исходила от руководства?

– Изначальная – да. Понятно, что мы уже имели в голове обратную связь от Blizzy, который не был сильно мотивирован начинать работу сразу после The International. 

– У Blizzy все еще есть контракт с NaVi?

– Да, у него заключен контракт до конца года. У нас в соглашениях есть пункты, которые касаются игроков на скамейке запасных. Он получает половину своей зарплаты. Мы стараемся так поступать со всеми игроками. Но насколько он выдержит эту двух-трехмесячную паузу, я не знаю. Возможно, он уже рассматривает какие-то предложения. И если он проявит инициативу, мы вступим в переговоры с любой организацией. 

Сколько может стоить трансфер Рамзеса

– Выкуп Паши прошел без проблем? 

– Да, абсолютно. Во-первых, это не первый трансфер между VP и NaVi. Во-вторых, срок контракта Паши был всего 4 месяца. Кроме того, как и всегда, мы стараемся сходиться на том, чтобы организация получила фиксированную бонусную часть, которая зависит от результатов. VP сами придерживаются такого подхода, так что мы достаточно быстро договорились, на это ушло 2-3 дня.

– Если сравнить с прошлыми приобретениями NaVi – это самая дорогая сделка?

– В рамках доты, возможно, да. Но это не огромная сумма, потому что у Паши оставался контракт всего на 4 месяца. Я читал на днях статью на вашем ресурсе, где обсуждался трансфер Рамзеса. Большинство голосовало за сумму от 200 до 300 тысяч долларов. Скажу так: в доте нет таких цифр. Наверное, самым дорогим трансфером был Rodjer из NaVi и VP. И то, это случилось в силу многих фактов: и срочность, и закрытие трансферного окна, и нежелание с нашей стороны отпускать игрока.

В целом трансферы в доте – небольшие. Это десятки тысяч долларов. И очень редко – больше 100.

– То есть речи о суммах как в CS:GO не идет?

– Даже и близко речи об этом не идет. К сожалению, так устроена экосистема доты. В голове у игроков краткосрочные цели, все мыслят в разрезе 9 месяцев. Поэтому после TI появляется множество свободных агентов или игроков с контрактами, но которые очень хотят уйти. Таких ребят организациям нет смысла держать. Поэтому суммы трансферов, на которых мы сходимся, очень вменяемые.

– В CS:GO тренеры и менеджеры жалуются, что молодых игроков буквально не отпускают из команд. Задирают отступные и заключают жесткие контракты. Такая практика существует в доте? 

– Абсолютно нет. В доте организации для игроков вторичны, на первом плане стоят составы, в которых они хотят выиграть TI. Соответственно, и вес контракта с клубом чуть ниже, чем в CS:GO.

– В таком случае уход игроков из Liquid, чтобы создать свою организацию – это неприятный звоночек? Как вы оцениваете этот ход для киберспортивной сцены доты?

– Если говорить об игроках, я считаю, что они не понимают, что делают. Они не разбираются в экономике клуба. Они думают, что клуб зарабатывает на них огромные деньги и мешки с купюрами по офису носит. Фактически я не видел особой активности состава Team Liquid в разрезе медийки, спонсоров, контента – ничего особо они не делали. 

Вероятно, что для организации этот состав был важен имиджево и как доход с процента от призовых. В 17-18 году они на этом много зарабатывали. Я не знаю, какие проценты забирает Team Liquid, но в целом по рынку это от 10 до 20%. Но когда речь идет о миллионах – это приличные деньги.

С точки зрения организации, Team Liquid поступили совершенно правильно, отпустив состав. Я слышал о том, какие у команды финансовые аппетиты. Такое не отбивается, за этим нет экономики. Тут я на стороне организации.

Kuroky я могу пожелать удачи. Но руководить собственным клубом – это весьма сложная штука, а тем более с нуля, без выстроенной медийки и штата. Успех этого зависит и от результата команды, так что это очень рискованный проект. 

В целом я не могу сказать, что на доту стоит очередь из спонсоров.

– А для сцены в общем – это неприятная тенденция? Игроки могу просто взять и уйти в свободное плавание, им не нужны клубы.

– Это все побочный эффект экосистемы и краткосрочного мышления игроков. Ничего страшного я в этом не вижу ни для Liquid, ни для ребят. Игроки набьют свои шишки и, вероятно, подпишутся какой-то организацией.

А Team Liquid, по моему мнению, один из самых сильных клубов с точки зрения менеджмента. Так что они тоже в беде не останутся и найдут тех ребят, которые смогут приносить им результаты и при этом не ломать экономику.

– Проблема экосистемы в 35 миллионах призового на TI?

– Да, в большей степени это так. Я долго думал о том, можно ли убрать The International? Наверное, нет. В этом и фишка дисциплины, в этом турнире и космических призовых. Я бы часть этого призового выделил на развитие тир-2-3 сцены на следующий сезон. Это хотя бы чуть-чуть оздоровило экосистему. Пусть это останутся те же 30 или 40 миллионов, только отдайте половину на развитие дисциплины.

– После TI многие ждали, что сейчас начнется охота на Zayac. Кто-то обращался с желанием купить его?

– Охотой я бы это не назвал. Активный интерес проявляли, например, Gambit. Но Бакыт принял решение остаться. На этом все и закончилось!

– Как часто вообще организации приходят с подобным запросом? 

– В доте это обычно конец августа-начало сентября. В CS:GO бывают запросы и по сезону. И был кейс с Роджером и Лилом, который происходил в межсезонье. Посреди сезона особо не обращаются.

– Игроки действительно настолько подорожали за последние пять лет?

– Нет, трансферный рынок в доте абсолютно не поменялся. Может, кому-то будет дико, но это цифры от 5 тысяч долларов за трансфер. И опять-таки до 100 тысяч.

– А рынок игроков стал шире?

– Мне сложно судить. Я сейчас не настолько в рынке, потому что мы осенью собрали состав и в целом делали только точечные замены, при этом понимая, кого мы хотим. Нам не нужно было знакомиться с рынком.

Наверное, игроков стало чуть больше. Матчмейкинг стал лучше, командный рейтинг подтянулся – поэтому мне кажется, что и количество игроков в доте сейчас достаточно высокое. Думаю, что тренд положительный с точки зрения появления новых имен. Например, Gpk в Gambit, о котором полгода назад никто не знал и не слышал.

За 18-летним Gpk охотились все, а теперь он тащит Gambit

– В интервью Cybersport вы говорили, что состав по CS строится вокруг S1mple. Есть ли игрок, вокруг которого строится состав по доте?

– Тогда вопрос стоял: насколько важен S1mple для команды. На него я ответил, что да, важен. А потом непосредственно в интервью это превратилось в формулировку, что мы строим состав вокруг него.

Понятно, что это стержневой игрок. Конечно, у нас выступает лучший игрок мира прошлого года и мы им дорожим. Но команда – это механизм. Решает и тренерская роль, и кто координирует в команде, и очень важна в нашем случае работа менеджера, который у нас больше чем менеджер. Это все командный труд, а Саня, так или иначе, – шестеренка в этом механизме.

– А в доте есть этот стержневой игрок?

– Здесь работает та же самая схема. Понятно, что очень многое зависит от капитана, во внутриигровой координации, в отношениях все игры. Очень важен тренер. А с игровой точки зрения сложно кого-то выделить. Раннюю стадию тебе часто делает четверка, лейт зависит во многом от кор-игроков. Поэтому я не приверженец идеи кого-то выделять.

– Перед TI вы говорили, что задача на следующий сезон – прямое попадание на TI. С заменой такие задачи меняются или остаются такими же?

– Я считаю, что мы усилились. Поэтому планы если и меняются, то только в более амбициозную сторону. Мы в сезон входим неплохо. И, возможно, с учетом более глобальных и масштабных решаффлов в других коллективах, мы можем сделать задел уже в начале сезона. Очень на это надеюсь.

Да, цель – попасть на TI по очкам DPC. И реалистично – топ-6-8 по результатам TI. Не ставлю выше, потому что есть команды, костяк которых намного дольше играет вместе и которые на сегодняшний день больше этого заслуживают. Но ничего исключать нельзя.

– Если бы нужно было кратко описать происходящее в команде по CS:GO, как бы вы это описали?

– Это предвкушение чего-то нового, новой страницы. Мы возвращаем Ладика на позицию AWP, а Сашу мы пересадим на райфлера. Тренером станет нынешний спортивный директор Blad3. Еще команду ждут небольшие перестановки с точки зрения ролей: Саша будет капитаном команды, но внутриигровым лидером станет Кирилл. Координацией команды внутри игры, раундами и так далее будет заниматься Бумыч, а на Саню лягут дисциплинарные моменты, атмосфера и коммуникация. Но все это должно работать в связке с тренером.

Никаких поникших настроений нет. Мы плюс-минус понимали, что Зевс максимум будет в команде до конца года, до конца контракта. Так что к переменам мы были готовы.

В Андрее как в тренере я максимально уверен. Я с ним проработал чуть больше полугода как со спортивным директором. У него есть редкие для киберспорта качества: он системный, проактивный, он любит все разложить по полкам. Это мне очень импонирует. Нашему прошлому составу не хватало именно этой организованности, несмотря на их огромный талант. Нужна была системность в построении тренировочного процесса и дисциплина.

Мы сознательно искали AWP, потому что считаем, что роль райфлера позволит Сане раскрыться еще лучше. В этом не было проблемы. Мы все понимаем, что этот шаг должен пойти на пользу команде. Не потому что он плохо играет с AWP, нет. Он один из лучших в мире. Мы уверены, что его вклад на райфлере будет гораздо выше.

Новый состав NaVi не так плох, как вы думаете. Guardian и B1ad3 могут дать команде хороший буст

– Кто предложил идею вернуть в состав Гардиана?

– Как ни странно, инициатива исходила от игроков. Мы взяли тайм-аут подумать, осмыслить и посмотреть, какие еще есть варианты AWP. Для нас было критично найти русскоговорящего игрока, потому что мы не хотели менять язык коммуникации. В СНГ есть пара вариантов, но по тем или иным причинам конкретно сейчас они нам не подходят. В перспективе через пару лет – возможно. 

Ладик очень сильный AWP и игрок. И проблемы, из-за которых мы расстались когда-то, были больше связаны с мотивацией. Сейчас, насколько мы чувствуем, таких сложностей нет. Он и 2018 год выдал хороший. Сейчас у него, как и у нас, был небольшой спад, но ему есть что доказывать. И на ближайшие два года я в нем абсолютно уверен.

– Раньше ходили разговоры о конфликте между Ладиславом и Симплом. Этой проблемы больше не существует?

– Я уже озвучивал, что проблемы с Ладиком были не игровыми. Они были связаны с его мотивацией. Личностных конфликтов у нас не было ни между Саней и Ладиком, ни между кем-то другим. На тот момент у Ладислава были другие жизненные приоритеты, связанные со свадьбой, семейной ситуацией – и это повлияло на нашу подготовку к определенным турнирам. Сейчас в мотивации Ладика мы не сомневаемся.

Но так или иначе, в любой команде могут возникать какие-то терки, личные конфликты. Мы от этого никогда не уйдем. Это всегда было и будет. Но задача – как раз научиться это вместе преодолевать, идти дальше и выходить из этих ям сильнее.

– Почему Zeus не доиграл эти несколько месяцев до конца контракта? Настолько сломил мейджор?

– Да, мейджор – это в некоторой степени как TI в CS:GO. Это замер, Рубикон. Во-вторых, он просто по-человечески устал. Ему уже не 18 лет, ему было тяжело играть столько, сколько требовала ситуация. И роль капитана – это не только игра, но и необходимость справляться с парнями, у которых разные непростые характеры. 

Мы много говорили о том, когда это может произойти. Но после мейджора это была его собственная инициатива. Мы буквально сразу после игр с ним поговорили и пришли к тому, что нужно поступить максимально по-спортивному и правильно по отношению к болельщикам и сыграть последний турнир вместе. И тогда мы начали прорабатывать варианты замены.

– А почему решили объявить об этом до Бласта?

– Наверное, это дань уважения. Хотелось, чтобы болельщики пришли не просто на матчи посмотреть, но и попрощаться.

– Это не повлияло на настрой команды?

– Да, наверное, повлияло. Но буду честен и откровенен: в принципе большинство команд к Бласту подошли весьма несерьезно. Это была вынужденная мера, потому что и времени на подготовку не было. Некоторые наши ребята сразу из Берлина прилетели в Москву, кто-то на день-два заехал домой и прилетел только 12-го. Поэтому у нас был всего один день. И в финале играли те команды, которые должны были играть в плей-ин стадии, те, кто усиленно готовились. Да, AVANGAR были в такой же ситуации. Они тоже играли мейджор и даже прошли дальше, чем мы. Но они были более мотивированы, чтобы подготовиться.

Да, могу сказать, что это сыграло роль.

«Настоящий лидер и победитель». Звезды CS:GO проводили Зевса

– Zeus говорил о том, что хочет работать с молодежью. У NaVi есть академия, работа которой в самом разгаре. Почему эти два момента не удалось совместить?

– Возможно, в будущем их удастся совместить. Но сейчас у Академии есть менеджмент, мы довольны проделанной работой и тем, что происходит сейчас. Убрать всех и поставить Даню – неправильно стратегически. Есть и абсолютно приземленные мотивы – финансовые. У Дани высокие финансовые аппетиты, у него уже были определенные планы еще до окончания контракта. Наверняка он их в скором времени и будет реализовывать.

Но я абсолютно не исключаю такого варианта. И не обязательно речь должна идти именно об Академии.

– В чем для вас состоит самое главное наследие Зевса в NaVi?

– Это то, что объединяет игроков того старого поколения. Это относится не только к Дане, но и к Dendi, и к Ване, и к Сане Хвосту. Это лояльность. Для них NaVi – это не просто клуб, который платит им зарплату, организовывает буткемп, высылает форму и предоставляет плюшки от спонсоров. Это организация, к строительству которой они причастны.

А еще это практически последние ребята, которые начинали играть не ради денег. Сейчас часть игроков приходит не ради достатка, но они больше смотрят на это как на работу. В то время речь шла скорее об увлечении и желании соревноваться и побеждать, которое скорее съедало деньги, нежели приносило их.

– В команде кому тяжелее всего будет без Зевса?

– Скорее всего, Бумычу, потому что на него ложится новая роль. И Сане тоже. Мы разделим функции Зевса на двух людей.

– Бумыч готов к тому, чтобы взять на себя такую ответственность?

– Если говорить о внутриигровом лидерстве, я думаю, что он абсолютно готов. В случае внеигрового лидерства мы определились в пользу Саши, потому что у него очень развиты лидерские качества, он не любит проигрывать. У него есть все необходимое, чтобы тянуть команду вверх. А с точки зрения внутриигровой координации Кирилл в последнее время брал на себя ответственность в определенных играх, когда Даня не мог или, может, не хотел этого делать. У него этот скилл очень хорошо развит. И где-то с ним старшие товарищи поделились опытом.

– Откуда появились слухи об уходе Симпла? Есть ли под ними какая-то основа?

– Мне понятно, откуда взялись эти слухи. Наверное, это связано с тем твитом, который он написал, и расстройством после Бласта. Хоть мы и не в полной мере готовились, но на такой результат не рассчитывали. Тем не менее, никаких запросов ни со стороны игрока, ни со стороны других клубов не было. Никакой трансфер не обсуждался.

Я уже на такие вещи не реагирую. Это вызывает только улыбку. По большому счету, я не вижу в этом ничего плохого. Значит, к команде и к Сане есть интерес. Пусть говорят!

– B1ade сказал, что Kane не справился со своими задачами. О чем идет речь? 

– Ключевые проблемы в команде связаны с дисциплиной игровой и внеигровой. И с системностью тренировочного процесса. Не хватило системности в подходах. Где-то в этом его вина, где-то – ребят. В чем-то – в их взаимодействии с Зевсом, которое было достаточно специфическим. Не было понятно, кто в действительности рулит процессом.

В любом случае, мы Мише благодарны. Особенно за 2018 год. Да, мы не выиграли мейджоры, но год был очень успешным с точки зрения результатов, один из самых успешных за последние 3-4 года для состава по CS:GO. Сейчас мы хотим выйти на другой уровень, более системный, ну и использовать более жесткий подход по отношения к нарушениям дисциплины.

– В CS:GO вес тренера все еще намного больше, чем в доте? Или ситуация изменилась?

– Понемногу ситуация меняется. Но ключевое отличие в том, что ты ничего не можешь корректировать во время игры. Поэтому все, что до игры, – плюс-минус одинаково. Например, мап-вето CS:GO и пики в доте очень часто лежат на тренере. А вот дальше у тренера по CS есть возможность как минимум 4 раза за игру на что-то влиять. У доты такой возможности нет.

Для нас их значимость одинаковая. Но с точки зрения игрового импакта разница очевидна.

– Да, Mag не влетит во время игры и не скажет, что этот артефакт собирать не нужно.

– Да, мы смеялись с Магом, что на TI, когда ребята пошли в трон, ему нужно было бежать на сцену и кричать «не надо!».

– Состав сформирован. А в каком положении сейчас находится Edward? Он вернулся из аренды в Winstrike, но потом о нем больше не было новостей.

– Он в таком же статусе, как и Blizzy. У него есть контракт и он получает часть своей зарплаты. Сейчас Ваня раздумывает над вариантами, которые у него есть в NaVi и вне клуба. И будущее его зависит от его решения. Конечно, я буду рад видеть его в нашей организации.

Анонс был вызван в том числе тем, что в эти даты проходил мейджор. Там находилось много разных топ-менеджеров команд. мы сделали этот анонс для игрока, чтобы у него было больше опций к рассмотрению.

– В CS:GO найти и выкупить игрока проще, чем в доте? Бытует мнение, что в CS:GO это организовано более профессионально.

– Чуть более профессионально. Но тоже существует множество проблем. Например, пятилетние контракты без бай-аутов, когда стоимость игрока определяет организация. Даже контракт без бай-аута, если ты рационально подходишь к определению стоимости, исходишь из срока, прочих трансферов и называешь какую-то рыночную цену, я к этому отношусь нормально. Но сейчас СЕО команды Crazy заявляет, что предложенные ему 250 тыс. евро за игроков – это буквально плевок в лицо. Хотя это больше, чем рыночная стоимость за игроков, которые практически нигде себя не зарекомендовали, и это практически их первый мейджор, где они не прошли в плей-офф. Да, они выстрелили и пошумели, но это не повод ставить на них какие-то конские цены.

Это ряд сложностей, когда организации просто не готовы договариваться между собой. Сейчас я наблюдаю отношения между G2 и Vitality. Организации – прямые конкуренты. И одним, может, игрок больше не нужен, но и другим они отдавать его не хотят.

И сам ценник в разы выше, чем в Dota 2.

– Это стоит того – покупать игрока в CS:GO за такие большие деньги?

– Нет, это того не стоит. Рынок был сильно раздут G2, потом FaZe и еще несколькими клубами, сумасшедшими трансферами Niko, бешеными зарплатами и большими процентами от стикеров, которые отдают все организации. И мы не исключение, нам пришлось подстраиваться под рынок. Но сейчас абсолютно точно 90% организаций осознали, что так дальше это все работать не может, потому что экономически это не подкреплено. Доходы не покрывают расходы.

И дело даже не в трансферах, а в зарплатах, которые получают игроки. Топовые клубы тратят от 1,2 млн на составы по CS:GO, а некоторые и 1,5 млн. И как эти расходы перекрыть доходами понимания нет. 

А те, кто раздувал этот рынок – это клубы с инвестиционными деньгами. Но, так или иначе, любой инвестор начинает спрашивать о возврате инвестиций. И этот период сейчас настал. Я уже вижу более сдержанную политику в отношении трансферов и заплат.

– Что поможет эту ситуацию отрегулировать? В доте речь идет о призовом фонде TI. А в CS:GO как можно решить эту проблему?

– Во-первых, это лиги, которые Valve почему-то блокируют. Фактически доход от лиг хотя бы частично мог эту проблемы решить. Во-вторых, мне кажется, что распределение доходов от стикеров и от призовых должно выравниваться в пользу организации, потому что сейчас практически все получают игроки. И третье – это рынок заработных плат. Скорее всего, он уже не будет сильно расти. Понятно, что уменьшить зарплаты сложно, но такого стремительного роста, как в 17-18 годах, не будет.

– В первых двух вопросах можно понадеяться на вмешательство Valve?

– Возможно. Но по распределению у меня есть большие сомнения, что Valve вообще будет в это погружаться и что-то делать в этом направлении. Это больше взаимоотношения клубов и игроков. Также оздоровлению клубов может помочь новая кровь, которая будет приходить в клубы на уже других условиях.

Что касается лиг, то это вопрос Valve и их коммуникации и взаимодействия с организаторами турниров. Сейчас деньги теряют все, а экосистема CS:GO выгодна только игрокам.

– Дота – не самая выгодная дисциплина для клубов. CS:GO – тоже. Как тогда выживать в СНГ, где это две самые популярные киберспортивные игры?

– Достаточно тяжело. Нужно увеличивать текущие источники дохода. Хорошо обслуживать своих спонсоров и партнеров, получать пролонгации на улучшенных условиях. Делать контент, что косвенно влияет на результаты взаимодействия со спонсорами.

Нужно развивать новые источники доходов, которые слабо задействованы в СНГ. Например, это мерч и медиаправа. И учиться монетизировать свою аудиторию. Есть инструменты, которые в киберспорте практически не используются: оффлайн-мероприятия с платным посещением, приложения с какими-то платными подписками или дополнительным и эксклюзивным контентом и так далее.

– У вас получается удерживать этот баланс?

– Все сложнее и сложнее. Если в 2018 году мы достигли цели сработать в 0, то в этом году будет сложно. Мы пытаемся, но пока сказать сложно. Балансируем на грани. Но 99% мировых клубов убыточны.

Тем не менее, с точки зрения актива, стоимость его растет. И я говорю не только о NaVi, но и других клубах, которые даже несут убытки, но увеличивают свои обороты, медиа-покрытие. Как активы они растут. Если сравнить это с футболом, то, например, «Барселона» оборачивает миллиард долларов – это в сотни раз больше, чем киберспортивные клубы. Но при этом их чистый доход в 2018 году – 14 или 15 млн долларов, если я не ошибаюсь. В процентном соотношении от оборота это весьма маленькая сумма. Но как бренд «Барселона» и ее оценка растет в геометрической прогрессии.

Нужно понимать, что мы близки к футбольным клубам. Это бизнес не про большую операционную прибыль, а скорее про стоимость бренда/актива.

– Dendi хочет создать собственную организацию. У него есть для этого необходимые качества и готов ли он к этому? 

– Заниматься этим операционно – нет, не готов. Это не совсем его роль, и он не обладает необходимыми скиллами, чтобы взяться за менеджмент организации. Но с точки зрения медийной – имени, бренда и репутации – абсолютно да. При этом он и не собирается этой организацией заниматься как СЕО, насколько я знаю. Есть люди, которые ему помогают. И я в том числе общаюсь с некоторыми из них, что-то советую и рассказываю, как все это устроено и как сделать лучше. 

Насколько это хорошая или плохая идея, покажет только время. У кого-то получалось, у кого-то нет. Например, у Puppey получился успешный кейс на дистанции. В начале интервью я говорил, что идея с клубом бывших игроков Liquid мне не очень близка. Но это не потому что это плохо, а потому что они никак не перебьют свои доходы, которые они имели в Liquid. В случае с Даней, его первичная цель – не финансовая. Это больше реализация его амбиций, так что я всячески это поддерживаю.

А успешность его будет зависеть от многих факторов и от того, насколько они эффективно будут работать в разрезе рекрутинга игроков и поиска спонсоров. Так или иначе, год существования состава по Dota 2 – это от 300 до 500 тыс. долларов. Наконец, самый важный фактор – это результативность состава.

– В отличие от Liquid, у Dendi есть достаточный медийный вес?

– Речь идет не о медийном весе, а умении и готовности работать с аудиторией. Самое главное, что есть у Dendi – понимание, что такое работа в медиаполе. Понятно, что подписчиков много и у Miracle, и у Kuroky. Но спонсор не покупает подписчиков, они покупают обязательства: СММ-активности, видео, рекламу. Этот контент нужно генерить. Насколько бывшие игроки Liquid готовы этим заниматься, у меня есть большие сомнения. Потому что в Liquid я особой активности от них не видел. И насколько я понимаю, это вряд ли была инициатива клуба – не задействовать их в медиа.

– Dendi хочет играть. Рассматривали ли вы возможность дать ему карт-бланш и, допустим, собрать второй состав под тегом NaVi? Стоит ли оно того экономически?

– Мысли были. Фактически мы трезво должны оценивать свои возможности как с точки зрения и человеческих так и временных ресурсов. Мы не можем объять необъятное. Нам и так достаточно сложно, у нас семь составов, академия. Можно потерять концентрацию, если сильно распыляться. Поэтому дальше разговоров это не заходило.

– Если бы вам нужно было дать Dendi один совет по поводу его проекта с собственным клубом, чтобы бы вы ему посоветовали?

– Не заниматься операционной деятельностью, если он продолжает играть. И постараться выстроить устойчивую бизнес-модель, где расходы не превышают доходы, даже если у тебя есть инвестор. Просто чтобы не надувать пузырь.

– Хвост в интервью Яне Химченко сказал: «NaVi не зовут меня на афтепати, NaVi не зовут меня на корпоративы, NaVi не позвали меня на открытие NaVi бара, обо мне нет ни одного упоминания в NaVi баре. NaVi – моя любовь, но безответная» – как так получилось? Это какое-то недоразумение?

– Надо быть честными, да, пару раз мы действительно забывали. Были моменты, когда в потоке задач это вылетало из головы. Тем не менее, у меня лично прекрасные отношения с Саней. Я всегда его называю в числе людей, которые являются неотъемлемой частью клуба. Вот на днях ждем Саню в офисе, чтобы вручить ему новый мерч, так что будем исправляться.

– Вы в клубе уже больше пяти лет. Какое наследие удалось создать именно вам?

– Многие СЕО или топ-менеджеры новых организаций спрашивали у меня о том, как продавать, как выстраивать медийку. И я им честно отвечаю, что мне немного повезло в этом плане. Потому что это NaVi. У клуба есть имя, бренд, репутация.

Чем я горжусь? Во-первых, когда я приходил сюда как HR, здесь не было никакой особой структуры, но нам удалось ее выстроить. И самая крутая штука – маркетинг-агентство, которое мы построили внутри. Оно дало нам некое преимущество в работе со спонсорами. У нас свое агентство полного цикла, мы обслуживаем их «под ключ». В отличие от многих клубов, которые до сих пор просто логотип на форму клеят, мы делаем достаточно сложные кампании для партнеров. Поэтому у нас высокий уровень пролонгации, и со многими спонсорами мы работаем годами.

Из остального – это команда. Тех, кто работал до меня, в клубе практически не осталось. Все, кто сейчас составляют NaVi – это команда, которую мы строили кирпичик за кирпичиком. Маркетинг, медиа-отдел, которым я сильно горжусь. Потому что с точки зрения контента мы одни из лучших в мире и качественно, и количественно, и форматно.

Также, надеюсь, что я заложил какие-то основы, которые дадут выхлоп в будущем. Это Академия и мерч. Но в случае NaVi, я = мы. Вместе с командой.

Уход игроков из Liquid – это катастрофа и приговор для киберспортивной Доты

Интервью с гением из Avangar, который развалил на Бласте

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья