Блог Тян не могут в Доту

Яна Медведева поговорила с гением из Avangar, который развалил на Бласте

Попал в FPL с 2000 часов.

Санжар «SANJI» Кулиев – редкий гость на интервью. Он не выходил общаться с прессой после полуфинала берлинского мэйджора и держался в стороне от камер на BLAST Pro Series: Moscow. Перед началом победного турнира я смогла поговорить с ним и узнать:

  • в чем Astralis повезло в финале мэйджора;
  • что можно было сделать иначе;
  • как начиналась его карьера в Узбекистане;
  • как попасть в FPL с 2000 часов в CS:GO;
  • как отдых от CS помог ему стать вице-чемпионом.

* * *

– С каким настроем и ожиданиями ты ехал на мэйджор?

– Перед турниром мы играли со всеми командами. И я понимал, что мы как минимум будем в финале, если будем играть также, как и на тренировках. А я своему ощущению доверяю. Так что я был уверен, что до финала мы дойдем.

– Кто по ощущениям должен был играть в финале?

– По тренировкам в финале и должны были оказаться Astralis. Ну или Liquid. Но я на 80% был уверен, что это будут Astralis. А по ходу турнира еще и NRG показали, что они очень сильно набрали к этому турниру. Они серьезно удивили.

– А были ли разочаровавшие команды?

– Разочарований особо не было, потому что я понимал силу команд. Но жаль, что у NiP не получилось. А остальные отыграли так, как должны. Я хотел, чтобы дальше прошли Crazy. Они за год показали хорошие результаты.

«Кумыс Power», самодельные футболки и детские слезы. Яна Медведева посмотрела финал мейджора с фанатами

– Выйти с флагом Узбекистана – твоя идея?

– Это была моя идея. Но я хотел ее использовать только на финал. Так и говорил своей команде, что с флагом я выйду только в финале. Полуфинал – это еще не то! (смеется)

У меня есть друг, который всю жизнь участвовал на крупных турнирах и чемпионатах. У него ник episode, он играл в команде Storm еще в CS 1.6. Он мечтал победить именно с флагом Узбекистана на плечах. Это сильно на меня повлияло. Хотел исполнить мечту своего друга.

– К финалу готовились как-то особенно?

– Стандартная подготовка. Мы еще не играли в таких финалах и не знаем, как именно к ним готовиться. Мы не могли предположить, что произойдет, поэтому готовились так же, как и к другим соперникам. Мне кажется, что трудно подготовиться к такому противнику за короткое время. Нужно смотреть на дистанции, наработать больше пул действий, чтобы быстрее придумывать что-то по ходу матча. И это нужно именно против Astralis, потому что они уже долго играют вместе и могут очень быстро перестроиться и что-то добавить в свой стиль игры.

Но мы понимали, что в какой-то момент им просто немного повезло.

– В чем?

– Мы играли на Inferno, счет был 0-7. И из них 5 раундов у Astralis выигрывал один человек. Нам нужно было взять только один раунд, чтобы перевернуть им экономику, оставить их без денег и перевернуть после этого игру.

– Что происходило в этот момент в команде? Как пытались выйти из ситуации?

– В такой момент нужно придумать какие-то быстрые решения, которые могут сломать систему Astralis. Мы в начале играли пассивно, сильно зажимались. А потом поняли, что нам не стоит отдавать им столько пространства для работы. Когда мы начали играть агрессивнее, им уже стало тяжелее побеждать.

– На первых раундах в зале все переживали, что тебе приходится тащить одному за всех. У тебя было это ощущение?

– Нет, я просто пользовался любой возможностью проявить себя. Потому что без этого финалы не выигрываются. Там уже не думаешь, один ты за всех тащишь или нет.

За MIBR теперь играет сумасшедший бразилец. Тренер вызывал полицию, чтобы его сдержать

– Что происходило между картами, как пытались перезагрузиться и настроиться на вторую?

– Мы просто сказали друг другу, что нам немного не повезло и у нас были все шансы зацепиться за первую игру. Нужно забыть об этом и начать вторую карту с чистого листа. Выигрывать все равно надо две карты. Так что нужно просто побольше общаться – и все будет хорошо.

Настолько сложные ситуации у нас бывают редко, поэтому мы просто стараемся друг друга поддерживать и подбадривать, каждый понемногу. В этот раз больше других помогали Дастан, Даурен и Женя. Но мы все понимали, что нам нужно не заморачиваться над первой картой и начать вторую.

 

– На трибунах обсуждали, что вы как будто в один момент второй карты морально сдались. У вас было такое ощущение?

– Нет, такого ощущения не было. Но против Astralis многие команды выглядят так, как будто они уже сдались. Против них очень трудно играть. Если ты отдаешь им начало, то они могут тебя засноуболить. Приходится играть под их дудку. Так что повлияло только это.

– О чем думал после финала?

– Хотел дойти до отеля и просто проветрить голову. Забыть обо всем. 

– Сейчас уже осмыслив все, что бы ты сделал иначе в этом финале?

– Я бы сыграл в каких-то моментах агрессивнее – и все. Это война, это финал. Ты должен использовать больше неординарных передвижений и решений. Еще у Astralis есть важная черта – они умеют включаться в игру с первого раунда. Им не нужно разгоняться, они умеют с первой секунды играть на свои 100%. 

Но мы в команде пытаемся это исправить. Например, я для себя сейчас стараюсь это пофиксить, понять, как это происходит. Как это можно использовать.

– Astralis – это непобедимая команда?

– На тренировках мы играли против них раз 10. И мы знали, что они сильная команда, но при этом понимали логику их мышления, какие ротации они производят. И они о нас знали то же самое. Скорее, здесь дело майндгеймса, выбора карты. Они были уверены, что мы будем играть Dust-Inferno, а мы только строили предположения. Но при этом мы не были на 100% уверены. Это психологическая составляющая и вопрос подготовки, который нужно подтянуть, чтобы их обыграть.

 

– Сами Astralis говорят, что топ-1 мира не они, а Liquid. Как ты считаешь?

– Я считаю, что топ-1 мира – это Astralis. Liquid сильны, они хорошо играют. Но именно Astralis на дистанции доказали всем, что они лучшие.

– Сразу после мэйджора вы отправляетесь на BLAST. Нет ощущения несерьезного турнира по сравнению с Берлином?

– Нет, такого нет. Такой забитый график, что из-за него не успеваешь понять, что происходит, где ты. Вообще с тобой ли это все происходит! Совсем недавно ты был в Берлине, а до этого вообще тренировался в Киеве. Пока никто не осознал, что происходит вокруг. Все это приходит со временем.

В киберспорте пытаются сделать Лигу чемпионов. На выходных в Москву приедет топовый Counter-Strike

– А относишься ты к подобным турнирам иначе?

– Это как и любой турнир. Если мы в нем участвуем, то мы хотим его выиграть. Других вариантов нет. Да и к тому же здесь у всех будет желание нас обыграть. Так что посмотрим, что будет.

– Прошлый раз мы с тобой общались на Forge of Master, где ты рассказывал, как волновался на первом крупном турнире. С тех пор ты сильно изменился?

– Я бы не сказал, что вообще как-то изменился. Разве что больше людей нами интересуется, а еще нужно больше тренироваться, чтобы поддерживать и повышать уровень. А все остальное осталось так же. 

– Сейчас все обсуждают твои достижения и то, как ты совсем недавно начал играть в CS:GO и много времени провел в 1.6. Это так?

– Да, я даже был чемпионом Узбекистана в свое время. А познакомился с игрой практически как и все, в компьютерном клубе. У нас можно было только так. Дома у людей компьютеров не было. Раньше с ребятами играли в футбол, а потом для интереса решили сходить в компьютерный клуб. Тогда выбора было немного: или дота, или CS. Мне было интересно попробовать обе игры, но CS явно затянул больше.

– Сколько времени прошло между тем, как ты зашел в компьютерный клуб и стал чемпионом Узбекистана?

– В компьютерный клуб я пришел лет в семь, наверное, в первом классе. А в 2011 году занял второе место на чемпионате Узбекистана, тогда мне было 13-14 лет. На следующий год мы уже стали чемпионами. 

– А как состоялся переход в CS:GO?

– До 2015-го я вообще не хотел переходить в CS:GO. У нас и интернет плохой, и компьютеров нет, где можно было бы оптимально поиграть. Нормальных условий нигде не было. Но как-то пришел в интернет-кафе с другом, чтобы попробовать, что да как, просто ради интереса. И просто понравилась игра. А уже в компьютерном клубе я начал играть с Gladik, это мой старший товарищ, ему 32-33 года. Мы приезжали каждую неделю, играли, пытались разобраться и понять. 

– Ты рассказывал, что смог заработать на компьютер, чтобы иметь возможность тренироваться прицельно. Ты сразу своей целью поставил попадание в FPL, или были другие варианты?

– Когда у меня еще не было компьютера, я пытался играть в командах в Узбекистане. Мы даже ездили на буткемпы, где тренировались и готовились. Но в итоге ничего не получилось. Поэтому когда я купил компьютер, я уже примерно понимал, как нужно двигаться и что делать. 

Я хотел минимизировать рандом и понимать, что мои достижения зависят только от меня. На региональной сцене все слишком случайно. Ты не можешь быть на 100% уверен в своей команде. Может, кто-то уйдет через месяц и эти недели тренировок уйдут коту под хвост. Тебе просто придется начинать все с начала.

А когда ты пробиваешься через лигу, то все зависит от тебя. Не пробился в первый месяц – будешь пробовать во второй и начинать все заново. Но тебе не нужно начинать этот путь с нуля с другими людьми, снова объяснять им что-то, привыкать друг к другу, притираться.

 

– Но ведь люди сначала даже не верили, что это твой основной аккаунт. У тебя было 2000 часов – а ты уже прошел в FPL.

– Мне даже было приятно, честно говоря. Значит, я чего-то серьезного добился. Но я все равно пытался обходить стороной все эти скандальные ситуации и истории. Ты не должен распыляться на какие-то мнения и пересуды. От этого ты теряешь фокус, отвлекаешься от своей цели. Мне не нужно было никому ничего доказывать, поэтому я абстрагировался от этих подозрений.

– А админы FaceIT тебя просили доказать, что это действительно твой основной аккаунт?

– Да, я прошел проверку. Мне кажется, что каждый игрок, который проходит через Challenger, подвергается этой проверке. Нужно доказать свою личность и так далее. Меня и на читы проверяли – все было. Я скидывал администраторам все, что они просили. Подозрения вызывало и то, что у меня пинг высокий. Но я скорее воспринимал это как комплимент.

Все это усложняла история с тем, что у меня не было никнейма. Я не люблю это дело. Мог использовать какое-то случайное слово или название песни, которая понравилась. Мне тогда Mikey написал, что нужно обязательно зарегистрировать никнейм. Я не придумал ничего лучше, чем SANJI, от своего имени.

Видеоигры полезны. Шутеры восстанавливают зрение, а Тетрис борется с посттравматическим синдромом

– Ведь именно FaceIT подарил тебе путевку в первую серьезную команду?

– Да, но я тогда еще не играл в FPL. Тогда Solaar собирал свой состав. И один из игроков из Казахстана предложил ему поиграть со мной на FaceIT. Мы провели игры две вместе – и я о нем забыл. И уже через месяца полтора или два он мне написал: «А не хочешь ли ты поехать на буткемп в Минск?»

– И ты легко согласился?

– Да, я ведь этого и хотел. Просто как-то очень быстро все это произошло. Но я согласился и поехал. Этот буткемп меня очень хорошо научил самостоятельности. Дома ты чувствуешь себя расслабленно, а в другой стране приходится контролировать самому все мелочи, которые могут отразиться на твоей игре.

 

– Перед тем как попробовать свои силы в Avangar, ты уходил в инактив. С чем это было связано?

– Оказалось, что я не был готов ко всему этому морально. Дело не в отношении с другими людьми, а именно во мне было что-то не то. Мне нужно было время, чтобы понять, что и для чего я делаю. Я сделал один шаг вперед и не понимал, что делать дальше. У меня в голове не было никакой конкретики. 

– Что помогло с этим справиться?

– Да до сих пор остаются вопросы. Полной конкретики в голове никогда в жизни не будет. Но сейчас хотя бы на 10 шагов вперед ты знаешь, что нужно делать, чтобы добиться своих целей. А на тот момент я просто не понимал, что и зачем, не мог найти правильный баланс.

Чтобы обрести хоть какую-то конкретику, тебе нужен именно отдых. До того, как попасть в Syman, я играл 24 на 7. В какой-то момент ты как будто находишься в другом мире. Тебе нужно расслабиться и отпустить ситуацию. Я тогда очень мало уделял времени CS. Играл по 2-3 часа, а мог и по 20 дней не заходить в игру вообще. 

И это явно помогло. В итоге через 8 месяцев я попал в финал мэйджора вместе с Avangar.

– В Avangar вы друзья или коллеги?

– У нас есть баланс. Не должно быть перекоса в какую-то сторону. От этого меняется отношение к игре. Если вы все исключительно друзья, то вы можете слишком расслабленно будете относиться к тренировкам, не выкладываться на 100%. А если вы относитесь друг к другу как к коллегам, а к игре – только как к работе, то вы начнете агрессивно реагировать. А правильный баланс дает хороший результат.

 

– Вам помогают какие-то специалисты со стороны? Психологи, физиологи, диетологи и так далее?

– Нет, мы в команде справляемся сами. Например, я хочу добавить физическую активность, чтобы развивать свою выносливость и концентрацию. А чем дольше ты можешь играть на максимальном уровне, тем выше результаты ты можешь показать. А сейчас я принимаю курс витаминов, потому что пока сидишь за компьютером, обязательно чего-то недостает: витамин D, дофамин и так далее.

– Ты сам к этому пришел?

– Да, я понимал, что чувствую себя не на 100%. Знал, что могу лучше. Наладить сон, составить расписание и распорядок дня, чтобы больше времени играть на максимуме возможностей.

– В этом плотном графике тренировок и турниров, когда ты последний раз был дома и как тебя там встречают?

– Домой я ездил перед Гонконгом. У нас был двухнедельный отдых. Честно говоря, я не особо пока заметил разницы. Конечно, бывает, что узнают, могут что-то спросить, сказать какие-то комплименты. Но я к этому отношусь спокойно. Я не чувствую себя звездой и не хочу себя так чувствовать.

«Кумыс Power», самодельные футболки и детские слезы. Яна Медведева посмотрела финал мейджора с фанатами

NaVi провалили последний турнир Зевса. Было больно смотреть

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья