Роман Волынский
Блог

Обзор финала «Очень странных дел». Монстры уже приелись − сериал тащат не спецэффекты, а хеви-метал

Привет! Вы в разделе «Кино» на Sports.ru. Здесь мы рассказываем о сериалах, обсуждаем фильмы (обзор «Мира Юрского периода: Господство»), актеров и карьеры (6 важных ролей Эмбер Херд).

1 июля на Netflix вышли последние две серии четвертого сезона «Очень странных дел». Заключительный эпизод длится беспрецедентные для шоу 150 минут – это длиннее многих полнометражных фильмов. Создатели сериала Мэтт и Росс Даффер обещали удивить фанатов эпичной концовкой. По их словам, в девятом эпизоде больше визуальных эффектов, чем во всем третьем сезоне. Мы посмотрели вторую часть «Очень странных дел» и делимся впечатлениями. 

Во что поиграть летом? Собрали 8 лучших игр (почти все со скидками)

Четвертому сезону впору быть заключительным: дети выросли, все предельно прозрачно, с катарсисом постарались, да и закончили там, где все начиналось. Словом, все правила соблюдены…. но нет. Бедному Хокинсу вновь грозит опасность. Спасибо, что сразу показали − какая! 

Цель этого сезона − раскрыть все загадки, которыми потчевали фанатов 6 лет. В первой части основное внимание направлено на прошлое Одиннадцать: как она связана с Изнанкой? И главное, кто она − монстр или человек? Братья Даффер также объяснили, откуда появился новый злодей Векна. Под жуткой рожей человекообразного монстра, состоящего из волокнистых мышц, скрывается Генри Квил. Это тот ребенок, который убил родителей и попал в больницу к доктору Бреннеру под номером Один. 

Обзор четвертого сезона «Очень странных дел»: новый монстр сводит с ума – теперь сериал действительно пугает

События во второй части стартуют через секунду после кульминационной концовки 7-й серии. Нэнси Уиллер торчит в Изнанке, в то время как Стив, Робин и дети ищут музыкальную кассету, способную вывести ее из летаргического сна. На Камчатке дела не лучше: Хоппер и Джойс бьются уже не с советскими надзирателями, а с демогоргонами. К Одиннадцать вернулась не только суперсила, но и разочарование – она узнала, что по ее вине уродился Векна. А самые тормознутые – Уилл, Джонатан и Майк – мчатся на помощь к Одиннадцать в фургоне для доставки пиццы. 

Во второй части шоураннеры разгребают многофигурную композицию, которую наворотили в первых семи сериях. Четыре сюжетные линии, куча персонажей – чуть ли не у каждого непроработанная травма и неудовлетворенный романтический интерес. Перед братьями Даффер стояла непростая задача: закрыть все лакуны, постепенно накалить обстановку до предела во всех линиях и как-то логично все это свести. А если хоть какая-то линия провиснет, то вся композиция рухнет.  

И чисто технически у Дафферов все получилось. Лихорадочный визуальный темп последних двух эпизодов сбивали только доверительные беседы героев, столь типичные для фильмов, где персонажам предстоит финальное сражение. Такие разговоры необходимы – зрителю надо отдыхать, иначе экран перегреется. Но хотелось бы, чтобы драматургия была прописана с таким же вниманием, как и к спецэффектам. 

Но в скучноватых диалогах неожиданно появился жирный плюс. Тема гомосексуальности Уилла подана удивительно тонко для популярного шоу, даже незаметно. Братья Даффер подводили к ней осторожно, показывая Уилла изолированным и одиноким подростком. А сцена, где Уилл показывает свой наивный рисунок Майку, я предполагаю, − этакое признание в любви. Уилл не говорит этого прямо: его чувственная и нежная интонация слышится лишь через абстрактное рассуждение об ощущении себя другим, ошибкой. Майк так ничего и не понял. Думаю, это главный драматический успех сериала!  

Чего не скажешь о незамысловатом противостоянии Одиннадцать и Векны (Один). Чтобы объяснить происхождение Оди, необязательно было вводить целую серию флешбэков. Интуитивно понятно, что из нее не сделают злодейку, подобную Векне. Между ними слишком очевидная разница: Оди чуждо ядовитое тщеславие и чувство превосходства над людьми. Братья Даффер всеми силами показывают, что не последнюю роль в этом сыграла семейная любовь и дружеская поддержка. А вот убежденность в исключительности превратила мальчика Генри Квила в монстра Векну. Такие вот простые истины. Но чего я удивляюсь публицистической риторике в популярном сериале. 

И это далеко не единственная тема, которую братья Даффер утомительно долго муссируют. Возьмем, к примеру, линию отношений Одиннадцать и «папы» – из серии в серию показывают их абьюзивную взаимосвязь. Для чего? Чтобы разжевать посыл каждому зрителю без исключения: патриархат – это плохо. Опять же, создателей легко понять, ведь «Очень странные дела» – это международный телевизионный хит. В этом его сила и одновременно слабость. 

Новичок сезона Джозеф Куинн (он играет Эдди Мансона) назвал последнюю серию «кровавой бойней». Фанаты ожидали много смертей в духе «Игры престолов» и трагический конец. В целом четвертый сезон гораздо ближе к кровавому фильму ужасов (тут появляется маска Майкла Майерса), чем к приключениям в стиле «Инопланетянина», но… вот удивление. Бойни не случилось. 

Шоураннеры принесли в жертву персонажа, которого было не жалко. Всему виной губительная забота о фанатах. Неудивительно, что после просмотра возникает зудящий зазор между раздутым саспенсом и его чересчур аккуратной разрядкой. Если поднимаете ставки, то уж действуйте до конца. 

Все фанаты без ума от музыкального лейтмотива сезона, песни Кейт Буш Running Up That Hill. Это такой мелодичный синти-поп, навевающий оптимизм и юношескую мечтательность. Вероятно, кто-то посчитает это удачным попаданием в нерв, но, на мой вкус, сезону больше подходит музыка потяжелее. Тем более, раз уж подняли контркультурную тему сатанизма в сериале. Поэтому самой яркой сценой всех сезонов вышел перформанс Эдди Мансона на крыше трейлера в Изнанке. Он исполнил песню Metallica «Master of Puppets». Братья Даффер сделали из этого настоящий хеви-метал клип 80-х годов. 

Как я и писал в самом начале: сезон по всем признакам должен был стать завершающим. Но как только персонажи воссоединяются в тесном домашнем кругу, сверхъестественные силы опять дают о себе знать. 

Сложно представить, что нас ждет в 5-м сезоне, помимо тупых битв с монстрами – содержательного задела или какую-то мистерию эти две серии не оставили. Но поскольку дети подрастут, да и фанаты вместе с ними, братья Даффер будут аккуратно исследовать подростковую сексуальность. Не забываем, что «Очень странные дела» − во многом социальный проект. Тогда, конечно, будет где развернуться. Учитывая, что остался неразрешенный любовный треугольник.

* * *

Почему нас пугают роботы и живые чашечки от Disney? Это эффект «зловещей долины»

Угадываем, кто умрет во второй части сезона «Очень странных дел». Есть много идей

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные