Киноманство
Блог

Лучшую экранизацию «Дюны» так и не сняли (а жаль!): режиссер хотел «с любовью изнасиловать» роман, а в фильме снимались Дали и Мик Джаггер

Великий фильм, который не вышел

В прокате стартовала «Дюна» Дени Вильнева. Вильнев – не первый режиссер, который берется за роман Фрэнка Герберта. До него над экранизациями работали Дэвид Линч и Ридли Скотт. Но до них за съемки «Дюны» брался Алехандро Ходоровски – и это был один из самых амбициозных и безумных проектов в истории кино.



Обзор «Дюны». Безумно красивое кино, но не эпический блокбастер

Ходоровски – неординарный человек и режиссер-пророк. Он снимал экзистенциальные, сюрреалистичные артхаусные вестерны про поиск Бога, вызывал настоящие бунты в зрительских залах смелой критикой религии и общественной морали. Несмотря на очень специфический стиль, некоторые его картины имели успех у зрителей. Например, сюрреалистичная «Священная гора» 1973 заняла второе место по сборам в Италии после фильма про Джеймса Бонда «Живи и дай умереть». 

Ходоровски сам не знал, почему решил снимать «Дюну» – выдумал «фильм-пророк»

После успеха «Священной горы» режиссеру позвонил  французский продюсер Мишель Сейду и сказал, что мечтает поработать с Ходоровски. Сейду был согласен взяться за любую идею режиссера. Ходоровски ответил: «Я хочу снять «Дюну»! По роману Фрэнка Герберта. «Дюну», только «Дюну» и ничего больше!» Позже в интервью режиссер рассказывал: «Я не знаю, почему сказал «Дюна»! Я мог бы сказать «Дон Кихот»! Или «Гамлет»! Не знаю!.. Друг говорил мне, что это изумительная книга».

Режиссеры иногда действительно экранизируют произведения, которые не читали, как, например, Братья Коэн сняли «О где же ты, брат» по Одиссее, которую не читали. Или как Кубрик, который снял «Заводной апельсин», хотя прочитал только первые главы. Но, как правило, такие фильмы все равно оказываются близкими по сюжету к книгам. Но Ходоровски следовать содержанию романа Герберта не планировал. Он хотел передать не сюжет фильма, а ощущения, свои представления об идее романа.

«Я хотел снять картину, которая дала бы тем, кто тогда принимал ЛСД, галлюцинации – но без самих галлюцинаций. Картину, которая изменила бы восприятие публики. Я хотел создать фильм-пророк, чтобы изменить сознание молодых людей по всему миру.» Идея была масштабной – планы на ее реализацию тоже.

Режиссер собрал команду мечты: Pink Floyd, Сальвадор Дали, Мик Джаггер

Определившись с планом, Ходоровски совершил трип по миру – в прямом и переносном смысле. Он путешествовал по Америке и Европе, набирая команду как в роуд-муви. Только в роуд-муви из 60-х в духе «Беспечного ездока»: беседы и обсуждение съемок проходили совсем не на трезвую голову. Автор спецэффектов О’Бэннон согласился участвовать, когда увидел, как голова Ходоровски начала излучать яркие световые импульсы, которые сложились в надпись «Продай все и езжай жить в Париж» – О’Бэннон так и сделал.

В Париже Ходоровски встретил Сальвадора Дали. Это произошло случайно: он узнал, что художник живет с ним в одном отеле, и послал ему записку на вырванной странице из книжки по картам Таро. Ходоровски предложил великому сюрреалисту сыграть падишаха-императора Шаддама IV. На записке был изображен Повешенный – один из старших арканов Таро. Дали согласился принять Ходоровски. 

Встреча прошла в духе всей истории фильма – Дали выдержал театральную паузу, а потом сказал: «Мы с Пикассо, всегда находили на пляже, в песке, часы…». Ходоровски тут же отреагировал: «А я их постоянно терял!» Режиссер прошел проверку Дали и тот, сохраняя свою таинственную манеру, сказал: «Я буду ждать вас в Барселоне». Дали тоже не читал Герберта, но согласился при условии, что он сможет влиять на сценарий (например, он предложил вставить сцену с горящим жирафом) и получит самый большой гонорар в истории Голливуда. Ходоровски предложил ему 100 000 долларов… в минуту. Ходоровски, конечно, понимал, что не может позволить себе такие траты, поэтому решил заменить Дали в кадре муляжом. Художнику он об этом, разумеется, не сказал.

На очереди была Англия – столица самых известных и влиятельных музыкальных коллективов того времени. Ходоровски хотел, чтобы к каждой планете «Дюны» музыку записывала отдельная группа. Pink Floyd по плану режиссера должны были «создать звук» Каладана. Режиссер встретил группу в закусочной: «Эти четыре парня сидели и ели гамбургеры. Я сказал им: «Вы что, не понимаете? Я предлагаю работу над самым важным фильмом в истории человечества! Мы изменим мир! А вы тут едите биг-маки – как вы можете?» Такая подача впечатлила группу, и она тоже согласилась участвовать. 

Остальные предполагаемые участники тоже встречались Ходоровски как будто по воле судьбы. Например, Мика Джаггера, солиста Rolling Stones, режиссер случайно увидел в Лондоне. Он просто подошел к артисту и сказал: «Я хочу видеть вас в своем фильме». Тот ответил: «Я согласен». Оба в этот момент не были знакомы. Примерно таким образом Ходоровски смог собрать команду самых выдающихся гениев и фриков 70-х, среди которых оказались еще Орсон Уэллс, Крисс Флосс и Руди Гигер, который позже будет художником в «Чужом».



Влияние «Дюны» громадно: вдохновила Лукаса, зародила жанр RTS и даже отметилась в русском рэпе

Сюжет Ходоровски сильно отличался от «Дюны». Возможно, слишком сильно – режиссер хотел «изнасиловать роман»

Сложности начались вскоре: когда коллектив состоит из ярких индивидуальностей, они неизбежны. Усугубляло дело еще и то, что никто из съемочной команды толком не читал произведение, которое собирались экранизировать. 

Из-за этого сюжет «Дюны» постоянно менялся: отец главного героя Лето стал кастратом, оплодотворить леди Джессику ему удалось, потому что его невеста превращала каплю крови в сперму и помещала в себя. Так Ходоровски хотел показать, что причина рождения Пола Атрейдеса духовная, а не физическая. В финале Пол должен был умереть и вселиться в разум всего человечества «как новый мессия».

Насчет отношения к экранизации Ходоровски не скромничал: «Когда снимаешь фильм, нельзя уважать первоисточник. Это как с женитьбой: если уважать женщину и не причинять ей боль, у вас не будет детей. Надо разорвать платье и изнасиловать невесту! Я насиловал Фрэнка Герберта! Насиловал! Но с любовью, с любовью». 

Сложно сказать, как современный Голливуд отреагировал бы на такое, но всех идей Ходоровски не понял даже куда менее консервативный Голливуд 70-х. На сценарий режиссера отказались выделять деньги все крупные американские студии.

Вслед за Ходоровски за «Дюну» брались многие. И все провалились

Несмотря на то, что зудожник Руди Гигер уже работал над концепт-артами, а музыканты по всему миру писали саундтрек, работу пришлось прервать. Для Ходоровски это был страшный удар: «Они боялись того, что моё кино сделает с их разумом. Система делает из нас рабов, лишенных достоинства, лишенных глубины… У фильмов есть сердце! Есть сознание! Есть сила, есть амбиции!.. И я хотел снять именно такой фильм – мощный, великий. Почему нет? Это был фильм-мечта. Мечты тоже меняют мир».

Права на Дюну перекупили, за съемки взялся Ридли Скотт, но вскоре он покинул проект ради экранизации другого фантаста – Филипа Дика и его романа «Мечтают ли андроиды об электроовцах». Скотта заменил Дэвид Линч, но его версия «Дюны» оказалась провалом, чему Ходоровски был очень рад.

Несмотря на резкие высказывания Ходоровски, надо сказать, что в одном он был прав. Его «Дюна» действительно была фильмом-мечтой, который, выйди он в середине 70-х, мог изменить американское кино навсегда. Но к лучшему ли?

В трейлере новой «Матрицы» показали сеансы у психолога, нового Морфеуса и Нео в ванной с уточкой

7 тупых сюжетных тропов ситкомов, которые нужно запретить

Помните шоу «Чудаки» на MTV? На лечение актеров потратили почти 40 млн долларов

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные