Блог 2k Аналитика

Избивали 5 раз, полдня держали на жаре без воды и еды. LastHero рассказал про 3 страшных дня после задержания

Очень сильный человек.

11 августа в Минске задержали белорусского дотера Олега «LastHero» Демидовича (выступает за команду B8, призовые за карьеру – почти 8000 долларов). Он говорит, что просто вышел на улицу, чтобы встретиться с подругой. Дальше его задержали трое полицейских, бросили в автозак, привезли в РУВД, а потом в изолятор. 13 августа его выпустили.

В подкасте B8 он рассказал, что происходило с ним эти 3 дня.

Вот текстовый вариант разговора.

Задержали за то, что был на улице, ничего не объяснили

– За что тебя задержали? У нас была информация, что ты отправился на встречу, а потом пропал.

– У нас с 8-го числа по 11-е выключали интернет после 5 вечера. Нет смысла сидеть дома за компьютером – я не мог тренироваться с командой. Решил, что было бы неплохо встретиться со знакомой. Договорились на площади Победы, это прямо центр-центр Минска, там еще памятник стоит. Где-то в 19:30-19:40 я вышел на площади Якуба Коласа, решил пройтись. Позвонил знакомой, спросил где она. Она сказала, что возле памятника кладет цветы, а я сказал, что буквально минут через 15 приду.

Площадь Победы в Минске

Пока шел с одной стороны на другую, увидел ее там прям в середине. Вхожу в подземный переход, чтобы пройти в центр площади, никаких заградительных знаков. Любой человек может прийти и, как минимум, постоять, возложить цветы. Так всегда было, не помню, чтобы этот проход закрывали.

Выхожу к ней, здороваюсь, не проходит 30 секунд, как мне говорят «пройдемте с нами» три человека из правоохранительных органов. Они были в шлемах, но при этом в рубашках, как носят милиционеры и ГАИшники, то есть это был не ОМОН. Нас попросили спуститься вниз, в подземный переход. И там начали обыскивать, поставили перед стеной.

Подземный переход у площади Победы

Спрашивали: «Что делаете? Почему собрались?». Мы стояли еще минут 20 – я так полагаю, ждали, пока приедет автозак, который нас заберет. Зашли в этот бусик, там начали отбирать вещи, началось не очень хорошее.

– С тобой сколько человек было в автозаке?

– Я подходил к своей знакомой, я ее единственную там знал. С ней были, по-моему, три девочки и один парень. Я их первый раз в жизни видел.

Начали бить еще в автозаке, в РУВД заставили стоять три часа на коленях лицом к стене

– Тебе вообще милиция сказала, почему задержали?

– Просто «пройдемте с нами». Поставили к стенке, сказали, что сейчас будут обыскивать. Ничего, естественно, не нашли. Потом закинули в автозак. Там нас бросили лицом в пол. Сразу надели хомуты, это такие пластиковые наручники. Очень неприятно.

Несколько раз побили мне лицо в пол коленом. Просили, чтобы я разблокировал свой телефон. Я отказался. Скорее всего, из-за этого меня начали немножко больше терроризировать. После того, как я сказал, что не дам Touch ID и пароль от телефона, меня били несколько раз.

– Зачем хотели разблокировать телефон?

– Я так полагаю, хотели найти какие-то телеграм-каналы. Может, какие-то видео, фото. Что-нибудь, что послужило бы лишним поводом меня побить еще несколько раз.

– Сильно побили в автозаке?

– Это было только начало, и я думал: «Побили, браслет надели. В принципе, еще можно жить». Нас держали [в РУВД Партизанского района], мы лежали на бетоне в каком-то подвале. Тоже очень странная история.

Партизанское РУВД

– Там тебя били?

– Немножко побили. Поставили, сняли хомуты и браслеты, потом обратно надели. Сидишь пять минут на коленях лицом в пол, потом можешь постоять. Так стоишь два-три часа, пока тебя не пытаются дознать (видимо, имеется в виду «допросить» – Sports.ru).

Нас человек 80 было в этом РУВД. Мы там пробыли ночь, на следующее утро нам сказали: ждем конвой, нас скоро заберут на Окрестина, либо на Жодино (два СИЗО в Минске – Sports.ru). Приехал конвой, нас еще раз побили. Мы думаем: «Ну все, поедем на Окрестина, сядем в какую-нибудь камеру и будем отдыхать». Не тут-то было.

– А били как?

Меня больше били дубинкой. Немного ногами, но в целом дубинкой. По голове практически не били. Только по спине, по печени, могли ударить по ногам.

Конвоиры выводят нас на улицу. Мы думаем, что сейчас нас закинут в бус, мы поедем и это уже закончится. Встали возле РУВД, руки опять за спиной в браслетах. Браслеты очень неудобные, запястья просто в них немеют.

Стояли лицом в стенку часа три на жаре. Нас били палкой по шее, по спине. Спрашивали, естественно: «За кого голосовали? Нравится то, что сейчас происходит?» Они поняли, что мы стоим, особо не падаем, выдерживаем этот челлендж. Зашли обратно в Партизанский РУВД, постояли там час так же лицом к стене. Потом нас забрали на Окрестина.

На Окрестина встретили дубинками. Видео Антона Лядова – правда

– Ты написал в твиттере, что был там вместе с известным ютуб-блогером и автором проекта «The Люди» Антоном Лядовым, которого многие очень знают по роликам из Северной Кореи и Венесуэлы. Он выпустил видео (ссылку не можем дать из-за мата в видео, но его можно найти на ютуб-канале «The Люди» – Sports.ru), где рассказал ужасные вещи о том, что происходит и как его задерживали.

– Я смотрел его ролики полгода назад. Мы с ним увиделись на второй день пребывания, это уже было в изоляторе на Окрестина (туда свозили большинство задержанных на митингах – Sports.ru). Нас загнали во дворик 10 на 10 или 13 на 13.

Антон Лядов

Нас было человек 120. Перед этим нас выкинули из автозака и где-то омоновцев 10-15 сначала ставили [нас] на колени. Потом, пока мы бежали [до места], они нас били дубинками, кричали «давай быстрее». Все, естественно, с матами. Нас побили по жопе, по спине, кому-то там попало по ногам. Если кто-то что-то говорил, возмущался – ему прилетало еще больше.

– Много таких было, кто возмущался?

– Мало, но они получали в три раза больше, чем кто-либо другой.

Потом нас закрыли и мы уже могли ходить по этому дворику сколько хотим. Я случайно нашел Антона Лядова. Смотрю и не понимаю, что он тут делает, он же с России. Улыбаюсь, начинаю подходить, начинаю с ним разговаривать. Опять же, повторюсь: все что он рассказывает – все правда, чистейшей воды правда.

– Тебя когда выпустили?

– 13-го числа в 23 часа.

– То есть вы еще сутки там пробыли?

– Да. Первые сутки в РУВД нам давали хотя бы воду. На Окрестина мы где-то часов с четырех до часов двенадцати-часу ночи не пили и не ели, нам ничего не давали и не пускали в туалет. Представь: 120 человек стоят на этом пятачке маленьком и просят попить, поесть, в туалет, врача и не получают никакой информации.

– За эти сутки, которые ты провел в Окрестино, тебя до момента освобождения еще били? Антон рассказывал, что он лежал там по 6 часов носом в землю.

– Насколько я знаю, его забрали с гостиницы «Планета» и привезли в какой-то РУВД. И вот он там лежал носом в пол.

То же самое у меня было, только в Партизанском РУВД, мы лежали там на коленях и лицом вниз, потом нам иногда говорили, что можно встать и сменить позу – ставили лицом к стене. В два-три часа ночи нам сказали, что можете лечь как удобно. Чтобы вы понимали: как бы ты ни лег на бетоне, тебе будет в принципе неудобно.

Гостиница

– За все время пребывания до момента освобождения хоть кто-то отнесся к тебе или к остальным по-человечески?

– Было пару раз, что мы просили воды и нам давали воды, это в Партизанском РУВД. На Окрестина нам начали давать воду только после того, как они поняли, что 120 человек не просидят на этом пятачке и надо что-то делать. Они начали выводить людей – тех, у кого нет административного ареста и которые были моложе.

Начали потихоньку давать нам воду и водить в туалет. Но перед этим полдня никто не помогал. У людей шла кровь, люди падали в обморок и никто не приходил, никакой медик не помогал. Я не могу сказать, что кто-то относился ко мне с пониманием, с уважением.

– За все время был какой-то допрос?

– На Партизанской у нас узнавали место работы, делали отпечатки пальцев, мы что-то подписывали. Когда меня выпускали, я уже еле-еле стоял на ногах, были галлюцинации, у меня болел живот, болела голова – в тот момент меня попросили подписать бумагу.  Что-то по типу предупреждения: если меня найдут на митинге каком-нибудь, то я уже могу получить уголовку. От трех до восьми лет.

Я подписал бумагу, потому что уже был изнеможден, башка не работала, я единственное что хотел – попасть домой и лечь нормально спать.

Дальше – суд и возможный штраф от 300 до 500 долларов

– Что тебя ждет дальше?

– Меня отпустили, но у меня будет суд 19-го числа. Процентов 90, что будет штраф 300-500 долларов. За то, что я вышел на улицу 11-го числа вечером.

ЦИП на Окрестина

– А в стране был объявлен комендантский час?

– Конечно, нет.

– Мы хотели отправить к тебе адвоката или юриста, но для этого нужно было знать, где ты, а мы не знали. И служба 102 нам ничего не сообщала, но нам сказали, что лучше не посылать, потому что могут быть плохие последствия.

– Я так скажу: за любое слово, которое ты мог сказать [против них], тебе могли просто врезать еще. Так что ты лежал и особо не горлопанил. Когда ты просил адвоката, они могли только посмеяться, выкинуть какую-то саркастическую шутку.

Избили 5 раз, но верит в людей и не уверен, что надо уезжать

– Оцени свои повреждения? Ты говорил, что тебя били коленом по лицу, палками много раз.

– Физически себя чувствую хорошо. Немного простудился, потому что две ночи на холодном бетоне и под открытым небом дают о себе знать. Болят колени, но это быстро проходит. Немножко опух голеностоп. После того как меня отпустили, я даже не замечал это. Прошел день, опухоль спадает. Следы от хомутов на запястьях уже пропали. Они пропадают буквально за два дня, хотя боль просто адская. От дубинок практически ничего не осталось, быстро все зажило.

Олег

– Тебя побили пять раз. При этом всем ты сказал, что при виде Лядова ты улыбнулся.

– После первых избиений я понял, что не контролирую ситуацию и физическая боль пройдет рано или поздно. Мне будет плохо, только если я эмоционально сдамся. Поэтому я старался максимально абстрагироваться от всего, что происходит вокруг. Это было очень сложно сделать, но каждое избиение я старался не запоминать, ждать непонятно чего и надеяться, что будет лучше. 

– Что вообще происходит? Где дно?

– Дна нет. Когда ты просишь воды, когда ты видишь, что кто-то падает в обморок и ему плохо... Человек приходит и говорит: этому помогать не буду, с ним все нормально. И в этот момент у тебя пропадает любое уважение, которое у тебя было к правоохранительным органам. После таких моментов ты понимаешь, что только ты сам можешь себя защитить.

– LastHero до задержания и после – два разных человека?

– Точно могу сказать, что я стал сильнее морально. Я видел, как люди сдавались и плакали, поддавались эмоциям, пытались спорить с этими… нехорошими людьми, которые держали нас там. Я чувствую только то, что все это преодолел и стал только лучше.

А после того, как увидел, что люди на выходе из СИЗО нас ждут и поддерживают – это было просто прекрасно. Я был очень рад и понимал, что все-таки пробыл там не зря. Поднялся очень большой резонанс и люди стали выходить еще чаще на улицы, на те же мирные протесты. И становится только лучше.

ЦИП на Окрестина

– Через три дня у нас официальная игра. Болельщикам ждать твоего появления в лобби или тебе нужно еще время?

– Я думаю, что буду готов, если со мной вдруг ничего не случится. Если меня кто-то вдруг не заберет на какой-нибудь митинг и меня не посадят на 8 лет. Я-то точно никуда уже не поеду. Я далек от политики и сам не хотел в это ввязываться, просто стечение обстоятельств. Можете посмотреть наши новостные сайты, посмотреть фотографии и почитать комментарии людей, которые были внутри изоляторов. Поймете, что я просто один из тысяч таких людей, которые попали туда случайно.

Я просто не представлял, что столько людей вообще переживает за меня, за обстановку [в стране]. Спасибо вам большое от души и от сердца. Злости у меня нет, а вот энергии точно хватает.

Битва NAVI – VP была супердерби за топ-1 СНГ. Вспоминаем самые важные матчи

NAVI и Virtus.pro – кто сейчас хуже?

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья