Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    30 декабря 2015 16:59
    Твитч
    Твитч

    Объединенный медиаблог о киберспорте

    Теги Natus Vincere Alexander «XBOCT» Dashkevich Team Empire

    «Лучше тебя в мире просто нет. Очень приятное чувство». Интервью с Александром «Хbост» Дашкевичем

    Чемпион мира по Dota 2, один из самых титулованных игроков в истории, провел всю карьеру в одной команде, с которой пережил жесточайший кризис, не побеждая более года.

    После громкого перехода в Team Empire он успел победить в турнире GameShow Global в Москве и обыграть Team Secret, что не удается его бывшей команде около полутора лет.

    — Начнем с истоков. Как ты попал в киберспорт?

    — Еще в школе общим интересом были компьютерные игры. Ходили в клубы, проводили время в первых соревновательных играх (Half-Life, Warcraft, CS). Даже выиграл турнир по «Варкрафту» в 2005. Однажды, я прихожу в клуб, а админ поставил доту на все 10 компьютеров. Обычно мы смотрели реплеи Warcraft, обсуждали что-то, а тут все играют.Игра мне не понравилась. Один герой, карта недоделанная, половину предметов непонятно как собирать. Но потом она прижилась и пришлось разбираться.

    Учили друг друга, читали гайды, записывали на листиках, из чего собираются предметы. А дальше в Ялте были разные турниры, в Симферополе. Часто играли не на интерес, а на различные суммы денег. Были богатые ребята, которые ставили на наши матчи. Я не ставил, а играл, иногда что-то получал. Самая крупная сумма, которую выиграл, это 3000 гривен. Для 10-го класса очень неплохо. Иногда, конечно, были и поражения, но я чаще выигрывал. Мне везло.

    — Первый турнир, на котором ты выиграл призовые и на что их потратил?

    — Отбор на DTS-CUP в Днепропетровск. Первый приз был 200 гривен на человека, мы поехали на отборочные в Симферополь (сам я из Ялты). Скинулись на такси, на еду, так что чистыми вышло по 120–150 гривен каждому. Мы были нереально счастливы.

    Вообще, призовыми раньше было не заработать. Играли между собой на деньги, даже на эти деньги мы играли с командой, которая заняла второе место.

    Я вернулся в Киев, и все немного застопорилось. Трудно найти команду, хотя турниров было достаточно. Играл где-то года два на всяких лигах, в основном попадал в топ-3. Потом появилась команда Planet X под руководством ZeroGravity, с которой ездил в Москву на турнир ASUS Open, а дальше уже Na’Vi.

    alt

    На тот момент (2010 год) это была команда по CS, и они решили открыть состав по Dota 2. Я возвращался с каникул и был в поезде, когда мне позвонил Ахура и позвал в Na’Vi. Это очень крутое приглашение, особенно для меня, следящего за Counter-Strike. Конечно, я согласился. Месяца два-три мы играли первым составом с Гоблаком, Ахурой и моими друзьями, затем пришли Артстайл и Денди.

    — В тот момент ты учился? И как совмещал учебу и игры?

    —Я учился в Киевском торгово-экономическом университете (это довольно престижный ВУЗ) на бюджете, по специальности госфинансы и страховой менеджмент.

    — Ты сам себе менеджер и агент или тебе кто-то помогает?

    — Да нет, это пока не набрало такие масштабы, чтобы была нужна помощь агента. Никто лучше меня не может знать, чего я хочу в контракте. Все борются за одно и то же: зарплаты, отступные, за проценты от призовых, от Twitch.tv. В общем, чтобы минимум с тебя забирали и максимум давали.

    — Вполне логично.

    — В принципе, во всем мире так, но в киберспорте особенно развито. Вроде когда ты зарабатываешь сам, то, конечно, с удовольствием делишься с другими. Но, тем не менее, когда забирают то, что не трогали раньше, то чувствуешь себя ущемленным. Пять человек, которые играют вместе, стараются, чтобы контракт брал по максимуму.

    — Самый первый турнир, после которого киберспорт вышел на большой международный уровень, стал The International по Dota 2 с призовым в миллион долларов. Как ты отнесся к такому анонсу? Вас заранее пригласили на турнир? Ты знал, что реально играть за миллион долларов?

    — Мы играли турнир… ASUS Cup какой-то (Dota не то чтобы угасать стала, но как-то было уже грустно). Да, мы выиграли турнир — и это казался предел мечтаний. Победили большое количество команд, взяли 5 тысяч долларов. Ко мне подошел Dendi, сказал вот так и так, будет крутой турнир на миллион долларов. А я ему: «Да ладно, какой миллион? Ты что, шутишь?» Потом все подтвердили. Мы начали готовиться, поменяли немного состав, а потом выиграли первый The International.

    alt

    — Насколько изменилась твоя жизнь, когда ты выиграл The International? Стали ли тебя узнавать на улице?

    — Звонили родственники, друзья, знакомые, поздравляли. Люди вообще не понимали, что это такое. Сейчас уже они больше мирятся с тем, что «как миллион, ой, а ты еще что-то выиграл, зарплаты, турниры постоянные». Сколько лет-то прошло? Пять. Люди свыклись с этим, а тогда все казалось в новинку.

    Как мне сказал знакомый моей мамы (он очень многого добился в своей жизни). Так вот он сам удивился моему успеха. «Вообще, у меня очень много знакомых влиятельных людей, но нет ни одного человека, который был бы лучшим в мире в чем-то». Именно лучший в мире. Я как-то задумался… Нет, мне тоже казалось: «Ну, вот я играю себе в компьютер и играю». А тут вот самое понятие.

    Да, действительно сделали игру, мы все приехали, была куча инвайтов, крутых и именитых игроков. И мы выиграли довольно легко. И вот я самый лучший. Лучше тебя просто в мире нет. Очень приятное было чувство. Я как-то даже немного зациклился на этом. Нет, не то чтобы ЧСВ поднялось. Просто маме моей было приятно и вообще всем окружающим. Крутое ощущение.

    Узнавать стали позже, когда игра начала набирать обороты, да и просто, когда было много ивентов. Лицо начало мелькать. Старт был дан именно с того турнира — The International, ажиотаж пошел весь оттуда.

    — Чем занимаются твои родители? Как они относятся к тому, чем ты занимаешься?

    — Родители — громко сказано. У меня есть только мама. Само собой она скептически относилась, потому что я много прогуливал школу. Хотя я вообще был довольно умным и хорошим учеником, да и студентом, но при этом непоседой. Мне всегда не хватало усидчивости, лень было заниматься. Я просто уделял время своим делам: прогуливал, ходил в компьютерные клубы, гулял.

    — Как и все мы.

    — Да, но больше, чем одноклассники. Вообще, с ней много связано историй, когда мы в клубах играли. Ялта — как большое село. Тогда население где-то было 70–80 тысяч человек. Она знала три игровых клуба, где мы могли находиться. Она как-то приходила, а я долго сидел и не брал трубку… не помню, что уже случилось. В общем, она попросила хозяина клуба, чтобы он не пускал меня. Мы придумывали всякие лазейки, я там прятался от нее где-то. В детстве много было экшена у меня и у друзей.

    — После The International поменялось отношение или скепсис еще долго сохранялся?

    — Когда я уже учился в университете, она спрашивает: «Нужны деньги?» — «Нет». А я как раз выиграл что-то. Лишних мне не надо, я получило достаточно, чтобы прокормить себя какое-то время. А она: «Откуда деньги?» Так и так, выиграл.

    В школе она переживала, не занимаюсь ли я какой-то ерундой для получения этих денег, ее тяжело было убедить в том, что это вообще нормальная ситуация то, что я зарабатываю, выигрываю. Она сравнивала это с казино. «Ты все проиграешь, потом придешь, будешь просить денег, чтобы отдать». Я никак не мог найти аргументов, чтобы убедить ее, что все нормально. Я продолжал играть, и это были лишь слова, но мне было неприятно, что не доверяют.

    alt

    Ну и потом в университете появилось много проблем. Меня там три раза чуть не выгнали из-за того, что играл и много пропускал. Но тем не менее я сам все закрывал. Я немного запускал, когда можно было все решить раньше и иметь меньше проблем. Но что сделано, то сделано. Слава богу, доучился и очень горжусь этим. Диплом в любом случае пригодится. Да даже для самого себя. Быть человеком без образования в 2015 году — не очень круто.

    Потом я начал выигрывать мелкие турниры, ездить за границу. Она об этом знала: «О, как классно». Мы были в Казахстане, в Москве, где-то еще в Белоруссии. Понятно, что это не предел мечтаний, но ближнее зарубежье — уже круто. У нее был телефон ZeroGravity, она с ним первое время созванивалась, узнавала, как дела, все ли нормально, добрались ли, куда летим и т. д. Потом стало полегче, потому что стало стыдно, что она везде звонит. Полетели на The International. Я ей сказал: «Летим в Германию». Она говорит: «О, круто». Германия — страна, достойная путешествия, не Беларусь, так сказать. Она вообще не знала, что там да и как. Она никогда не интересовалась какие деньги и т.д. 

    И мы выиграли. Я ей написал SMS: «Мама, я выиграл 200 тысяч долларов». Ну, вот такой я довольно юморной человек по жизни, так что часто мог ахинею снести. Она ответила: «Ха-ха, отличная шутка. Скоро вернешься домой?» SMS из Германии, между прочим, стоили пять гривен, тогда это было ой-ой-ой. Я одну отправил ей, а она мне ответила белибердой. Ну, думаю, чего я тратиться буду, больше ничего не отвечал.

    Спустя два дня мы вернулись домой, включается телефон, а у меня от нее шесть или семь пропущенных звонков. Я думаю, что-то случилось, наверное. Созвонились. «Саша, Саша, как долетел?» —«Нормально все». — «Так слушай, ты мне там писал смску — это что, правда?» — «Да». Она секунда 10–15 помолчала: «Я тебе перезвоню».Как мне рассказали потом, ей звонили много людей с поздравлениями. Она-то думала, что я так пошутил, а все оказалось по-другому.

    Сразу изменилось мнение. Нас начали звать на передачи, я более менее стал медийной личностью. Когда на «Новый канал» пригласили, то вообще. Там была программа «Доброе утро», меня туда позвали, и мы там с ZeroGravity сидели час и рассказывали что-то. А для нее вообще: «Мой сын в телевизоре», она там всем рассказывала. Гордилась. Сейчас она уже 4 года живет полностью на моем обеспечении, поэтому, я думаю, она не сильно расстроена тем, что я когда-то очень много играл.

    — Сейчас она следит за турнирами, разбирается в доте?

    — В доте не совсем понимает. Но у нее есть ребята с работы, которые сообщают результаты, или мои друзья, которым она периодически звонит. Меня особо не достает этим. Не знаю, то ли ей не с руки, то ли еще что, но про игры она не спрашивает. Иногда поздравляет с победами или сочувствует поражениям. Сильно мы на эту тему не общаемся.

    — Самый крутой турнир в карьере?

    — Само собой The International. Чем дальше, тем лучше. Последний был самый крутой… Хотя нет. Предпоследний оказался лучше. Они пожадничали, сняли два отеля, половина жила в одном, половина в другом. Круто, когда живешь в отеле, где сразу все проходит, а если рядом, то не так хорошо. И это единственный был минус, пожалуй. А так там все очень качественно, отработанные тайминги, есть план, А и план Б.

    Например, игра через два часа. За час они тебя забирают, чтобы ты никуда не пропал, у них там начинается шоу, каждый человек тебя проводит. Они нанимают какое-то ивент-агенство, которое всем этим занимаются уже два или три года. Ну, и они уже как часть семьи, получается.

    — Ты из того поколения игроков, когда ты еще ездил на ASUS Cup. Как ты относишься к тому, что новое поколение игроков недовольно условиями, которые раньше казались нормальными? Правильно ли они ноют, как EternalEnvy, или еще пока киберспорт на такой стадии, когда допустимы маленькие огрехи?

    — Нет предела для совершенства. Само собой, лучше сделать турнир качественнее, чтобы были комфортные сидения, чтобы люди не напрягались лишний раз и занимались игрой. В конце концов, ивент создан для того, чтобы люди смотрели на хорошую игру и показывали ее. А если ты будешь сидеть на лагающем компе… Бывает, приезжаешь на турнир с призовым три миллиона долларов (три миллионов долларов!). Мы приходим, а у моего компьютера нет монитора.

    — Подозреваю, это Китай в основном.

    — Да, Китай. Мне важно, чтобы стул был определенной высоты. Люблю сидеть высоко. И если низко, то мне просто некомфортно. Получается, запястья касаются стола, постоянно ерзаю. Трения вызывают дискомфорт. Поэтому лучше, чтобы руки были над столом. Нужен высокий стул. Если пластмассовые стулья, то я беру по два, по три. Мне все равно, какого они качества и мягкости, лишь бы было высоко. Случалось такое, что я брал ящик и ставил его под стул, делал себе комфортную высоту.

    alt

    Что касается Eternal Envy. Он, конечно, придурковатый в том плане, что заявляет на весь мир: «Вот вы ***** (придурки) мне стул не смогли дать нормальный» — это плохо. Но то, что он вообще заставляет думать об этом, — это хорошо.

    — Можешь еще что-нибудь рассказать о самых диких случаях?

    — Мы были на турнире в Малайзии, играли на сцене. Там стояли какие-то мониторы непонятные, их нужно было менять. Всем поменяли, а мой унесли и ничего не поставили взамен. Я сижу себе, никого не трогаю. К нам подходят спустя 15 минут админ, мол так и так, готовы ли вы начинать? Я, конечно, готов, но без монитора не очень. Он типа «Ха-ха, сейчас принесем». Подходит другой админ и спрашивает: «Готовы ли вы начинать?» Я немного пригорел. Он еще так спросил: «Na’Vi, почему мы вас так долго ждем? В чем ваши проблемы?». Потом, кстати, посредине игры загорелся свич или что-то еще. Просто повалил дым из-под компьютера Dendi. Мы вышли, они там починили, но больше мы не играли в тот день.

    В Китае опять же была история, когда я пришел, а у меня ни компьютера, ни монитора. В Азии больше всего происходило непонятных вещей. Вообще, хреновые турниры мы называем нарицательным«EMC + страна». Например, EMC China.

    — Как выстроен день киберспортсмена?

    — Я — пример самого обычного человека. У меня нет специальной диеты. Я провожу много времени за компьютером, поэтому каждое утро делают зарядку. В зал я ходил какое-то время, но из-запоездок я забросил это дело. Раз сходить, а потом месяц отдыхать мне было откровенно лень. Скорее больше провожу времени за дотой. Сейчас уровень игры вырос, и если ты хочешь конкурировать, нужно много тренироваться.

    alt

    — Miracle- проводит 14 часов в день в доте.

    — Да, много таких ребят. Он молодой, у него еще сил хватает. Я больше играл в его годы. Сейчас поменьше, потому что элементарно устаю. И физически, и морально. Хочется сходить проветриться, посмотреть фильм, полежать, почитать. Очень люблю читать.

    — Что ты из последнего читал?

    — Последнее — Вербер «Микролюди», Джек Лондон «Мартин Иден».

    — Можешь назвать топ-3 своих любимых книг?

    — Первое — Грегори Дэвид Робертс «Шантарам», второй — Бернар Вербер и его дилогия «Танатонавты», а дальше — очень много фаворитов. Трудно выделить кого-то особенного. Очень нравится Стиг Ларссон и его «Девушка с татуировкой дракона».

    — Как ещё отдыхаешь от доты? Просто ты известен тем, что ты не анимешник — это редкость.

    — Я не могу сказать, что я девственен в плане аниме. Одно произведение я всё-таки посмотрел — «Тетрадь смерти». Я не поведусь на другую попсу анимешную типа «Наруто» или «Баскетбол Куроко». А с «Тетрадью смерти» получилось забавно: я, как всегда, унижал анимешников, а мне кинули челендж и сказали, что если я начну смотреть, то уже не смогу оторваться. Собственно, так оно и было. Сел и смотрел очень долго и много. Если бы оно не было анимационным мультфильмом, а полноценной кинолентой — получилось бы гениально! Задумка хорошая и японских крайностей (мимишностей различных) нет. Сюжет и персонажи хорошо продуманы, линия прорисована, правда, концовка затянута, но, я думаю, что это всё от большого успеха и ради дополнительной прибыли.

    — У тебя есть девушка?

    — Нет, уже нет. Но вообще я немного нестандартный игрок. Много гуляю, провожу время на улице, с друзьями. Бухаю само собой. То есть, если я не буду рассказывать, что я играю в компьютеры, то никто об этом и не догадается, чего не скажешь о большинстве игроков. Это не негативный момент, просто факт. Сейчас вообще переломный момент в моей жизни — я перешёл в новую команду, забил на все гулянки, сижу дома и много играю. Пока не надоедает, наоборот, получаю всё больше и больше удовольствия, возвращаю интерес к Доте. Раньше она немного надоедала из-за постоянных проигрышей.

    alt

    — У тебя сейчас настал новый жизненный этап. Ты перешёл в Team Empire. А как вообще происходят трансферы игроков в Dota 2. Как переходят из команды в команду киберспортсмены?

    — В контракте у игрока обозначена цена его перепродажи при переходе в другую организацию. Вообще, в контракте всё описано: за что платит игрок, за что платит организация, что получает игрок в случае «кика» из команды. В моём случае, контракта уже не было 3 месяца, мы хотели его подписать, но я отказался. А потом дело как-то замялось, ну и я уже понял, что раз ко мне никто с этим вопросом не лезет, то значит настало время уходить, и мы решили разойтись. Я стал свободным агентом, и меня подписали в Team Empire.

    — Долго ли ты выбирал команду? Были ли за тебя торги? Всё-таки ты один из самых известных игроков в мире. 

    — Да, много было предложений. Некоторые предлагали поиграть в СНГ, некоторые — за границей, но я не очень был в этом заинтересован, так как хотелось играть в настоящем коллективе, где я хоть кого-нибудь знаю. Потом я безрезультатно играл некоторое время за HR, затем начал регулярно стримить, чтобы подождать недельку, пока команды доиграют свои турниры. Потом со мной связались Team Empire. Я съездил поиграл с ними в Вильнюсе, затем поехал в Москву. Поиграли, выиграли турнир, я подумал «почему бы и нет?». Мы обсудили этот вопрос с ребятами, с менеджментом и решили оставить такой состав. Потом поехали в Китай, правда не очень удачно там сыграли, заняв 5–8 место, но, в целом, выступили более-менее. Просто не успели сыграться и допускали глупые ошибки.

    — Ты сам доволен составом? Чувствуешь, что есть куда расти?

    — Я доволен. Если мы с Глебом успешно впишемся в коллектив и у нас подтянется дисциплина, то есть все будем серьёзно относиться к игре, не будет такого, что кому-то что-то лень, то наши перспективы вообще безграничны.

    — Есть такое мнение, что в традиционном спорте после 30-ти карьера идёт на спад. Можно «попылить» в различных командах, затем уехать в экзотические страны на большие контракты. В киберспорте на примере игроков в Counter-Strike мы видим, что и в 30 лет можно нормально играть. Как ты считаешь, можно ли оставаться стабильно успешным в киберспорте после 25–27 лет? Конкретно в Dota 2.

    — На самом деле тяжело после 25-ти играть… Правда, мне будет 25 только через 4 дня (интервью было проходило 25 декабря 2015 года), поэтому я ещё не знаю. Но молодым несомненно легче,во-первых, и концентрация другая, и приоритеты в жизни другие — можно сутками проводить в игре время. Родители еду принесут, что-то для тебя сделают и так далее, особенно если ты деньги зарабатываешь. А к 25-ти годам, когда у тебя появляются квартира, личные дела, девушка и другие заботы — никто вместо тебя дела не выполнит.

    У меня такая ситуация сейчас, что я живу в Киеве, а все мои родственники остались в Крыму, то есть они теперь россияне. С этим тоже возникают определенные проблемы в виду политической ситуации. По 20 часов уже не поиграешь, да и к 30 годам уже надоедает играть. К примеру, есть уважаемые и в прошлом, и в настоящее время игроки типа NS и Смайла, которые нашли себя в деле, связанном с Dota 2. И таких игроков-ветеранов становится всё больше и больше.

    alt

    — Немного подробнее о твоем опыте. Ты был на The Frankfurt Major в качестве аналитика.

    — Ну, я туда ездил скорее ради развлечения. То есть поехал, заработал даже каких-то денег, посмотрел что и как вообще, да и в целом ивент не хотелось пропускать.

    — Понравилось?

    — Ну, такое. Один раз — не аналитик. В принципе, нормально, но больше не хочу ехать так, хочу играть. Если уж совсем всё плохо будет с игрой и стримами, и ничего не будет получаться, то, может быть, ещё раз поеду аналитиком. Но пока такой ситуации я не рассматриваю.

    — Стримы у тебя нормально заходят.

    — Я это тоже не рассматриваю как основной способ заработка. Это прикольно, да, даже деньги какие-то получаются. Но со стримами сейчас очень непонятно. Стримлю чисто для себя, для удовольствия.

    — Можно зарабатывать на стримах?

    — Ну, если совсем открыто говорить, то мне недавно предлагали стримить на Azubu и получать за это просто так солидную сумму ежемесячно. Это помимо подписок и прочих вещей типа доната. Но просто на Twitch я за три дня заработал более тысячи долларов.

    — Чем бы ты хотел заниматься после того, как завершил карьеру?

     Да пока не ясно. Перспектив много. Единственная проблема — это то, что в нашей стране трудно начать какой-либо бизнес. В любом случае это будет связано с киберспортом, иначе зачем я столько времени играл, нарабатывал такую фан-базу и такие знакомства? Я могу быть как стримером, так и комментатором, менеджером, ну и так далее. Но также хочется развивать себя как личность и за пределами киберспорта, поближе к реальной жизни. Попробую совмещать. Посмотрим, как оно будет, пока что я сосредоточен на своей игре.

    — Ты сказал, что у тебя родственники остались в Ялте, ты сам из Киева. Какое у тебя отношение ко всей этой ситуации с Крымом, как это всё для тебя прошло и как к этому относятся родственники?

    — Я бы не хотел эту тему затрагивать. Я отношусь к этому негативно, но это не из-за того, что я хочу, чтобы Крым был обязательно в составе Украины. Элементарно я не могу туда попасть теперь. Раньше мне требовалось 40 минут для того, чтобы сесть в самолёт и оказаться в Симферополе. Теперь мне нужно 8 часов минимум: Киев — Минск, Минск — Москва, Москва — Симферополь. По этому маршруту тебе постоянно задают какие-то вопросы и так далее. Летом мы ехали на машине и это тоже не особо круто. С точки зрения политики — мне все равно чей Крым, но меня напрягает, что я не могу элементарно добраться до своих родственников.

    — У тебя нормальные отношения с ребятами из Na’Vi?

    — С организацией особо не общаюсь, а с игроками периодически переписываемся. В любом случае, мы в одной сфере крутимся.

    — На Na’Vi обиды нет?

    — Нет, и никаких обид быть не может.

    В материале используются фотографии, взятые из личного архива Александра Дашкевича, а также сайтов Dota2.net и Navi-Gaming.com.

    Автор 
    РЕЙТИНГ +135
    Киберспорт. Самое интересное. Ничего лишнего.
    Подпишитесь на нас в соцсетях: