android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Объединенный медиаблог о киберспорте

Теги Unicorns Of Love Diamondprox

«Не хочу идти на понижение. В СНГ нет хороших команд». Интервью с главной российской звездой в LoL

Данил «Diamondprox» Решетников о переходе в Unicorns of Love, финансовых махинациях организаций и лучшем киберспортсмене года.

— После того, как вы выиграли матч за слот в LCS, у тебя и у ребят в команде было ощущение, что в организации происходит что-то неладное и что состав в том виде, в котором он был, прекратит существование совсем скоро?

— Нет, если честно, такого ощущения не было. Я знал только, что Cabochard (прим.: Лукас Симон-Меслет), естественно, пойдёт искать какие-то новые варианты. Но я думал, что если организация улучшится, то он в итоге останется с нашим составом. Тем более, что мы бы нашли подходящего стрелка за то время, что нам было дано. Так что такого ощущения у нас не было.

— В итоге, когда уже было понятно, что всё, пора искать новую команду — тебя не пугала такая перспектива?

— Если честно, это немного меня пугало, потому что все предыдущие четыре года я находился под крылом одной и той же организацией. Вернее не то что бы организации — одних и тех же людей, что стояли между мной и организацией, которые заботились о нас, давали всё, что нужно и т. д. Когда ты ищешь новую организацию, все люди для тебя новые, неизвестно от кого и что ожидать, и какие возможности имеет каждый человек. Причём не только игроки, но и менеджеры, тренеры. Я ни с кем таковым не общался до этого, поэтому для меня было весьма трудно с нуля найти контакт со всеми. Тем более понимать, как и что работает в этом мире поиска новой команды, потому что я никогда ранее этим не занимался.

— Как вообще шёл этот процесс? Ты обращался к друзьям или люди сами напрямую связывались с тобой, когда узнавали, что ты ищешь команду?

— Скажем так, со мной сначала связались несколько американских организаций, которые хотели попасть в EU LCS через Coke Zero Challenger Series. С ними я начал разговаривать на эту тему, и через них я познакомился с людьми, которые, как они предполагали, будут в их составе в Challenger Series лиге в этом году. С некоторыми из этих людей я уже начал более близко общаться. В процессе возникали новые возможности и появлялась новая информация о вакантных местах в командах. В итоге я оброс контактами и информацией и стал знать всё о Европе, от CS-лиги до LCS: зарплаты, составы, менеджмент, тренеры.

— Сейчас пошла мода публиковать зарплаты своих игроков. Вот Ember выступили за открытость и доступность информации. Насколько это правильно заниматься подобными вещами?

— Не знаю. Я видел цифры, но я не вникал в вопрос налогообложения, а, как мы знаем, в некоторых странах налоги достигают до 50% с трудоустройством, а то и больше. Значит, зарплата в 40 тысяч с 10% будет больше, чем 70 тысяч с 50%. Поэтому такие статьи мне неинтересны до тех пор, пока не будет оглашаться всё вплоть до мелочей.

Что касается самой информации о средней зарплате… Я думаю, что все игроки, которые играют в LCS, имеют достаточно контактов, чтобы узнать, сколько примерно зарабатывают те или иные киберспортсмены. Ты всегда можешь спросить: «Чувак, скажи, пожалуйста, сколько у тех или у других зарплата?». И он про других-то, понятное дело, скажет. Ему, что жалко что ли? С другой стороны, это могла бы быть полезная информация для людей, которые ещё не могут попасть в LCS, но играют в Challenger Series, потому что там дела гораздо более тёмные. Там бы, возможно, эта фишка с зарплатами проканала.

Я думаю, что очень многие команды нелегально регулируют денежные потоки, даже те, что играют в LCS. Поэтому сначала нужно проверять, насколько легально команды ведут свой бизнес, а уже потом заставлять их обнародовать зарплаты, если это вообще необходимо. Я в этом не вижу особой необходимости.

— А много таких организаций есть?

— Я точно знаю парочку.

— Riot никак не влияют на этот процесс?

— Они пытаются улучшить всю эту среду настолько хорошо, насколько могут. Они пытаются всё сделать по-человечески, нормально, а команды с менеджерами всё хотят сделать так, как им будет выгодно.

— Какие требования к тебе предъявляли Unicorns of Love, как к претенденту? И вообще, что требовали разные организации? К примеру, тренироваться по 10 часов в день или быть топ-1 в Европе в ладдере.

— Подобных требований нет. Оно итак понятно, что я буду играть по 10 часов в день и быть топ-1 Европы в ладдере. Просто в процессе разговора с менеджерами я так поставил себя, что я тренируюсьстолько-то времени в день и добивался таких-то результатов в «солоку». А так тренировочный процесс должен происходить в команде. Если хотите, давайте посмотрим, как это сработает в тренировочных матчах. Сыграли «скримы» — всё понравилось. Пошли разговоры дальше, о более «жизненных» проблемах, которые могут помешать присоединению к европейской команде. По большей части речь шла о визах.

— Им было всё равно, из какой ты страны? То есть, прежде всего, важен человек, его опыт и понимание?

— Естественно, важно, как ты относишься ко всему. Твое отношение к людям, к критике. Насколько ты готов работать над собой и над командой. Все эти аспекты рассматриваются во время твоих пробных игр. Дальше уже решается: подходишь ли ты к ним, или нет. А из России я или нет — влияло только на визовый вопрос. Визовый режим у нас такой, что за рубежом можно находиться только 90 дней в течение полгода, а этого недостаточно даже для одного сезона LCS, только если не ездить туда-обратно. Поэтому разговор зашёл о рабочей визе, которую сделать не так-то просто с учетом того, что я профессиональный игрок в League of Legends. Но мы пытаемся, я уже подал документы, у меня их приняли. Будем дальше работать в этом направлении.

— Ты упоминал, что были предложения от других организаций, кроме американских. От кого именно, если не секрет? К примеру, обращались ли к тебе из Кореи?

— Из Кореи — нет. Я более чем уверен, что в Европе можно создать хорошую команду. Сейчас на твой результат, помимо остальных пяти игроков, влияет сама организация, которая должна следить за всеми киберспортсменами, чтобы они каждый день улучшали свою игру и выходили на топ-уровень к мировому чемпионату. Пока что только одна организация в мире показала высочайший уровень в этом плане. Если грамотно сделать всё так же, как SKT, то можно чего-то и добиться. Поэтому я не рассматривал вариантов с Китаем и Кореей. Были предложения из стран «третьего» мира поиграть за деньги. К примеру, Турция, Бразилия. Но, подумав, я решил, что деньги — это не главное. Также и в EU LCS я выбрал вариант не из-за денег, а из-за той командной силы, что чувствую в ребятах. Пока что денег хватает.

— То есть ты не собирался идти на понижение в СНГ?

— Это без вариантов. В СНГ я абсолютно точно не собирался идти. Какой смысл мне переходить из высшей лиги в одну из самых низших, то есть СНГ? Чего я там добьюсь? Там нет ни хороших команд, ничего. Там есть только несколько неплохих игроков, которых можно собрать вместе и чего-то добиться. Но опять-таки, все, чего ты добьёшься, — попадание на мировой чемпионат через Wild Card. А там тебя опять раскатают без шансов, потому что тренировочного процесса у тебя нет как такового. Ты играешь в России, и европейские команды вряд ли захотят с тобой тренироваться.

— Ты уже говорил, что вы с ребятами из команды уже тренировались. Как ты оцениваешь своих напарников?

— Они, как люди, все очень целеустремленные. Все так же, как и я, выбрали этот путь, так сказать, не из-за достатка, а из-за возможности чего-то добиться. Поэтому у нас у всех единая цель, и самое главное, что это впервые за несколько лет. Возможно, потому что мы тренировались всего лишь месяц, а, возможно, потому что это так и есть. Впервые за несколько лет в команде никто не злится, поэтому и разбор ошибок проходит менее травматично, чем раньше. Мне пока с ними очень нравится работать. Большого прогресса мы пока не добивались, поскольку сейчас никто активно не тренируется. Мы просто приспосабливались друг к другу все это время. Когда мы начали тренировки, никто не практиковался особо. Те же Fnatic или H2k сели тренироваться за три дня до IEM. Как мы видели, их там отфигарили по полной программе.

— В общем, было заметно.

— Для них все кончилось печально. Я уж не знаю, почему они так сделали, это уже их дело. В общем, не с кем было тренироваться, поэтому мы потренировались для себя. Скажем так, выяснили наши слабые стороны, наши сильные стороны, что нам нужно тренировать и над чем работать, и с чем мы уже пойдем на буткемп в новом году.

— Разбор полетов в основном ложится на тренера и аналитика?

— Естественно, это ложится, по большей части, на тренера, потому что в игре мы работаем как команда и замечаем только свои ошибки. Может, отмечаем ошибки других, когда они отражаются непосредственно на нас самих. Мы редко находим общие недочеты в плане передвижения по карте.

Допустим, когда ты мог сам двинуться по карте в определенном направлении, добиться чего-то большего, ты это заметишь. А когда могли все 5 человек совершить иное телодвижение и добитьсячего-то большего, это уже труднее увидеть, находясь в игре. Потому что ты пытаешься ее выиграть, как бы сосредоточен на том, чтобы не облажаться. Ошибки в передвижениях по карте уже подмечает тренер. Мы от себя после каждой игры говорим, что, по нашему мнению, мы сделали недостаточно хорошо и над чем мы могли бы работать.

Например, не так сыграли на линии. От себя каждый говорит, что он думает, что пошло не так. Тренер говорит от себя, что он думает, почему мы проиграли и какие неправильные передвижения по карте, по его мнению, сделали. Дальше мы приходим к общему выводу, запоминаем то, над чем нам нужно работать, и больше стараемся не повторять таких ошибок. И, в принципе, так это и работает.

— Какого тебе сейчас играть в лесу? Интереснее, чем до этого или, в принципе, ничего не поменялось?

— Играть в лесу стало, безусловно, интереснее. Мне нравится, что теперь ты получаешь бонус опыта, а не золота за апгрейд своего мачете (прим.: основной предмет для лесника). Потому что теперь ты не так сильно отстаешь по уровню, как раньше. И по голде всё не так плохо, потому что после 12 минуты у тебя приток золота увеличивается, если ты не нафармил там чего-то. Единственное, что мне не очень нравится — это вариативность лесников. В год добавляется по одному джангл-чемпиону, а от других избавляются, как это было с Evelynn. Ее просто удалили. Kha’Zix — его просто стерли с лица земли. В итоге остались 4 лесных чемпиона: Elise, Rek’Sai, Kindred, Lee Sin. Хотя, в принципе, все лесники сейчас примерно одинаково полезны, но эти четыре особенно.

— Тебе не кажется, что начиная со второго или третьего сезона, лесники стали меньше влиять на игру?

— Во втором-третьем сезоне? Представь лес. Ты волк, допустим. У тебя есть три линии, на которых стоят кролики, а ты просто волк, который охотится за ними. Эти кролики очень тупые, они даже не пытаются от тебя спастись, они просто стоят и стараются убить друг друга. Естественно, ты придешь их и сожрешь без каких-либо шансов. И после этого ты будешь думать, что у тебя офигеть какое большое влияние на игру. Вот в первом-третьем сезоне ты был этим волком, а кролики даже не задумывались, что есть такая роль — лесник. Никто даже не думал: «Блин, а если придет лесник, что я буду делать? Как мне спастись?». Ко мне пришел лесник — я сдох, ничего страшного. Может, в следующий раз повезет, и он не придет.

В четвертом-пятом сезоне все стали думать, как бы так спозиционировать на линии, чтобы при раскладе, когда ко мне придет лесник, я бы не так сильно терпел. Люди из тупых кроликов превратились в нормальных игроков, и охотиться на них стало не так легко. Помимо этого, саппорты перестали стоять на линии в кустах afk (прим: с англ. away from keyboard, дословно «не у клавиатуры») 24/7 и начали двигаться по карте, что создает прессинг на лесника. Ты не можешь пойти и проверить каждый куст, потому что там ты можешь встретить вражеского саппорта с лесником. И если с тобой нет саппорта, то, скорее всего, ты сдохнешь. Поэтому «ганкать» стало не так просто, люди поумнели. Во время вылазок тебя самого могут убить. Поэтому кажется, что твое влияние на игру стало меньше.

Люди поумнели и начали избегать того, чтобы быть съеденными волком просто на халяву. Больше ничего не изменилось. Сама роль настолько же эффективна, как и была. Просто нужно думать гораздо глубже, чтобы приносить какую-то действительно большую пользу команде. Возможно, ее даже никто не заметит. Но ты можешь просто анализировать действия вражеского лесника, «заспотив» его на одном лагере до того момента, как он вернется на базу. Если ты имеешь представление о возможностях его героя, то поймешь, что он планирует делать в будущем. И за счет этого ты можешь дать информацию своей команде, где он бродит в течение двух минут с того момента, как ты его увидел. А твоя команда может на других линиях начать бить лица, и это тоже будет полезно.

Роль лесника поменялась с волка, который просто ходит по линиям и ест кроликов, которые что-то бесполезное делают. Она превратилась в мозг, который должен сообщать команде о том, где есть опасность, а где нет. И приходить и создавать эту опасность самому, если она требуется. Ты больше не можешь на халяву получить «киллы», но ты можешь выиграть карту за счет грамотного передвижения и команд.

— «Контр-джангл» также эффективен сейчас?

— Да, просто нужно делать это с умом. И тебя точно также могут на этом подловить. Нужно это делать так, чтобы враг этого не ожидал до того момента, когда будет уже поздно. Даже если враг заподозрит, что ты его будешь контрджанглить, он уже потеряет пару лагерей и все. Если он узнает, что ты заходишь в его лес с противоположной стороны карты и будешь там его ждать, он просто пойдет в твой лес, не зачищенный, и ничего не потеряет. А может еще и выиграет, если твоя более уязвимая линия находится ближе. Поэтому нужно продумывать реакцию своего оппонента, предугадывать, где у него есть обзор на карте, предсказывать, что ты будешь делать в каждом случае, и какие последствия это повлечет.

— У нас на сайте в комментариях часто возникают споры между людьми, которым нравится LoL, и людьми, которым нравится Dota. И вторые всегда жалуются, что, во-первых, LoL скучно смотреть, а во-вторых, стратегии не отличаются многообразием. Так ли это?

— Допустим, ты ребенок, который смотрит в первый раз, как его папа играет с другом в шахматы. Папа объяснил тебе только, как двигаются фигуры. И выглядит это очень скучно. И они что-то сидят три часа играют, каждый думает над своим ходом по 20 минут. «Что происходит, ребята? Вы не можете свои фигуры как-то быстрее двигать? Что-то поинтереснее делать?». А на самом деле в их голове происходит нереально интересная игра, они рассматривают миллиарды вариантов и приходят к лучшим решениям на данный момент. И это — то, что важно. А не то, что думает ребенок, который знает только, как двигаются фигуры.

Если ты понимаешь игру, то ты будешь понимать, что происходит в матчах на профессиональном уровне (я не говорю сейчас об LCS, здесь бывают и непрофессиональные игры). Будешь понимать, почему люди тут не играют агрессивно, не прессуют и чего они ждут. Тебе будет постоянно интересно, почему они принимают такие решения, и ты будешь находить для себя ответы. А если ты знаешь только, как ходят фигуры (то есть, как работают способности чемпионов), такого понимания ты быстро не достигнешь, и тебе реально может быть скучно. Это игра не только про чемпионов, но и про стратегии. И стратегию тоже нужно понимать, чтобы получать удовольствие от просмотра.

— По сравнению с тем, что было два года назад, тактическое разнообразие стало шире? Раньше люди любили втроем заходить под башню, убивать кого-то, сносить вышку… В общем, проворачивать разные маневры. Сейчас их стало меньше, поэтому иногда кажется, что ребята играют как по учебнику, по шаблону.

— Да, действительно, большинство команд играют как по учебнику, особенно в начале, да и в течение всей игры. Но самое главное — это отклонения от шаблона. У тебя есть очень много моментов, когда ты можешь свернуть в другом направлении и выиграть для себя небольшое преимущество. Если ты это делаешь, то ты будешь выигрывать, а если нет, то тебя поймают более сильные претенденты на победу. Поэтому «дайвы» втроем нужно спланировать. Просто так ты не можешь прийти и дружно прыгнуть под вышку, потому что обычно враги тоже не глупые. Они ставят варды и, если чувствуют опасность, уходят из-под башни. Даже если ты придешь и заберешь вышку втроем, они отступят и сделают то же самое на другом конце карты. Сейчас все больше завязано не на убийствах героев, а на передвижениях по карте, сносе вышек и забирании вражеского леса, чтобы заставить врагов голодать и отрезать им способы получения золота через их лес.

— Чего ожидаешь от 2016 года в личном и профессиональном плане?

— Скажу, на что я надеюсь. Я надеюсь, что я вырасту как личность и как игрок. Что я смогу вести за собой команду как лидер. Смогу проявить себя достойно на своей роли и показать людям, что я сделал этот выбор в сторону Unicorn не просто так. Я действительно над ним хорошо задумался и взвесил очень многое перед тем, как пойти туда. Считаю, что это хороший шанс получить много из того, что я хочу. А конкретно добиться каких-то успехов в сфере LoL в 2016 году. Посмотрим, как пойдёт, загадывать ничего нельзя.

— На собеседовании любят спрашивать: «Кем вы видите себя через пять лет?». Ты можешь сказать: останешься ли ты на профессиональной киберспортивной сцене или пойдешь по профессии работать?

— У меня есть более далеко идущие планы, чем на пять лет, но я пока не буду о них распространяться. Я хочу работать в компьютерной индустрии. Это все, что я могу сказать. Но я точно не хочу отходить далеко от компьютерного мира и киберспорта. Это то, что мне нравится, это действительно мое призвание и предназначение. И поэтому я не вижу смысла идти работать каким-нибудь директором ресторана или открывать свое дело, если это не будет приносить мне никакого удовлетворения. Поэтому я останусь в этой сфере. Куда я в ней попаду, посмотрим. Надеюсь, туда, куда хочу.

— Если тебе предложат большие деньги, чтобы стать тренером или аналитиком какой-нибудь корейской команды, ты готов променять карьеру игрока на финансовое обеспечение?

— Карьера игрока — это не единственное, чем можно заниматься в компьютерном мире. Я не против заниматься и тренерством. Но для этого мне нужно еще поднабраться знаний. Чтобы тренировать корейскую команду, нужно как минимум знать корейский. Если это будет действительно стоящее предложение, я бы рассмотрел его. Я бы, возможно, начал учить язык или что-то такое. Я не против тренерства в какой-то момент, когда я буду чувствовать, что я как игрок всего добился и мне не хочется больше стараться. Потому что я знаю, что как игрок ты тратишь очень много времени на то, чтобы просто поддерживать свой уровень игры. А как тренер ты можешь развиваться, просто анализируя игру, находя то, чего другие не видят. И это понимание от тебя вряд ли куда-то уйдет.

— Многие из обычных зрителей считают, что Faker в нынешнем году — это довольно раздутая звезда. Да, он стал двукратным чемпионом мира, но его уровень игры был намного ниже, чем два года назад. Ты согласен с этим?

— Нет. Я считаю, что его уровень игры был выше, чем два года назад. Я бы даже сказал: намного выше, как и уровень любого другого профессионального игрока по сравнению с ним же самим двухлетней давности. SKT двухлетней давности сейчас без шансов бы отлетели от кого угодно. Все очень быстро растет и развивается, это просто со стороны это не так заметно. Я бы сказал, что просто разница между ним и другими мидлейнерами сократилась, и поэтому он больше не выглядит настолько доминирующим. Он не может прийти на любом чемпионе на линию и насовать кому угодно. Ему действительно приходится прилагать большие усилия, чтобы кого-то победить. И он их прилагает, и он действительно по-прежнему лучший мидлейнер в мире. Просто разница между ним и другими мидлейнерами не такая большая, вот и все.

— Если говорить о тебе, то Diamondprox из Moscow5 и нынешний — сильно отличаются друг от друга?

— Конечно. Я бы раскатал того игрока без шансов, 10 из 10 игр. Все растет и развивается. Ни один игрок 2013 года не идет ни в какое сравнение с игроками текущего уровня даже из LCS, я уже не говорю о более высоком уровне.

— Некоторые любят называть тебя новатором, но при этом аудитория также любит критиковать. Мол, ты как игрок уже сдулся и тебе пора завязывать. Что ты им ответишь?

— Последние два года действительно были не такими удачными, за исключением пары турниров из серии IEM. И да, меня действительно есть за что критиковать. Но критика должна быть обоснованная и точная. Я сам себя могу критиковать очень много за каждую игру и за то, какой стиль игры я выбрал конкретно на последний отрезок 2015 года, когда играл непосредственно в летнем LCS. Я слишком много играл вокруг «топа». Просто «топ» слишком много плакал, что ему нужна была помощь, поэтому я уделял ему основное внимание. Я понимаю, что это была ошибка. Я это учел и в будущем постараюсь думать по-крупному, нежели чем об одной линии.

Могу сказать что, как игрок я еще не сдулся, иначе бы меня все фигарили в «солоку» как минимум. А там пока что нет лесников, которые представляли бы мне угрозу. Посмотрим, что будет в новом году.

— Часто ли ты читаешь комментарии после матчей? Насколько сильно ты заостряешь внимание на негативных моментах?

— Вообще, я для себя еще не до конца определился с тем, что нужно делать относительно этой критики. Пока что я работаю в таком режиме: я читаю очень много комментариев на Reddit к каждому матчу не для того, чтобы посмотреть «ох, как меня хвалят» или «ох, как меня ругают». Я после матча всегда отмечаю ошибки. Потом пересматриваю игру и замечаю какие-то нюансы. А еще я читаю очень много людей, которые что-то говорят и в 99% случаев неправы, неважно: хорошее это или плохое. Но тот 1% я увижу, и он поможет мне стать лучше, как игроку. Кто-то один попадет в небо, и если я пойму, что он сказал правду, я смогу к этому прислушаться и улучшить себя. Я вот так отношусь к критике. Я отсеиваю ее до тех пор, пока не увижу тех слов, которыми нахожу вменяемыми.

— В чем заключается твоя философия по жизни?

— Как бы это банально не звучало, я всегда стараюсь не делать того, что бы мне не понравилось, если люди сделали бы по отношению ко мне. И наоборот. Это такие обычные правила, которые я применяю практически все время. В остальном есть еще много вещей, на тему которых можно говорить. Это как бы мини-правила, которые я для себя установил и которым я следую. Они не такие глобальные и не такие повсеместно используемые мною.

— Стив Джобс говорил, что «смерть — причина перемен. Она очищает старое, чтобы открыть дорогу новому. Сейчас новое — это вы, но когда-то (не очень-то и долго осталось) — вы станете старым и вас очистят». Ты готов уступить свое место молодым и амбициозным или готов дальше биться, пока есть силы и возможности?

— Когда будут дети, я им уступлю. Пока что это мое время.

Все изображения взяты из личного архива Данила Решетникова, сайта Gambit Gaming и Flickr-альбома Riot Games.

Автор 
РЕЙТИНГ +24
Киберспорт. Самое интересное. Ничего лишнего.
Подпишитесь на нас в соцсетях: