Теги Виталий V1lat Волочай телевидение SumaiL «SumaiL» Hassan Virtus.pro Матч ТВ The Boston Major Roman «Resolut1on» Fominok

«Аудитория доты в России – 500 тысяч. А должна быть 5 миллионов». Футбольный комментатор в мире киберспорта

Большое интервью Павла Занозина – о спорте и киберспорте.

Павел Занозин давно работает футбольным комментатором, но в этом году он уже дважды погружался в киберспорт. Две недели назад комментатор полетел на Бостонский мейджор – топ-турнир по Dota 2. Занозин не комментировал доту, но помогал студии RuHub, снимал небольшие программы и запустил грандиозное обсуждение проблем в комментировании доты.

Cyber.sports.ru пообщался с Павлом Занозиным и узнал, кто из игроков готов стать медиазвездой и чему можно научиться у Вилата.

– Когда ты узнал, что ты едешь в Бостон?

– Узнал дней за десять, мне позвонило начальство и сказало об этом.

– Это было именно задание, ты не вызывался сам?

– Дело в том, что я поработал на «Эпицентре» (крупный октябрьский турнир по CS:GO в Москве – прим. cyber.sports.ru). Было обсуждение, по результатам которого мы решили, что киберспорт – это очень перспективное и важное направление, и его надо показывать. И в результате я возник как фигура, которая могла бы связывать телевидение и киберспорт. Поэтому сначала был «Эпицентр», потом Бостон – все логично.

– До «Эпицентра» у тебя был какой-то киберспортивный бэкграунд? 

– А что считать бэкграундом? Я играл, конечно же, в игры – и продолжаю играть. Но я не воспринимал это как возможный вид телевизионных трансляций – до тех пор, пока не пошел на «Эпицентр» и не посмотрел на матчи вживую.

– В какие именно игры?

– Естественно, во все симуляторы спортивные, в футбольный менеджер. В Counter-Strike 1.6, как и любой человек, играл в компьютерных клубах. В стратегии вроде «Эпохи империй», в Max Payne. В общем, масса всяких игр, я всегда любил это, но мне казалось, что это просто развлечение, и я не думал ранее, что это может превратиться в такую мощную индустрию.

– Что тебя больше всего удивило на турнире в Бостоне?

– Во-первых, что это действительно выглядит как спортивное соревнование или как концерт рок-звезды, потому что люди в зале ведут себя очень эмоционально: они скандируют, они объединяются в группы, они приходят в атрибутике, реально плачут после поражения любимой команды. Это меня больше всего поразило, потому что, казалось бы, кто-то проиграл в компьютерную игру – почему ты должен из-за этого плакать? Но для людей это такое же событие, как поражение любимой футбольной команды, если мы переносим это на привычные нам уже виды спорта.

Меня с хорошей точки зрения удивила организация, потому что место было выбрано очень красивое, историческое – здание 1925 года постройки. Там органично сумели переплести все с современностью, не было ощущения, что киберспорт, дота – какие-то инородные вещи в этом зале. 

Немного не понравилось, что по городу не хватало информации о том, что здесь происходит. Буквально пара вывесок вокруг арены – и все. Надо было заранее знать, что там проходит мейджор, чтобы туда попасть.

По трансляциям я уже высказывался. Повторюсь, что когда я только оказался там, то меня удивило, как все происходит, но, приступив к совместному комментированию, я понял многие нюансы. Самое главное, что я осознал за эту неделю – такие турниры являются «телевизионным форматом» и для их комментирования необходимо совместно развивать понятную лексику и речевые обороты. Они хотят меняться, хотят развиваться. Очень многие подходили ко мне и спрашивали: «Что нужно делать, чтобы правильно комментировать?»

Думаю, мы вместе с ними будем пытаться улучшать нашу общую работу.

– У тебя были какие-то предубеждения перед турниром?

– Я стараюсь вообще никогда не строить иллюзий, потому что можно приехать и посмотреть, как это есть на самом деле. Я познакомился на «Эпицентре» с Вилатом, с Леной Урусовой (экс-чемпионкой мира по Counter-Strike – прим. cyber.sports.ru) мы вообще подружились, и перед поездкой она мне много рассказывала, как там все проходит и что такое дота. Поэтому я был подготовлен.

– Расскажи, как именно ты готовился: смотрел старые матчи, играл ли сам?

– Я думаю, что в этом надо было разобраться, сначала посмотрев со стороны. Сейчас собираюсь начать играть, просто потому что мне это показалось интересным. Я общался с Леной Урусовой, она уверяла меня, что будет тяжело – и было тяжело, потому что это вообще другой мир. Это совершенно не похоже на ту спортивную жизнь, к которой я привык.

Я, может быть, поехал туда чуть-чуть настороженным и первый день пребывал в таком состоянии. А потом пообщался с Сашей Хитровым, Волочаем, с Димой «Лостом» и понял, что ребята готовы меня принимать. Естественно, реакция среды, в которую приходит новый человек – «Зачем ты нам нужен? Что ты нам можешь хорошего принести?» – но в данном случае они были готовы сотрудничать.

– Давай представим, что тебя с завязанными глазами привели в зал и поставили спиной к сцене: ты бы отличил болельщиков доты от футбольных, например?

– Там есть, конечно, необычные люди, прямо скажем. Но есть и красивые девчонки, есть мощные накачанные парни с бородой и в каких-то крутых шапках. Там разная аудитория – это тоже важная вещь, которую я понял. Ее ни в коем случае нельзя описать в нескольких словах вроде «ботан в очках, прыщах и растянутом свитере, который проводит 20 часов в день перед компьютером». Нет, эти люди есть, но их меньшинство. Есть много людей, которые интересуются не только киберспортом и считают это зрелищем – как поход в кино, в театр или на стадион.

– Кто из игроков тебя больше всего впечатлил?

– Рома Фоминок, «Resolut1on» (украинский игрок американской команды Digital Chaos – прим. cyber.sports.ru). Это человек, который мог бы стать ориентиром для всех. Он очень много читает, интересуется происходящим вокруг. В конце концов, он не побоялся уехать в Америку, в какой-то совершенно захолустный городок. Они там жили на ранчо – 40 минут на машине до ближайшего магазина. И все это ради того, чтобы развиваться в своей профессии. Он в итоге заработал 500 тысяч долларов на прошлом The International, сейчас они дошли до полуфинала – все уже не зря. Мне с ним очень интересно общаться.

Мне понравились ребята из Virtus.pro. У них тоже большой прогресс, раньше они были совсем не готовы к вниманию, к тому, что с ними кто-то хочет общаться, что им нужно давать интервью, что они для кого-то кумиры. Теперь они гораздо лучше к этому готовы, хотя им, конечно, еще нужно стремиться к своим коллегам по CS:GO. Вот эти ребята супер – они являются кумирами того же уровня, что и Криштиану Роналду, они могут как раз увлечь тех, кто начинает смотреть, и показать: вот, смотрите, вы можете быть похожи на Таза, на ПашуБицепса, и для этого вам нужно играть в Counter-Strike.

«Толстые парни часто пишут мне и просят совета». Самый популярный игрок мира в Counter-Strike

В Dota 2, к сожалению, пока мало людей, которых можно привести в качестве примера. Я думаю, что такая звезда должна появиться, человек-ориентир. Мне все говорили про Денди, но его не было здесь почему-то, правда? – улыбается Занозин – Boston Major, большущий турнир – почему нет человека, которого сделали бы лицом? Я думаю, тот же Resolut1on мог бы быть лицом доты.

Сумаил – ну, так. Его волосы прекрасные – это здорово, у него интересная история, но он, по-моему, сам не хочет быть каким-то лицом, он как раз интроверт. Вообще, большая часть людей в доте – интроверты, и в этом проблема. Мы с Ромой Дворянкиным сделали интересное интервью, и он тоже говорил, что извлекать игроков из этого панциря – сложная задача. Ну, на то он и профессионал, на то и требуется менеджер, чтобы делать этих людей публичными, медийными и интересными для публики.

Сайед «Suma1l» Сумаил Хассан, игрок Evil Geniuses, чемпион мира-2015

– Месси же тоже интроверт.

– Месси – тоже интроверт, Магнус Карлсен – тоже интроверт, но его сделали суперзвездой. Ты можешь быть каким угодно интровертом, но главное – как тебя подают. Главное, что ты появляешься на всех плакатах, что ты говоришь и за тобой хотят идти. Можно быть интровертом и все равно стать звездой.

– Твой первый пост про комментирование: это была эмоциональная сиюминутная реакция, или ты хотел создать среду для обсуждения?

– Началось все с того, что услышав несколько вариантов комментирования, я написал в твиттере, что человек, который начнет комментировать доту простым человеческим языком, станет суперзвездой. Это был обычный твит, который никого не обижал. Пришло огромное количество людей, которые мне стали говорить: «А что, эти не суперзвезды? А что, они неправильно комментируют? А зачем ты вообще говоришь такую ерунду?» Я понял, что надо развить свою мысль – пояснить, что я имею в виду. Из этого на следующее утро родился пост в фейсбуке, который вызвал гигантскую реакцию. Я правда не подозревал... 

Тут же специфика в том, что все люди, которые смотрят и играют в доту, сидят в интернете. Поэтому для них пока это абсолютно нормальное общение с привычной лексикой, и все это общение на меня вылилось. Было очень много хороших отзывов, людей, которые соглашались со мной. Очень много было отзывов в духе: «Ничего не надо менять, чувак, вали отсюда, ты совершенно ни в чем не разбираешься». Я действительно ни в чем не разбираюсь, я даже не пытался претендовать на то, что я в чем-то разбираюсь. Я просто высказал мнение человека со стороны, который это услышал, который привык к телевизионным стандартам и который понимает, что эти телевизионные стандарты уже сейчас – а возможно, еще вчера – надо переносить и на киберспорт. Потому что мы уже показываем киберспорт, он уже точно есть и будет на федеральном канале «Матч ТВ». Потому что федеральное телевидение рассчитано на телесмотрение миллионов, и каждому из наших телезрителей язык комментирования должен быть понятен и интересен.

– После твоего поста комментаторы не стали обижаться?

– Нет, не стали обижаться. И это лишний раз свидетельствует о том, что там работают правильные, адекватные люди. Во-первых, естественно, я потом к каждому из них подошел и сказал: «Ребят, никаких претензий? Все окей? Извините, если я кого-то обидел». Но они мне сами задавали вопрос: что нужно делать, чтобы улучшаться? 

Больше всего меня в этом смысле порадовал Дима «Лост». «LighTofHeaveN» у него сейчас ник, но все его называют по-прежнему «Лостом». Он хочет прогрессировать и попросил, чтобы я с ним в Останкино сходил, чтобы он посмотрел, как мы в своих условиях работаем. Он попросил меня показать мои эфиры, чтобы немножко понять, в чем отличие. Мы с ним сидели и разбирали ударения в словах, пытались понять, правильно или неправильно употреблять тот или иной термин, можно ли его заменить на какой-то русскоязычный аналог.

В общем, работа реально началась – работа над тем, чтобы меняться. И не было ни одного человека, который бы мне сказал, что я совсем на 100% неправ.

Конечно, главный спор был по поводу англицизмов. Я думаю, что этот спор будет продолжаться еще очень долго, потому что здесь крайне сложно найти одно решение. Люди привыкли так, а люди которые не смотрят, не могут понять, что происходит, если им не объяснять. Нужно как-то совмещать эти две аудитории. Вот над этим в ближайшее время мы все вместе будем работать. Ясно уже сейчас, что выход киберспорта на федеральное телевидение дает не только этому виду спорта, но и нашим телезрителям замечательные перспективы развития и огромный объем информации, которую нужно понимать и в этом материале разбираться. Уверен, что совместно с профессионалами, комментировавшими ранее киберспорт в интернете, мы совместно сможем создать новые речевые стандарты, понятные массовому телезрителю, что сделает киберспорт еще более популярным и востребован.

– С англицизмами проблема еще и в том, что среди киберспортивных комментаторов нет единого мнения: Каспер (комментатор Роман Лепехин – прим. cyber.sports.ru) продвигает идею, что нужно заменять англицизмы, а остальные воспринимали это в штыки.

– Вот именно. Каспер как раз ответил на мой пассаж, что все комментаторы одинаковы: «Смотри, вот я же пытаюсь меняться». И это правда так. Я думаю, что Рома находится на правильном пути, потому что безусловно есть возможные аналоги большинству англицизмов, которые надо менять. Потому что делать из термина глагол – например, из термина «бафф» делать глагол «баффить» – мне кажется, это неправильно.

А термины, конечно, должны быть. Я всегда сравниваю это с тем, как если бы я говорил, что футбольная команда «офсайдит» соперника. Мы же не можем так сказать. Слово «офсайд» есть, слова «офсайдить» – нет и никогда не будет. То же самое и в доте.

– На твой взгляд, кто из комментаторов дальше других продвинулся к телевизионным стандартам?

– Я думаю, что все продвинутся примерно одинаково, потому что на мейджоре работали лучшие – не зря их приглашают. Мне очень рекомендовали комментатора Пинги, который уже перестал работать, и говорили, что как раз он ближе всего к тому, о чем говорил я. Если он вернется – кто знает, может быть, у него будет получаться.

На самом деле, все шестеро ребят, я думаю, совершенно спокойно при правильной работе, при понимании, что нужно делать, будут тоже готовы работать на телевидении.

– Как будут организованы трансляции киберспорта на «Матч ТВ»? Это будет отдельный продакшн или на базе «Рухаба»?

– Во-первых, я все-таки комментатор, а не продюсер, организатор или шеф-редактор, поэтому я не могу точно сказать, как это будет сделано. Как это было на «Эпицентре»: часть мы просто брали у «Рухаба» и часть делали сами – наши эфиры, мои включения. Думаю, глупо было бы не использовать их наработанную базу, но при этом давать наши возможности, нашу классную студию, наши технические примочки – и, конечно, наших людей.

Я по-прежнему считаю, что мне еще нужно усилить свои знания в киберспорте. Но мое понимание того, как работает телевизор, позволяет мне с другого ракурса посмотреть на то, как можно показывать киберспорт массовому зрителю. Мы скрещиваем эти два подхода, и в результате получается продукт, который интересен и старой аудитории, и новой, которая обязательно придет и которая гораздо больше.

Сейчас аудитория доты в России, если я правильно понимаю, – 300, максимум 500 тысяч человек. А должна быть – 5-10 миллионов, к этому надо стремиться.

– Давай возьмем комментатора, который не разбирается в доте, – хотя бы тебя. Твоя оценка: сколько времени нужно отыграть, отсмотреть, готовиться, чтобы комментировать доту?

– Сложный вопрос. Дота – очень сложная игра. В ней очень много того, что непонятно с первого взгляда и даже со второго и с пятого. Конечно, нужен человек, который бы помогал разобраться. Я подозреваю, что месяц хороших занятий с углубленным погружением – и я смог бы работать на уровне комментатора play-by-play. Там ведь тоже есть разделение ролей. Есть люди, которые – условно – «гоняют мяч» и рассказывают, что происходит, а есть люди, которые анализируют. Вот анализировать я бы не смог никогда, но это то же самое, что посадить меня в футболе анализировать. Я очень давно знаю футбол, разбираюсь в нем, но я не Валерий Карпин и не Константин Генич.

А «гонять мяч», давать эмоции и рассказывать интересные факты я умею. То же самое можно делать и в доте, и по-моему, как раз этого не хватает нынешнему комментированию. Оно не похоже на телевизионное. Оно совершенно не предполагает уходов в историю, интересных сравнений, литературных и киноаллюзий – то, чем славятся лучшие спортивные комментаторы: Юрий Розанов, Александр Шмурнов, Денис Казанский, Кирилл Дементьев, Владимир Стогниенко. Я могу всех перечислить. 

Мне кажется, что если со мной посидит человек, который здорово разбирается, и мы в течение месяца будем погружаться в игру, то я смогу это делать. Мне пока еще интересно наблюдать со стороны, погружаться в этот мир. 

– Ты видел опрос у нас на сайте. Понятно, что эти люди предвзяты, но большинство все-таки смотрит и спорт, и киберспорт. Почему две трети людей проголосовали за то, что киберспортивные комментаторы лучше?

– Это антагонизм определенный. На киберспортивном сайте не может быть другой реакции на такой опрос. Если мы проведем его на сайте Sports.ru или matchtv.ru или если проведу такой опрос в твиттере, будет другой результат. Просто люди решили защитить своих – и они в этом молодцы. То, что коммьюнити пытается защитить своих, сохранить целостность, домашнюю обстановку, что «это наши ребята, мы с ними 10 лет», – это хорошо. Просто надо не останавливаться, развиваться, заимствовать что-то из других сфер. 

– Я вижу важное отличие между комментаторами: в киберспорте дистанция между ними и болельщиками гораздо меньше благодаря стримам и твиттеру. Ты так не считаешь?

– Во-первых, дистанция между мной и болельщиками – такая же минимальная. Я всегда отвечаю людям, если они пишут без оскорблений и хамства. Всегда общаюсь, если ко мне подходят на улице. Я вообще не считаю, что отличаюсь от людей, которые смотрят футбол, – я тоже смотрю футбол, просто еще и рассказываю о нем на телевидении. У кого-то, наверное, работа комментатора вызывает ощущение, что человек – небожитель. У меня это совсем не так, и я могу назвать еще нескольких коллег, которые так же общаются со всеми и близки публике.

Мне кажется, что ребята из киберспорта немножко забывают, что задача людей, говорящих на широкую аудиторию, – понимать свою ответственность. Каждое твое слово может поменять мировоззрение, повлиять на чей-то выбор. Когда кто-то переходит на оскорбления, опускается ниже уровня, который может позволить себе комментатор федерального канала,  – это плохо. Я и об этом тоже говорил: мы должны вести аудиторию за собой, улучшать. 

– Ты написал, что вы с комментаторами киберспорта многому научились друг у друга. Расскажи, чему научился ты – не считая того, что пуш – это не атака.

– Слово «пушить» мне уже снится, – смеется Занозин. – Каждый человек, прочитавший тот пост, посчитал своим долгом написать мне, что пушить – это не совсем атаковать. 

Я научился, в первую очередь, воспринимать эту аудиторию как не чужую для себя. То, что она говорит на другом языке, не делает ее хуже. То, что она говорит на языке интернет-сленга, не значит, что она не может говорить на моем языке, на котором я привык разговаривать. 

Я научился у них пониманию того, что даже если ты уже очень многого достиг... Тот же Волочай, почти 200 тысяч подписчиков в твиттере, самый известный человек в индустрии, звезда – казалось бы, чего ему напрягаться. Он по-прежнему на все это смотрит с диким интересом, его прет – прет от работы, от любого события в киберспорте. Думаю, он еще лет 10-15 точно будет в таком состоянии. У моих коллег и у меня, что скрывать, иногда возникает усталость от работы, от футбола. Ты смотришь и комментируешь столько футбола за сезон, что к концу чувствуешь себя выжатым, как лимон. Мне кажется, у них этого нет. Они реально кайфуют от того, что они делают, постоянно находясь в этом бурлящем котле. Этому надо нам всем поучиться.

Фото: instagram.com/zanozin7; instagram.com/resolut1on__; youtube.com/RuHub Media; twitter.com/EvilGeniuses; instagram.com/collegiatestarleague; instagram.com/ricardodavid890; instagram.com/virtus.pro; https://www.instagram.com/v1latko/

РЕЙТИНГ +60
Киберспорт. Самое интересное. Ничего лишнего.
Подпишитесь на нас в соцсетях:

Свежие записи в блоге

16 мая 11:10
Лил выгнал Леброна и сам стал Леброном

6 марта 10:37
9pasha: «Роджер умеет разговаривать в микрофон – это очень приятно»

16 февраля 10:40
RAMZES666: «Роджер – классный чел. У него есть стержень четверки»

23 января 22:43
Дотеры нашли нового врага – это ESL и Facebook

25 ноября 2017 17:10
9pasha: «В играх с Na’Vi меня мочат саппорты, а Crystallize за них болеет»

24 ноября 2017 21:30
Vega играет ужасно. Но наезды на них – это сумасшествие

5 ноября 2017 16:44
Роман Дворянкин: «Lil учится не реагировать на критику и подпитываться ей»

26 октября 2017 13:35
Resolut1on: «Мама не понимает, что происходит в доте, но смотрит игры и спрашивает, почему проиграли»

6 октября 2017 06:30
Паша и s4 на миде, Нун на Мипаре. Тотальная дота Virtus.pro и OG

29 сентября 2017 17:28
Очень простой способ починить систему турниров

Сегодня родились