android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Киберспортивные мемы

Теги Kuro «KuroKy» Salehi Takhasomi Ivan «MinD_ContRoL» Borislavov Team Liquid Amer «Miracle» al-Barqawi The International 7 Maroun "GH-God" Merhej Lasse «MATUMBAMAN» Urpalainen

«Мне нужно заново учиться жить». KuroKy после главной победы в карьере

Капитан Team Liquid Куро Салехи Такасоми дал откровенное интервью The Players’ Tribune – о том, как он шел к победе на чемпионате мира, и о том, как ее пережить.

Сложно объяснить человеку, не знакомому с киберспортом, что такое The International.

Самое близкое сравнение – Супербоул, но там играют лишь один матч. На The International ты как будто играешь Супербоул снова и снова. Напряжение не спадает ни на секунду, и каждое твое движение ловят тысячи глаз на забитой битком арене и миллионы на трансляциях по всему миру.

Я стал капитаном Team Liquid в 2015 году. В то время я помогал приглашать игроков, которые сейчас в составе. Кто-то из них в то время был относительно неизвестен.

Но это в прошлом.

Иван Бориславов (MinD_ContRoL) Иванов – оффлейнер мирового уровня. Лассе (MATUMBAMAN) Урпалайнен – фантастический керри, который зажигает всех своим энтузиазмом и хренью, которую он несет время от времени. В 2016 году мы подписали Амера (Miracle-) Аль-Баркави, 20-летнего иорданца, который первым достиг 9000 MMR в личном рейтинге. А в этом сезоне мы взяли Маруна (GH) Мерхея, восхитительного саппорта, благодаря которому наши драфты стали намного более гибкими.

Я был уверен в нас до начала турнира. Групповой этап мы прошли с результатом 13-3, и перед началом плей-офф нас называли в числе фаворитов всего тунира. Я знал, что если мы выйдем и сыграем в свою игру, то нас никто не победит. Нам нужно было только исполнить все как надо.

Я был почти уверен, что это наш год.

А потом, в первом матче плей-офф, мы проиграли.

Угу, мы отдали две карты Invictus Gaming. Поражение не назвать разгромным, но его было достаточно, чтобы отправить нас кувырком в нижнюю сетку. Конечно, мы не вылетели, но попали в положение, когда нам нужно было выиграть 6 матчей подряд, чтобы занять первое место. The International проходит по системе с двойным выбыванием, которая позволяет каждой команде проиграть один раз в плей-офф. К сожалению, наша первая жизнь сгорела уже в первый день.

Я не хочу принизить Invictus Gaming. У них отличная команда. Они победили нас, потому что играли бесстрашно, в то время как мы были слишком хладнокровны. У них был необычный план на игру, который застал нас врасплох. Я это уважаю. Но должен признать, что у нас сдали нервы. The International – это то, ради чего мы все играем. Каждый игрок в Dota 2, на каком бы этапе карьеры он ни находился, мечтает выиграть этот турнир. Эта штука постоянно у нас в голове, и иногда ты настолько на этом зацикливаешься, что на самом турнире не можешь справиться с давлением.

Наутро перед первым матчем, когда я окинул команду взглядом, я знал, что чего-то не хватает. Мы были слишком напряжены. На всех победных для нас турнирах мы так не боялись и не волновались.

По какой-то причине в то утро перед матчем с Invictus свет прожекторов ослепил нас, и давление не позволило нам сыграть в свою игру. Я помню, как поглядел на GH, который приехал на свой первый The International, и было понятно, что он борется с волнением. Мы не были готовы сражаться и заплатили за это.

Это вполне нормально. Команды постоянно ложат в штаны на The International, это уже традиция. Но моя задача как капитана – вытащить ненужные мысли из команды. Обычно я даю интервью расслабленным тоном, люди привыкли видеть меня таким. Но после этого поражения я понимал, что нужно показать другую сторону себя, ту, которая не видна публике. Нужно собрать всех и выбить эту панику.

За кулисами мы долго общались. Я имею в виду, что говорил один я. Мне трудно естественным образом повышать голос, кажется, будто я заставляю себя орать. И когда я так делаю, все внимание игроков сосредоточен на мне.

Они такие думают: «Ну, если уж Куро орет, то все серьезно».

И да, я кричал. Много кричал.

За свою карьеру в Dota 2 я научился тому, что хорошая работа в команде – это самое важное в этой игре.

Да, понятно, что у тебя в команде должны быть талантливые и дисциплинированные игроки, но раз уж ты играешь на The International, этот пункт выполнен. Там все знают, ради чего они приехали. Дополнительная мотивация не особо нужна, когда ты сражаешься с 17 лучшими командами в мире за 24 миллиона долларов призового фонда.

На этом уровне у всех игроков хватает мастерства, это относительная малая доля в формуле, которая может привести к успеху. Победителей и проигравших на самом деле разделяет не то, как ты сам играешь, но то, как ты взаимодействуешь с партнерами по команде.

Лидерство, кооперация и химия – вот эти вещи определяют чемпиона. Ваши игроки доверяют друг другу? Они перегрызут друг другу глотки после обидного поражения? У вас получится поддержать друг друга, когда кто-то ошибется с ганком или будет пойман вне позиции? Когда вы – неизбежно – будете отставать по игре, вы сможете сохранять оптимизм или утонете в негативе? Конечно, все это звучит как клише, но любой, кто соревновался на этом уровне, подтвердит правоту этих слов. У вас могут быть игроки с самым высоким MMR в мире, но если вы не играете как одна боевая единица, вы обречены.

Поэтому, когда мы ушли со сцены, переживая поражение от Invictus, я сказал ребятам, что мы проиграли из-за психологии. Что им не стоит сомневаться в своем мастерстве. Что им не нужно пугаться The International. Ну конечно, играть там очень страшно, но зацикливаться на сцене и на том, что стоит на кону, – самоубийство. Тебе нужно обмануть себя, поверить в неправду – что это просто еще один турнир. Может, вы назовете меня сумасшедшим, но я постоянно повторял: «Не думайте о победе! Думайте о том, как хорошо сыграть». Потому что если получится, то все остальное само упадет к вам в руки.

Конечно, у меня не железные нервы. Я играл на семи Интернешнелах. В 2013 году я занял второе место, потом три года подряд попадал в топ-8. Я всю жизнь стремился выиграть Эгиду, и это помогло мне как лидеру прочувствовать эмоции моих молодых партнеров, которые не привыкли к такой жаре. Когда я смотрел в глаза GH, я видел то же волнение, тот же стресс, который чувствовал на своем первом The International. Так что после поражения я говорил с ними настолько искренне, насколько мог. Я сказал: «Слушайте, парни, я шесть раз проигрывал этот турнир. Я не боюсь проиграть снова, так что нечего бояться и вам. Мы столько турниров прошли вместе, и это всего лишь еще один из них.

Как я уже говорил, сравнить The International с любым другим турниром невозможно, но я старался убедить мою команду в обратном.

Когда ты паникуешь под угрозой вылета, ты сам не свой – и именно такими мы вышли играть против Invictus. Но с другой стороны, я еще кое-что знал: когда мы играем с удовольствием, Team Liquid становится лучшей командой в мире.

На следующий день мы играли против Team Secret, с которыми раньше хорошо справлялись. К сожалению, на первой карте нас просто уничтожили. Мы сыграли плохо, это было очень неприятно. Поражение поставило нас на грань вылета. Я собрал всех за кулисами и снова начал кричать. Не из злости – это ничем не помогло бы. Вообще, срывать на ком-то злобу эгоистично. Я кричал, чтобы завести парней, чтобы мы смогли сыграть легко и непринужденно, как всегда это делаем. У нас не было выбора. Если бы мы не сыграли в свою игру, мы бы разлетелись по домам гораздо раньше.

Это сработало.

Мы вырвали две оставшиеся игры и путевку в следующий этап турнира. С этого момента мы играли спокойно. Выбили Team Empire, Virtus.pro, затем были сложные победы над LGD и LGD.FY – двумя лучшими китайскими командами. Так мы проложили путь в гранд-финал, где нас уже ждала Newbee.

Помню, как после победы над LGD.FY говорил с ребятами и чувствовал невероятную легкость. Упасть в нижнюю сетку и пробиться к гранд-финалу – это была невероятная прогулка. Мы все еще не достигли главной цели, но хотя бы чувствовали себя самими собой.

Думаю, что пробиться в гранд-финал нам помог именно этот позитив, и мы пронесли его до главного матча в карьере каждого из нас. У нас была хорошая статистика встреч с Newbee, но я говорил всем не расслабляться. Неважно, что мы не раз побеждали их в прошлом. Это – гранд-финал The International, команды не попадают сюда просто так.

В итоге, мы не отдали им ни одной карты, и это был первый финал The International, который закончился со счетом 3:0. Но круче всего было то, что мы были единим целым и показали лучшую доту в своей жизни. Когда дело пошло, ребята начали разогревать толпу. После первой игры Матумба даже провел большим пальцем по горлу.

Так бывает, когда вы уверены в себе.

Мы знатно повеселились.

Но после победы я заплакал.



Я не нытик, но не мог справиться с накатывавшими эмоциями. Все казалось таким нереальным. Мы – чемпионы мира, мы стали богаче на 10 миллионов долларов. Кто-то сказал, что это сделало меня самым высокооплачиваемым киберспортсменом всех времен. Чудесно, и я счастлив, что достиг этого, но я никогда не играл в доту ради денег. Для меня главное – быть лучшим в любимом деле. На планете нет столько денег, чтобы затмить чувство удовлетворения от этого.

Когда эмоции начали отпускать, я почувствовал кое-что странное. Я потратил 7 лет, чтобы победить на The International. Это была единственная цель в моей жизни. Каждый день был прожит в попытках стать лучше в доте. За просмотрами реплеев, скримами, продумыванием стратегий и билдов – каждый день. И когда я достиг того, о чем мечтал, на меня накатило чувство опустошенности. Практически впал в депрессию. Внутри меня будто бы осталась лишь темнота, как будто я потерял что-то очень важное.

Это чувство меня смутило.

Я думал, что со мной что-то не так. Нет, я был рад победе и горд собой. Правда. Это величайшее достижение в моей карьере. Но в этом и причина того странного чувства. Победа на The International забрала мою цель в жизни. Ради нее я просыпался, с мыслями о ней я засыпал. И теперь, с нашими именами на Эгиде, я не знал, что делать дальше. Мир не изменился. Жизнь продолжается. Ты пахал ради единственной цели, но теперь все кончено. Да, я получил то, чего хотел, но я никогда не задумывался – а что будет потом? После того, как я взял эту высоту, мне нужно заново учиться жить.



У ребят были похожие чувства. Все были немного опустошены. Даже особо не отмечали чемпионство. Мы просто отправились в шикарный местный ресторан под названием Макдональдс. Потом некоторые пошли тусить, остальные легли спать пораньше.

Все последующие дни я сидел дома и пытался понять, что делать дальше. В конце концов я превратил свою одержимость в новую цель – победить на следующем The International.

Это трудно представить, ведь до него еще куча турниров, но я думаю только об этом. Я пытался научиться жить моментом, знал, что моя одержимость ненормальна, но она зашла слишком далеко.

Меня успокаивает лишь то, что я не пойду этой дорожкой один. Мне посчастливилось играть в самой трудолюбивой и крепкой командой на планете. Team Liquid – коллектив по-настоящему удивительных людей, которые и в победах, и в поражениях сохраняют силу, дисциплину и сочувствие к ближнему. Для меня огромная честь быть их капитаном, и мы готовы ко всему, что ждет нас впереди.

Победа на The International была невероятной. Я знал, что она будет невероятной. Но победить вместе с этими парнями – вот, что сделало ее по-настоящему особенной.

Источник

Фото: twitter.com/NVIDIAGeForceES; twitter.com/MonsterGaming; twitter.com/TeamRazer; twitter.com/TeamLiquid

РЕЙТИНГ +36
Киберспорт. Самое интересное. Ничего лишнего.
Подпишитесь на нас в соцсетях: