android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Я пишу в этот блог и мир содрогается!

Теги Hearthstone

Маленький принц. Развитие класса жреца с бета-теста и до наших дней

Привет, ребята. Сегодня не совсем шаблонное продолжение моего сериала про архетипы колод. Несовсем шаблонное потому что у нас сегодня новый автор, и у него свой формат. Автор многими любимый и знакомый по большому Sports.ru Мракобес. Кто он такой, чтобы рассказывать вам про ХС? None of your business.

1

Ссылки на предыдущие части:

Вводный текст

Шаман

Паладин

Чернокнижник

Воин

Друид

Разбойник

Охотник

Рассказывать буду не так, как вы привыкли, поскольку я так стройно и структурировано не умею. Вместо привычного формата я расскажу вам историю. Историю о маленьком Андуине. Не том Андуине, который река из мира Толкиена (тот Андуин большой), а о принце Штормграда, малахольном белобрысом пареньке, который, не смотря на все старания своих воспитательниц Валиры и Джайны, знает все злачные гей-клубы от Нордскола до Калимдора. Во всяком случае так утверждают Рексар и Утер злые языки.

При рождение маленького принца щедро одарили талантами. У него был «Контроль разума» за 8 маны, «Слово силы щит», дававшее +3 к заднице миньона, «Внутреннее зрение», которое не копировало карту оппонента, а натурально воровало её навсегда (стоило, правда, 6 маны). Кроме того, именно присту когда-то принадлежали карты Оглушить и Боевой настрой, которыми сейчас, с некоторыми правками, щеголяют воин и паладин. В общем, в то время прист и правда знатно отрывался, давя оппонентов и воровством, и успешными сборками на «баффах» и Велене (у жреца была карта, которая наносила сопернику урон равный количеству карт в его руке). Всё это был так сладко, что было принято волевое решение поделить приста на ноль, понерфить и отобрать половину его карт, надавав ему взамен всяких Порождений света. Вот так и получилось, что после бета-теста наш маленький принц вполз в мир карточного Азерота со скрипом волочась по дну ладдера и являясь самым неконкурентным из классов, что подтверждалось всеми мета-отчётами с марта по август 2014 года.

В ту пору, по сути, существовала только одна сборка приста: классическая, контрольная. Колода играла за счёт жесткого микроконтроля собственных ресурсов и злобного ВОРОВСТВА чужих. Под собственными ресурсами подразумевается умение ловко и своевременно покрутить пиромансера с дешёвыми заклинаниями, перебрать как можно больше карт с помощью «Клирика североземья», забрать как можно более жирный стол с помощью «Аукенайской жрицы» и «Круга исцеления».

Т.е у жреца было несколько связок карт, которые ему нужно было собрать у себя в руке в НАЧАЛЕ партии, и которые были ему нужны не для того, чтобы победить, а чтобы НЕ УМЕРЕТЬ. Если прист доживал до поздней стадии, он мог надеяться уже на удачу и воровство карт соперника («Украденные мысли», «Контроль разума», «Тёмное безумие» и «Жрица тьмы»). В общем, мало того, что прист был достаточно сложен в пилотирование, он тогда зависел от удачи едва ли не больше, чем шаман. Хватало этого, будем честны, только чтобы бомбить школьников и прочих паладинов по жизни (тогда эта фраза имела совсем другие культурные отсылки).

Очень многое для нашего героя изменилось с приходом Наксрамаса. Возможно, Лига исследователей и лучшее приключение (а может и вообще дополнение) в короткой истории ХС, но недооценивать историческое значение Накса просто нельзя. Он многое изменил #прямотогда и дал предпосылки для многих изменений в будущем. И на примере нашего героя это особенно хорошо заметно. В августе 2014 он получил три карты, которые позволили ему выползти немножко поближе к свету, и одну, которая со временем и обеспечила жрецу столь необходимую и долгожданную гибкость при построении колод.

2

Но давайте по порядку. Карта номер один: «Тёмный культист». Это отличный третий дроп дал присту сильный темп-потенциал. До него Андуин очень часто пропускал третьи-четвёртые ходы. «Раненный рубака» без поддержки «Круга исцеления» легко отдавался всякой мелочи, а сдавать просто так аукенайку часто было слишком большой наглостью со стороны жреца (уж слишком много карт в тех билдах были взаимосвязаны). Культист всегда был хорош. У него были отличные параметры и способность. И хоть со временем он и проиграл своё место в мете, на тот момент эта карта была отличным подспорьем для жрецов.

Карта номер два: «Вкусный зомби». Прекрасный первый дроп для контры агрессии, «дроубэк» которого в виде хила соперника мало волновал жреца, так как он никогда не был против того, чтобы затянуть матч ходов этак на 25. Тем более, что в комбинации с «аукенайкой» зомби мог превратиться во внезапный майндбласт. Приятная, но мелочь. Плюс ко всему, у этой карты тоже был «Смертельный хрип». Что подводит нас к третьей карте.

Карта номер три: «Могильщик». Да, рекордсмен по скорости нерфа, король раковых колод сентября 2014 и просто невероятная «оупи» карта отлично играла у жреца. Прист на «хрипах» был более тяжёлым, более вариативным, более стабильным чем аналогичные ханты и локи и самое главное имел запасной план победы. Да и вообще игрался намного интереснее. Именно этой колодой Зеталот брал тогда топ-1 легенды по итогам сезона. Кроме того, даже если пристовод не играл на «хрипах», обилие агрессивных колод положительно сказывалось на винрейте контрольных пристов. Золотое было время, в общем. Жаль очень короткое. После нерфа могильщика жрец снова ушёл на дно.

Гоблины против гномов, которые изменили все.

Чуть выше я говорил, что в «Наксе» было 4 особенных карты для приста. В тот момент, когда мир Азерота заполонили гномы и гоблины, с их безумными и смертоносными изобретенями, именно та четвёртая карта по-настоящему изменила жреца. Речь, конечно же, о «Владыке смерти». Она была присту в пору и раньше. Таунт 2-8 с чудовищным, казалось бы, «дроубэком», успешно отбивал всякую мелочь в ранней стадии игры. Жрец мог его хилить и добирать с него карты, а если из него и вылезало что-то большое и страшное, у приста всегда на этот случай было много «ремувалов». Однако настоящий потенциал этой карты раскрылся именно в ГвГ, когда в коллекции пристов добавили такие карты как «Избранник Велена» и «Световая бомба». «Владыка боли», усиленные до параметров 4/12, моментально становился либо страшной головной болью для соперника, либо же целью для «сайленса» (что было не так плохо, так как оставался миньон 2/8), либо же для «ремувала», что тоже было нормально. К тому же благодаря «Световой бомбе» жрецы получили ещё одно ультимативное средство по контролю стола.

Самое главное, в этот момент жрецы, наконец-то, получили возможность выбирать как им играть: с «дезлордами» + «лайтбомбами», или с «аукенайками» + «круги исциления» + «дезлордами», или ещё чёрт пойми как. Обилие контрольных карт позволило жрецам создавать интересные утяжеленные «деки» на дорогих легендарках, а-ля контрольный воин, когда сначала колода играла на изнурение соперника, а в конце просто заваливала его изерами, бумами и рагнаросами.

Те контрольные присты не добрались до вершин меты, но это уже были (да и остаются) вполне себе играбельные колоды с нормальными шансами на продвижение в ладдере. Но самое главное, что их стало много. При этом все они стали относительно разнообразны, и их уже можно было подстраивать под свой стиль игры.

Следующее дополнение, «Чёрная гора», дала Андуину робкую такую возможность поиграть ОТК-Веленом. Ничего хоршего из этого не вышло, но Таурисан всё-таки оживил и придал этой сборке жреца определённый смысл. Это все ещё так себе колода, но… эй! Разнообразие!

Кроме того в ЧГ у приста появился «Сумеречный дракончик», первый дроп с донельзя милым артом, который очень недурно проявил себя после выхода «Большого турнира».

3

К слову о «Большом турнире». Можно сколько угодно говорить об идеологическом провале этого дополнения (обе представленные механики повлияли на игру чуть более, чем никак), но это дало нам много отличных карт и пару новых симпатичных архетипов (и один несимпатичный). Например Андуин явился на турнир в компании драконов. Многие герои Азерота давно мечтали подчинить себе драконью синергию, но по-настоящему преуспел в этом только наш паренёк.

4С введением в БТ «Драконьего посланника» и «Сумеречного стража», правильно сбалансированная колода дракона-жреца с первого хода начинала заваливать стол картами с повышенной ценностью (имеется ввиду крайне выгодное распределение характеристик). Первый ход  2/3, второй 2/4, третий ход «Владыка боли» или «Избранник Велена», четвёртый – дракон 3/6. И так до конца партии, пока соперник не замучается с большими потерями разбираться с этими драконосинергичными картами, или пока жрец сам не пустит в ход тяжёлую артиллерию в виде легендарных драконов. Очень сильная темпо-колода с очень красивой синергией. По совместительству, самый, пожалуй, сильный и стабильный билд приста за всю историю Hearthstone.

Плюс в БТ появилась «Мариэль», которая очень удачно зашла в контрольные сборки приста: хотите, хильтесь на 4 на радость хантам, хотите, бейте на 4 под «аукенайкой».

Кстати, нельзя не отметить, что именно в БТ пристам пришлось почти полностью отказаться от всеми так любимой механики воровства, которая просто перестала влезать в 30 разрешённых карт. По сути прошлым летом из подобных карт в мете остались только «Тёмные жрицы». Однако недолго радовались хейтеры воровайских механик, так как к нам уже спешила «Лига исследователей» с новой убер-воровской картой – «Погребением».

Вкупе с «Раскопанным злом», ещё одним интересным «аое-заклинанием» в арсенале приста, «Погребение» очень усилило контрольные билды. Теперь сборки контрольных жрецов могут включать в себя: «аукенайку» + «Круг исцеления», «Волну света», «Световую бомбу», «Погребение», «Раскопанное зло», «Владык смерти», «животиков» и «Мариэль». Такой жрец может пересидеть практически любую агрессию и, в отличие от ранних контрольных сборок, теперь чувствует себя намного лучше и на поздней стадии игры против таких тяжёлых контрольных колод, как у воина или чернокнижника. Да и с комбо-колодами стало несколько проще. Стащить со стола себе в колоду «Тириона», «Изеру», «Громаша», «Малганиса», «Бума» – это бесценно. Тем более, что и выбор по методам убийства соперника у пристов стал значительно больше: хотите, берите в колоду «Исповедницу» из Большого турнира, хотите, «Элизу» и её золотую обезьянку, или «Бума», или «Изеру» с «Рагнаросом», как в старые добрые времена. А хотите – всех вместе. Почему бы нет.

Плюс добавьте сюда ещё и очень сильный второй дроп – «Хранителя музея». Он тоже часто даёт жрецу отличную карту для любой стадии игры.

Кроме того, нельзя не отметить, что обилие терпильных карт создало ещё и вполне рабочий концепт милл-приста.

Вот такими вот витиеватыми путями Андуин добирался со дна ладдера к более конкурентоспособным позициям. Прист все ещё является не самым лёгким в пилотирование, не самым дешёвым и не самым стабильным классом, но до последних новостей играть им, при определённой сноровке, было достаточно приятно. Это был бы почти хэппи энд, если бы не открытый финал: а что будет с Андуином через месяц? Трудно ответить на этот вопрос до того, как мы увидим карты из нового дополнения. Однако, глядя на то, какие карты приста уже точно покинут, становится немного грустно. «Владыка смерти», «Световая бомба», «Вкусный зомби», «Избранник Велена», «Изрыгатель слизи» – исчезновение из ладдера этих карт больно ударит по контрольным пристам. Погребение не поможет против быстрой агрессии, если она заполнит ладдер, а «Раскопанное зло», всё-таки, достаточно специфическая карта.

Ну да что же теперь, будем верить, что Blizzard выпустят действительно бомбезное дополнение, которое не отправит этот самобытный трололо-класс обратно на дно меты.

Автор 
РЕЙТИНГ +29
Киберспорт. Самое интересное. Ничего лишнего.
Подпишитесь на нас в соцсетях: